Хозяйка салона красоты

Татьяна Рангина первой привезла в Залари солярий и пригласила землячек на бикини-дизайн

Татьяна Рангина была первой, кто открыл салон красоты в Заларях. Затевая собственное дело, она мечтала о высоком классе своего заведения — чтобы женщины на селе могли ухаживать за собой так же, как в городе, с комфортом и шиком. Пятилетка минула, и теперь заларинские барышни не только стригутся, красят волосы, делают прически дома, в райцентре. Сейчас модницам Заларей вовсе не нужно выезжать из поселка: маникюр, педикюр, депиляция, солярий, даже бикини-дизайн, к которому горожанки только присматриваются, добрались до сибирской глубинки сами. Точнее, благодаря Татьяне.

По линии красоты

Татьяна Рангина — ангарчанка. В Залари, на родину мужа, перебрались по необходимости — старший сын не смог дышать едким воздухом города нефтехимиков. Так 12 лет назад будущей бизнес-леди пришлось привыкать к селу. Первое время многое было в диковинку, и не только неблагоустроенный дом с удобствами на улице, огород и хозяйство — куры да свиньи... В деревне хорошего парикмахера днем с огнем, оказалось, не сыскать — ни подстричься, ни покраситься как следует. Только в городе. О маникюре-педикюре на селе и вовсе не слыхивали. Решила тогда Татьяна развивать индустрию красоты в Заларях. Не сразу, правда, а лет через семь, когда уже младший сын родился. До этого она, педагог по образованию, работала в местном ДК. Как сама говорит, «в культуре».

— У меня был широкий профиль работы, — лучисто улыбается женщина. — Методистом, художником, начальником отдела народного творчества — везде побывала, всюду успевала. Потом мне предложили должность худрука. Но вернулась из декрета, маленький ребенок часто болел, с начальством начались напряги, и я ушла, решив открыть свое дело. — Почему пошла по линии красоты, до сих пор не понимаю, — продолжает она. — Мои родители самые обычные люди: папа — инженер-энергетик, мама — воспитательница, давно домохозяйка. В нашей семье любовь и стремление ухаживать за собой не воспитывали, жили просто и скромно.

Первый маникюр

...А началось Татьянино дело с самого обыкновенного маникюра. — Мы с мужем пытались заняться бизнесом — торговлей, но все развивалось как-то вяло, в общем, не получалось. Пока я сидела с младшим сыном, выучилась в Ангарске на мастера маникюра — думаю, дополнительный заработок будет, — рассказывает Татьяна. — Закупила лаки, элементарный инструмент. Сначала принимала женщин на дому, но это было неудобно. Тогда поняла: нужно открываться. И арендовала в обычной парикмахерской угол — притащила старую парту и пару стульчиков с тумбочкой. Первое место выбрала, к сожалению, неудачное — клиенты шли мало: люди в деревне на этот счет ленивые — если городской пойдет в салон в другой конец города, где хорошее обслуживание и мастер, то здесь все должно быть рядом, чтобы с работы забежал, на обеде, мимоходом. Пришлось перебираться в центр Заларей, в торговый дом.

Кстати, объявление о том, что заларинцев приглашает маникюрный мастер, которое вышло в местной газете 1 апреля, в поселке восприняли как шутку. — Сразу не поверили, — смеется Татьяна. — Помню, в первый день у меня было две клиентки — случайные, больше ко мне они не попадали. А назавтра пришла женщина, которая до сих пор у меня обслуживается.

Бизнес без кошмара

Чтобы приводить в порядок руки заларинских женщин, Татьяна зарегистрировалась как частный предприниматель — без этого нельзя, тем более на селе, где все друг у друга на виду.

— В налоговой прошло все гладко, — вспоминает Татьяна. — А в санэпидемстанции случилась закавыка. Так как в районе я была первооткрывательницей, не знали, какие документы с меня требовать. С парикмахера знали, а с маникюрщицы — нет. Я учебу окончила хорошо, была в курсе всего. Но мне выдали какую-то книжку, пришлось всю ее заучить — слово в слово, только потом экзамен сдала.

— Сейчас открыть дело проще, — делится бизнес-леди. — Не нужно идти в администрацию, как раньше. Достаточно обратиться в Роспотребнадзор, он совместил в себе все инстанции.

Бизнес Рангиной местные чиновники «не кошмарят» — то, о чем грезит президент Дмитрий Медведев, защищая малое предпринимательство. Может, потому что Татьяне повезло — заларинское начальство ее клиенты. Какой смысл мешать ей работать, если все равно придут к ней? Да и уважают Рангину в Заларях — за трудолюбие и легкий характер. Ни разу не слышали, чтобы Татьяна голос повысила, не то что нахамила или поругалась с кем, — женщина по-настоящему любит людей.

— Зарплата сразу стабильная пошла? — интересуюсь я.

— Что вы! Наверное, года два в минусах сидела. Но я девушка очень терпеливая, реально понимаю, когда дело быстро приносит прибыль, а когда нужно ждать. Красота никогда быстрой прибыли не дает. Муж мне говорил: «Да брось уже!» «Ты что! Столько мучилась!..» — спорила я. Два года терпела, потом пошли первые результаты. Но это финансовые, а душевные сразу — у меня появились такие клиенты, отношения с которыми сложились скорее дружеские, чем деловые. Мы, наверное, год жили большой таджикской семьей — людей к нам тянуло, в свободную минуту все бежали просто поздороваться, заходили к нам пообедать, чаю попить.

Самый модный мастер

За пять лет дело Рангиной выросло — от скромного угла в парикмахерской до нынешних двух отдельных залов. Площадь по квадратам, правда, выходит довольно скромная — очень уж дорогая аренда в Заларях, но обслуживать земляков условия есть. Работают два мастера маникюра, в том числе и хозяйка Татьяна, два парикмахера, во второй комнате — солярий, там же сельчанки принимают персональные процедуры типа депиляции или бикини-дизайна, на которые теперь и в деревне появился спрос.

Кадры Татьяна подбирала постепенно, сама: устраивала на курсы, опекала, давала советы. На ней, ее руках и голове, ученики экспериментировали и набирались опыта — делали маникюр, мыли, стригли, красили волосы. Гордость Татьяны — Ваня Смирнов, заларинец, первый парикмахер, которого она приняла на работу. По сути, вырастила его до модного мастера в дорогом салоне в Красноярске.

— Парикмахерскую открывать даже в мыслях не было. Парикмахер у меня появился совершенно случайно. Сын подруги оканчивал школу и не знал, куда дальше пойти. А мы с Ваней раньше в КВН участвовали — он творческий мальчишка был, можно сказать, даже гламурный, утонченный. Хотя и ограничен был в возможностях, но в нем это чувствовалось. Семья жила финансово не очень, и я посоветовала подруге: мужчина-парикмахер — востребованная профессия, отправь его в Ангарск учиться. Уговаривала долго, но мне казалось, что у Вани получится. Интуиция не подвела — мальчик удался на все сто процентов.

От биржи его отучили, через два месяца он вернулся, а работать негде, и я взяла Ваню к себе — на пробу. Помню — 8 Марта, узкий кабинет, где два стола впритык, для маникюрщиц. Ваня сидит между нами на простом стуле, зеркала нет, вместо пеньюара какая-то простыня. Когда он начал заниматься с клиенткой, я поняла, что у него в подсознании развито, как нужно стричь волосы. Вижу, что по технике Ваня стрижет абсолютно неправильно, но женщины встают и довольны. Я сама у него стриглась: утром проснулась, провела по волосам, и они лежат как надо.

Работали мы с Ванечкой очень интересно. Опыта набираться негде, спрашивать не у кого. Приходит женщина, говорит: хочу покраситься. Он меня вызывает в коридор: «Таня, я не знаю, как это делать». «Ничего, бери и крась. Нам сегодня выручка нужна», — нажимала я. — «Краски мало». — «Давай смешаем». — «А если не получится?» — «Получится!» Вот так, все методом тыка. Потом, когда мы вечером собирались, стояла хохма: представляете, какие могли быть последствия? Но, тьфу-тьфу, эксперименты наши никогда не заканчивались плачевно.

Ваня все постигал на практике. Чтобы что-то узнать, он уезжал в Иркутск. Шел в хорошую парикмахерскую, садился в очередь и смотрел, как стригут другие мастера. Но в очереди просто так не посидишь. Ваня выбирал самую дешевую услугу (заработок у него в первое время был небольшой) — помыть голову. В итоге он возвращался из города с суперчистой головой и большим опытом — тем, что насмотрел.

Ваня отработал у меня около двух лет — понятно, что здесь у него не было будущего. Из Заларей уехал в девятнадцать. Единственное условие, которое я ему поставила, когда отпускала: «Станешь как Сергей Зверев — возьмешь меня личной маникюрщицей». Ваня сразу замахнулся на Красноярск. Поехал в никуда — у него там ни родственников, ни знакомых, — с билетом и тысячью рублей в кармане. Поначалу, конечно, мучился, где-то в баре полы подметал. Потом устроился в один салон, другой — в общем, из него получился отличный мастер.

Теперь, когда Ваня приезжает домой, в первую очередь едет к маме, в Солерудник, сидит там час и сразу бежит ко мне. Мы договариваемся — он один-два дня отрабатывает у меня, девочек учит. Ноет, конечно: «Таня, я приехал отдохнуть...» «Ничего не знаю, — говорю. — Иди работай, а то как я буду людям в глаза смотреть, тебя полгода ждали...» Когда Ваня в Заларях, тут аншлаг — у нас очереди, телефон разрывается.

Просчитанный риск

Когда начинаешь с нуля, экономить нужно каждую копейку, но и сейчас лишней нет. Чтобы развивать дело, Татьяна дважды брала ссуду — рисковала, конечно, хотя говорит, что все просчитала своим математическим умом. На кредиты поменяли мебель, сделали ремонт.

— Если бы вы видели наш первый салон!.. До нас в этих кабинетах было складское помещение. Мы сами с Ваней гипсокартон крутили, обои клеили, все до ума доводили. Муж, конечно, помогал. Кресла стояли допотопные, советские — за 500 рублей, такие гробы. Дерматином их обтягивали. Все старое, собирали с миру по нитке — одно зеркало дешевенькое, другое мама отдала. Вешалка из садика, ее списали лет 16 назад, она стояла у меня дома, потом обоями обмотали, принесли сюда. На вторую ссуду Татьяна приобрела солярий два года назад. Тогда же съездила в Китай, купила мойки, кресла, сушуары — в салоне произошло полное обновление.

— Солярий — это моя блажь, — говорит Татьяна. — Я идеалистка. Мне так дико хотелось, чтобы у меня было все. Я реально понимала, что солярий мне не будет приносить доход, но ничего с собой поделать не могла. Надо сказать, что очень тяжело на селе продвигать новые идеи. Это деревенский менталитет, что ли. Когда чего-то нет, все говорят: вот нам бы, нам бы... Предлагаешь: возьмите, пользуйтесь! И начинается: а вдруг мы умрем, а вдруг это вредно?.. Вообще, я заметила, идет такая периодичность: стало популярным в городе, год-два, там пошло на убыль, превратившись в норму жизни, а вот на следующий год это войдет в моду в деревне. Нынче солярий у нас будет востребован. Молодежь уже потянулась, видимо, народ привыкать начал.

Раньше клиентов у Татьяны было больше — кризис заметно сказался на жизни. Деревенским дамам тем не менее тяжело экономить на своей красоте, все равно приходят. Идут не только свои, заларинские, но и из Нукутов, Балаганска, Саянска, из Черемхово едут.

— Одна девочка у нас есть, живет в Иркутске, — делится Татьяна. — Приезжает к нам и полностью, с ног до головы, приводит себя в порядок: маникюр, педикюр, загорает в солярии, депиляцию делает. И не из экономии денег — ей просто нравится.

Значит, не зря старается Татьяна.

— Я люблю, когда все на высшем уровне, — говорит хозяйка салона. — Если делать — то кровь из носу, в лучшем виде. Люблю, чтобы был ассортимент, все красиво. Если предлагаешь услугу — чтобы ты мог предложить ее разнообразную. Мама меня всегда ругает: «Ты посмотри, у нас в городе такого нету, зачем тебе нужны профессиональные дорогие препараты, бери подешевле». А я не хочу — дешевого и так пруд пруди... Ворчит: «Купила бы лаков маленько, на черта так много?..» А у меня всегда лаков таз...

Вместо послесловия

— Татьяна, а вам не страшно бизнес потерять? Вот аренда у вас высокая, хочешь не хочешь кругленькую сумму каждый месяц выложи, и не съедешь туда, где подешевле, — просто некуда... Да вроде бы и не женское это дело — деньги зарабатывать...

— Я не паникерша и не истеричка. Что-то потерять не боюсь — все можно построить заново, пусть другое, но можно. Просто я знаю, что нельзя восстановить, — потерю близких.

Семья — самое главное. Старшему сыну Татьяны, Алеше, четырнадцать, учится в Ангарской гимназии, победитель олимпиад, участник команды «Что? Где? Когда?». Младшему, Артему, семь — пока дошколенок. Муж Олег во всем поддерживает жену: купили дом, он провел отопление, горячую воду, поставил душевую кабину, сделал теплый туалет — все как в городе, и земля своя.

— Думаю, что, если бы его поддержки не было, я и не состоялась бы, — уверена Татьяна.

Коротко

Поселок Залари — районный центр, около 12 тысяч жителей. В Заларях 12 парикмахерских, в Заларинском районе — 14.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments