История одного курса

Выпускники Иркутского школьного педучилища увиделись спустя 42 года

Бывают в жизни неповторимые моменты. Через 42 года встретились выпускники Иркутского школьного педагогического училища. Узнавали друг друга, с трудом сдерживая слезы: кто-то сидел за одной партой, кто-то жил в одной комнате в общежитии. Своих давно повзрослевших учеников увидела классная руководительница — Галина Константиновна Сафонова. Охнула, обняла. Многих — в первый раз почти за полвека.

Дети Победы

Выпуск 1967 года: 31 девушка и двое молодых людей, всего 33 учителя начальных классов, с дипломами о среднем педагогическом образовании. В основном деревенские да с северных окраин — из Киренска, Мамы, Бодайбо, Усть-Кута, из многодетных семей, где за ними еще ребятишек мал мала меньше. Они были первыми, послевоенными — дочки и сыны фронтовиков, кто уцелел и вернулся домой, к женам. Сорок шестой, сорок седьмой, сорок восьмой — в эти годы по всей стране пошли дети.

Окончив восьмилетку и собрав в обшарпанные чемоданчики нехитрый скарб — платьице да юбчонку со свитерком и ленты для косичек, отправились из глубинки в большой город. Кто трясучим автобусом, кто холодным поездом, а кто маленьким самолетом. Они очень хотели учиться, а потом учить: у классной доски стоять, аккуратно выводя мелом красивые буквы, читать диктанты по слогам и решать примеры столбиком, проверять ребячьи тетради, рисовать, клеить, шить, гонять мяч с детворой... Но это уже потом. А сначала нужно было перебороть страх — Иркутск из укромных уголков, где родились и выросли, казался 16-летним девчонкам и парнишкам огромным, незнакомым, пугающим.

— В 1963 году я поехала в Иркутск поступать. Нашла училище, а дверь открыть оробела, — вспоминает Екатерина Андреевна Воротникова, в девичестве Шарафтдинова.

Она из Орленка Шелеховского района — за Рассохой, окончила школу-интернат в Подкаменной, старшая из семи детей.

— И ведь так и не осмелилась — страх обуял. Где мы жили, народу мало — городские только за ягодами и грибами наезжали. Пришлось во второй раз ехать. Только потому что знала — больше денег на дорогу нет, кое-как порог переступила, вошла, сдала документы...

Более 30 лет Екатерина Андреевна отработала учителем начальных классов. Начинала в селе Олха. Спустя годы в коридоре своей 5-й иркутской школы, откуда потом на пенсию ушла, случайно встретила однокурсницу Татьяну Ушакову из Забитуя, которую по училищу знала как Фарафонову. Та пришла на генеральную уборку в класс своей дочери — от кабинета Воротниковой по соседству, за стеной. Признав друг друга, женщины так и застыли: одна с мелом, другая — с ведром. Лишь повторяли от неожиданности: «Таня, ты ли это? Почему здесь?» — «Катя, ты? Неужели?»

Уроки чистописания

Педучилище находилось на улице Звездинской, 12: два отделения — школьное и музыкальное. Здание было построено в 1937 году в предместье Марата, на левом берегу Ангары, возле переправы «Звездочка», — двухэтажный каменный дом с большими окнами.

— Мне очень нравились широкие подоконники, — вспоминает Татьяна Дмитриевна, воспитательница детского сада с 40-летним педстажем. — На этом месте сейчас ничего не узнаешь, все перестроили! — восклицает Екатерина Андреевна. — Наше общежитие по улице Гоголя, 53, снесли — как будто и не было, остался от училища один дом, как сирота. Теперь в нем музыкально-педагогический колледж.

Родные стены для потомков запечатлели фотографии, которые студенты сделали сами. У них был такой специальный предмет — «Фотодело»: сняли себя, дурачившихся, на широком крыльце в один из весенних дней 1965-го — кажется, на субботнике. Вообще, учителя начальных классов в то время должны были уметь все — и грамотно писать, и хорошо считать, знать науки о природе, разбираться в истории, географии, химии, даже играть на музыкальных инструментах: на вступительных экзаменах у абитуриентов проверяли слух. Готовили выпускников так основательно, чтобы в деревне при необходимости они могли вести любой предмет. Даже над почерком девчонки и мальчишки корпели часами — пропуская танцы с будущими геологами из училища по соседству, отрабатывали правильные линии и нажим пера. До сих пор с дрожью вспоминают чистописание и строгого педагога по нему.

— Ой-ой-ой, только не так линию проведешь — сразу оценку снижали, — улыбается Екатерина Андреевна.

Самая классная

За твердые знания, что получили, своим преподавателям они благодарны. Всем. Но особую любовь через целую жизнь пронесли к классному руководителю — Галине Константиновне Сафоновой. Она давала им настоящие, бесценные уроки педагогики — и не за учительским столом учила, по учебнику, а личным примером. В декабре 1966 года в педучилище сыграли первую свадьбу — замуж выходила Катя Шарафтдинова.

 — Мой Володя тоже из деревни, из Олхи. Познакомились в Подкаменной — он с отцом в тайгу ходил, у нас останавливались, — рассказывает Екатерина Андреевна. — Мы долго дружили — три года, как он из армии вернулся, на четвертом курсе решили пожениться.

 Галина Константинова велела вызвать Володю к себе — познакомиться, поговорить. Не знаю, о чем уж они там беседовали, Володя мне так и не сказал, но что-то важное для себя Галина Константиновна выяснила и на семейную жизнь меня благословила.

 Свадьбу она сделала большим праздником, с музыкой и фотографом. У нас девчонки не все стипендию получали. Наша классная выхлопотала, и всему курсу выдали стипендию, чтобы можно было накрыть на стол, купить подарок. Стиральная машина «Ангара» — они тогда только появлялись, в магазине не найдешь. А нам ее подарили! Откуда достали, как? Все Галина Константиновна...

Катю Шарафтдинову готовили к торжеству всем училищем. — С платьем помогла Алла Пикерская. Девчонки — Аня Пахунова с Людой Медведевой (все фамилии девичьи!) — купили материал, — продолжает Екатерина Андреевна. — Алла иркутянка была (у нее в квартире мы первый раз в жизни мылись в ванне), так вот она отвела меня к портнихе, которая сшила наряд и денег не взяла. Платье мне обошлось в стипендию — 20 рублей. Туфли на день дала с другого курса девчонка, у наших-то ни у кого и не было...

— А мне наша классная руководительница прислала телеграмму в Максимовщину — прямо в день свадьбы принесли, с поздравлениями, а мы уже два года как окончили училище, — удивляется Татьяна Дмитриевна. — И ведь узнала!..

 Галина Константиновна не только опекала — спасала ребят из группы, Вову Толстикова и Юру Филиппова.

 — Она рассказывала, как Володя Толстиков сдавал вступительные экзамены — сидел на первой парте, рубашечка на нем старенькая, тоненькая, просвечивает. Пот градом, он его вытирает — диктант пишет. Стали проверять — ошибки. Что делать? Парень из большой семьи — надо принимать! Тогда Галина Константиновна предложила: давайте ошибки сгруппируем по правилам — безударные, проверяемые, непроверяемые, и так далее. В общем, на тройку вытянули — Вову приняли.

 — У Юры Филиппова другая история. Он застенчивый был, — продолжает Екатерина Андреевна. — Не мог отвечать перед всеми. После первого курса встал вопрос об отчислении: он же будущий учитель, ему надо у доски стоять, перед родителями выступать на собраниях — а он как будет? Галина Константиновна сказала: подождем, пусть лето пройдет, а после решим... А Юру научила: «Ты в деревне живешь, в поле, за огороды, на покос уходи — и разговаривай: читай стихи, кричи громко-громко!» Так его настраивала. И он эти правила все лето выполнял. Вспоминал потом: как-то младшая сестра принесла ему на покос обед, услышала брата, прибежала домой и кричит: «Мама, наш Юрка с ума сошел, сам с собой разговаривает!»

 Совет Галины Константиновны помог. Юра стал директором школы в Братском районе. Володя, поработав учителем, окончил юридический факультет университета и был следователем по особо важным делам, сейчас на пенсии.

Жизнь общажная...

Почти вся группа жила в общежитии. — Условия какие? —- вспоминает Екатерина Андреевна. — Пять кроватей стояли, стол — и пройти негде. У меня раскладушка возле дверей. Время спать — я ее раскладывала. Приходилось самой первой вставать, потому что на проходе. Мои подушка с одеялом каждый раз гуляли по девчоночьим постелям: кто вперед поднялся после меня, я тому кладу, заправляю. Еда была скудной — многие перебивались хлебом и холодной водой, особенно тяжело приходилось, если не помогали родные. На 20 рублей в месяц не пошикуешь. Но девчонки умудрялись накануне стипендии полакомиться мороженым — хоть и есть охота, все равно последние копейки собирали и покупали.

 — В день стипендии блаженствовали: колбасу брали по 2-20, икру баклажанную, холодец, ливерку — все ели. А еще нам одногруппница из Северобайкальска омуля привозила — вот мы объедались, — улыбается Татьяна Дмитриевна.

Одевались просто: новая кофта стоила целого состояния по тем временам — 35 рублей! Тем не менее, за четыре года учебы нескладные деревенские девчонки превратились в настоящих городских барышень. Сменив простую школьную форму, в которой бегали на занятия на первом-втором курсе, на строгие черные костюмы, они стали элегантными, как француженки. Удивляешься, как им удавалось так шикарно выглядеть! — Мы все волосы пообрезали, прически крутили, ходили с «бабеттами». Одна Катя как пришла с длинными косами, так с косами училище и окончила, — говорит Татьяна Дмитриевна.

Отбоя от женихов, конечно, у красавиц не было.

Школа — судьба

 По-разному сложились судьбы этих девочек и мальчиков — теперь почтенных людей, которых величают только по имени-отчеству. Многие остались в профессии, получили высшее образование, стали хорошими педагогами. Встретились в 2008 году — 13 человек. На дачу Галины Разинкиной (по Байкальскому тракту под Иркутском) приехали со всей области, даже из Санкт-Петербурга.

 — Галина Тузова, наша ленинградка, вспоминала, как в школе начинала работать, — рассказывает Екатерина Андреевна. — Приехала в деревню историю преподавать. А директор считал, что это такой предмет, который не беда ученикам пропустить. Галка никак не могла понять, почему от детей пахнет стайкой. Потом выяснилось, что директор привлекал их навоз чистить — вместо урока. На этой почве она разругалась с начальством и уехала из деревни. Трудится в строительной организации.

 Галина Разинкина до сих пор работает во вспомогательной школе — с детьми-инвалидами. «Попробуй научи ребенка писать, если у него пальцев нет», — делилась она. Год отработала — убежала в другую школу: не могла, приходила домой и ревела. А потом все равно потянуло, и учителя ее нашли — у нее, видимо, способности и терпение большое.

 Таня Артемьева еще в педучилище осталась сиротой — в семье без мамы еще восемь ребятишек. Восемь лет отработала математиком в школе, потом — на Иркутском релейном заводе. Таня Пахунова до сих пор учит истории усть-кутских школьников. Алла Пикерская много лет со школой не расстается — в Иркутске II ведет историю, литературу, русский, географию. Тоня Копылова, в замужестве Купецких, долгие годы заведовала детским садом в селе Мамоны Иркутского района. Есть в группе и своя стюардесса — бодайбинка Фаина Ергина, ушла в авиацию тоже из школы. Кто-то живет за границей, как Зоя Мельникова, от кого-то ни слуху ни духу — как от ангарчанки Люды Пятницкой...

 Была на встрече любимый педагог — классная руководительница Галина Константиновна. Она совсем не изменилась, говорят ее ученики, только поседела. В мае, 11-го, ей исполнится 79 лет.

 — А Галина Константиновна вспоминала другой свой день рождения — 1966 года. Цветов тогда ведь не было. Нина Лыхина, наша спортсменка, с соревнований (она была где-то на юге) умудрилась привезти первые весенние цветы. «Я иду по училищу такая счастливая, — утирая влажные глаза, рассказывала Галина Константиновна, — и все на меня оглядываются, — у меня букет...»

Выпускникам Иркутского педучилища 1967 года!

Рудь Галя, Семыкина Рая, Пятницкая Люда, Яворская Зина, Хвастунова Валя, Семейна Надя, Байбакова Галя, Горохова Алла, Данилова Оля, Копылова Тоня, Феофилактова Наташа, Мельникова Зоя, Чебакова Тамара, Мищенко Галя, Смолобочкина Лариса, Пацерковская Люда, Лыхина Нина, Развозжаева Валя, Замарацкая Люба — откликнитесь! Позвоните по тел. 27-28-27, 8950965054

Елена Русских. Фото автора и из семейного архива Екатерины Воротниковой

Загрузка...