Генерал Берзарин

Будущий генерал-полковник, Герой Советского Союза, первый комендант послевоенного Берлина служил в Иркутске начальником учебного подразделения школы командиров

Окончание. Начало в № 18

Сибирский тигр

Десятилетие с конца 20-х до конца 30-х годов было для Берзарина периодом, когда относительно спокойная армейско-штабная работа перемежалась участием в военных конфликтах. Одним из таких конфликтов явились события в Маньчжурии. По ее территории проходил небольшой участок Транссибирской железной дороги, которая была собственностью России. Маньчжурия систематически нарушала правила совместного с Россией пользования этим участком. Разбойное вскрытие поездов, массовые аресты русских служащих дороги — весь этот беспредел необходимо было прекратить. Потребовалось военное вмешательство, и к месту беспорядков отправили стрелковые части. Другим успешно разрешенным конфликтом явилось столкновение с японцами, претендовавшими на приграничные дальневосточные земли России.

Войсковые части под командованием Берзарина в боях у озера Хасан разгромили и вытеснили захватчиков с российских территорий. А после событий, связанных с отстаиванием железной дороги, у Берзарина с подачи маньчжуров появилось прозвище Уссурийский Тигр. Прозвище это настолько прочно и надолго закрепилось за Николаем Эрастовичем в военных кругах, что впоследствии даже указывалось в скобках возле его имени в нацистских досье на русских военачальников.

 Когда началась война с фашистской Германией, Берзарин являлся командующим 27-й армией. В результате спецопераций в руки командарма попадали различные разведданные. И однажды ему пришлось ознакомиться с вражеским материалом, который напомнил о Сибири и своеобразно описывал его сослуживцев-сибиряков. Материал принадлежал подполковнику Ликфельду, историографу, который сопровождал на фронте нацистские войсковые части.

Обобщенно называя всех русских жителями Востока, вот что, в частности, Ликфельд написал про сибиряков: «Житель Востока многим отличается от жителя Запада, он лучше переносит лишения. Русский, проживающий за Уралом, называет себя сибиряком. Особенность сибиряка та, что он не боится холода — ему не в диковинку зимы, когда температура падает до минус 45 по Цельсию. Живущий за Уралом человек еще выносливее, еще сильнее и обладает значительно большей сопротивляемостью, чем его европейский соотечественник. Для нас, привыкших к небольшим территориям, расстояния на Востоке кажутся бесконечными, а ландшафт и рельеф — сложными для строительства. Но сибиряки мастерски и очень быстро строят фортификационные сооружения и оборонительные позиции. Женщины работают так же, как мужчины. В бою сибиряк предпочитает рукопашную схватку. Его физические потребности невелики, но способность, не жалуясь, выносить лишения вызывает истинное удивление».

Мистика в Демянске

В марте сорок третьего года Берзарина тяжело ранило. Объезжая свои командно-наблюдательные пункты во время боя, он попал под авиабомбардировку и в зоне взрыва получил осколочное раздробление бедра. От адской боли и кровопотери он потерял сознание, без сознания и был вынесен с огневой линии. Целых пять месяцев ушло на выздоровление, да и потом еще некоторое время командарм ходил с тростью. После госпиталя он был доставлен на поправку в тыл — а именно в Узбекистан, куда эвакуировали его близких. Когда после отдыха в кругу семьи Николай Эрастович собирался вновь на фронт, старшая дочь Лариса преподнесла ему сюрприз, которого он совершенно не ожидал: «Папа, я поеду с тобой на фронт. Плохо тебе станет — я приду на помощь».

Так и вышло: окончившая десятилетку дочь командарма отправилась с отцом и служила медсестрой в полевом хирургическом корпусе № 4166. Когда Берзарин вернулся на фронт, его назначили командующим 5-й ударной армией. Слово «ударная» означало ответственность за крупномасштабные наступательные операции. Пятой армией было осуществлено несколько таких операций: Ясско-Кишиневская, во время которой был освобожден Кишинев; Висло-Одерская, когда, вытеснив фашистов, русские закрепились на территории, исключительно важной для последующего наступления; и Берлинская — операция, которой русские поставили точку в войне. Вполне понятно, что во время военных действий периодически могут происходить различные непредсказуемые и экстремальные казусы. Но то, что происходило в боях возле города Демянска, многие считали чудом. Говорят, что в своем доме и стены помогают. Что это — всего лишь слова? Нет, казалось, что сама природа помогала выдавить врага с родной земли.

 Немецкий военачальник Вальтер фон Зейдлиц, выживший в войне, после нее в своих воспоминаниях писал: «В лагере военнопленных мне часто снился Демянск, где в основном нам противостояли военные соединения Берзарина. Он, конечно, великий мастер атаки на широком фронте. Как ему это удавалось? Но странно, что не об этом я спросил бы его, если бы мы встретились. Около Демянска у меня имелись все данные для победы, но почему-то все разваливалось в последние часы перед боем. В потусторонние силы я не верю, однако в этом проклятом месте что-то решительно восставало против меня. На маршах у офицеров отшибало память, они теряли ориентировку и водили свои подразделения по кругу. Офицеры, унтеры, солдаты жаловались на слуховые и зрительные галлюцинации. Вернувшись из России в Германию, я нашел в научной литературе исследования о так называемых геопатогенных зонах. Возможно, там именно такая зона?»

Хозяин побежденного Берлина

В штурме Берлина 5-й ударной армии под командованием Берзарина была поручена боевая задача особой важности: овладеть районом правительственных кварталов, расположенных в центре города, в том числе имперской канцелярией, где находилась ставка Гитлера. Двадцать четвертого апреля 1945 года маршал Жуков назначил генерала Берзарина комендантом Берлина и начальником Берлинского гарнизона советских войск. Берзарин застал Берлин в развалинах. Гражданское население голодало и болело. Несмотря на то, что немцы совершили в его стране невероятные преступления, советский командарм никогда не думал о мести и стал действовать не так, как многие ожидали.

 За период, когда Берзарин являлся комендантом, он буквально спас жизнь множеству берлинцев. В центре Берлина еще шли ожесточенные бои, а он уже организовал снабжение продовольствием на окраинах города. Двадцать седьмого апреля Берзарин издал приказ № 1 о принятии на себя всей административной и политической власти. Вскоре оставшиеся очаги фашистского сопротивления были ликвидированы. Девятого мая 1945 года произошла капитуляция фашистской военной машины. Теперь требовалось создать в Германии политическую обстановку, исключавшую повторное возникновение фашизма. И для Берзарина наступило время напряженной административной работы по восстановлению разрушенного Берлина. Уже к 30 мая 11 берлинских районов из 21 были обеспечены электричеством, которого они лишились по причине разрушения электростанций; с 1 июня в берлинских школах возобновились занятия; 7 июня началась реализация приказа Берзарина об увеличении выпечки хлеба на 50 процентов. Берлинское метро, почти полностью разрушенное во время взятия города, имело 57 станций. В правление Берзарина уже к концу мая были восстановлены 52 станции!

Восстановительные работы Берзарин иногда инспектировал лично, и при этом он не раз восхищенно замечал: «Да, умение работать отличает немцев от всех прочих наций». Успешно продвигавшаяся работа дала коменданту Берзарину возможность 15 июня 1945 года провести международную пресс-конференцию о процессе восстановления.

Слава и память

Шестнадцатого июня 1945 года Николай Эрастович Берзарин погиб в автокатастрофе в Берлине. Была ли его гибель акцией, спланированной врагами, или же это несчастный случай? Доказательств в пользу первой версии обнаружено не было, хотя мнения такие, конечно, возникали. Тело командарма транспортировали на родину. Похоронен он на Новодевичьем кладбище в Москве.

***

 Генерал Н.Э.Берзарин — Герой Советского Союза, среди полученных им наград — 8 орденов и множество медалей. В 1975 году правительство ГДР, учитывая заслуги Берзарина в восстановлении своей столицы, посмертно присвоило ему звание почетного гражданина города Берлина. При объединении в 1992 году двух немецких республик, ФРГ и ГДР, Берзарин был исключен из списков почетных граждан, вместе с рядом других советских военачальников. Характерно, что, когда имя командарма исключали из списка, бургомистр одного из берлинских районов, протестуя, заявил: «Нам не мешает то, что Берзарин был советским офицером, его человечность и помощь берлинцам связывают его с нами». Маршал Жуков в своих мемуарах с сожалением отмечал, что деяния и заслуги командарма Берзарина у нас непростительно мало освещены. И это при том, что даже в зарубежных СМИ, особенно в ближайшие годы, личности Берзарина уделяется все большее внимание.

Спустя годы справедливость восстановили: на основании дополнительного изучения материалов в 2002 году сенат Берлина все же вернул Берзарину звание почетного гражданина; кроме того, в германской столице существует площадь имени генерала Берзарина. А в Москве в честь командарма названа одна из улиц. Иркутск, многие годы бывший родным городом для командарма, тоже не забывает своего замечательного жителя. По улице 5-й Армии, на фасаде дома № 65, где работал Берзарин, мемориальная плита увековечивает память о выдающемся российском военачальнике.

Метки:
baikalpress_id:  35 484