Плотское счастье

Путешествуя по Восточной Азии, иркутянка заглянула в столицу мирового секс-туризма

С Чанга мы отправились в Паттайю. Наша дорога пролегала по самой длинной улице в мире — Сухимвит, длиной 270 км. Хотя по сути это шоссе, ведущее в Бангкок и тянущееся до границы с Бирмой в одну сторону и Камбоджей — в другую. Когда-то Паттайя была всего лишь небольшой рыбацкой деревушкой. В конце 60-х сюда стали приезжать американские солдаты, воевавшие во Вьетнаме. Постепенно деревушка стала превращаться в курортный город. Но направленность на обслуживание солдат сохранилась. В Паттайе огромное количество проституток и гоу-гоу-баров. Это небольшое заведение, где можно посидеть и потянуть коктейль, а заодно снять понравившуюся девочку. «Товар» выставлен на подиуме, лениво двигается под музыку.

Любой каприз за ваши деньги

 Очутившись в Паттайе, я поняла, что такое секс-туризм. Процентов семьдесят европейских мужчин там ходят в паре с тайками. Сюда приезжают европейцы: молодые и старые, неуверенные и кривые — и каждый находит, пусть временное, плотское счастье.

Слава самого злачного места принадлежит Walking Street. Первое желание — сбежать. Из всех баров и ресторанчиков гремит музыка, призывно вглядываются в прохожих тайские красотки, через каждые пять шагов тебе пытаются сунуть рекламку с описанием секс-шоу. За определенную плату девушки надувают шарики, мечут дротики, дымят сигаретами, и все это... одним местом.

 Спасение от развратной суеты мы с Сашей нашли в баре, где играла старый рок местная команда: играла настолько здорово, что свободных мест в этом баре было гораздо меньше, чем в соседних. Но главной заманухой все равно служили «морковки» (так здесь называют жриц любви) — девочки с лукавым взглядом и в коротких юбках.

В Таиланде шутят, что лучшая женщина — это мужчина. В этой стране огромное количество трансвеститов. Когда я увидела первого (или первую?), то искренне восхитилась: тоненькая фигурка, длинные пальцы, роскошные волосы, притягательный взгляд... Может, только голос грубоват. Но в большинстве случаев леди-боев тяжело отличить от истинных леди.

Версаль и шоу слонов

 Наша знакомая Аня сделала нам подарок — экскурсию в тропический сад Нонг-Нуч. Около 50 лет назад на этом месте была ферма, на которой выращивали саженцы фруктовых деревьев. Хозяйка сада, пропутешествовав 16 лет по Европе, по возвращении в Таиланд решила превратить ферму в тропический парк. Теперь здесь сады орхидей и кактусов, зоопарк, миниатюрные Версаль и Стоунхендж.

В парке ежедневно проходят шоу. Не особая любительница массовых зрелищ, я с удовольствием наблюдала, как слоны играют в футбол и баскетбол, метко кидают дротики и катаются на мотоциклах. А еще при помощи дрессировщиков рисуют картинки на бумаге или футболках, которые дрессировщики тут же выгодно продают туристам.

В тот же день мы уехали в Бангкок. По-тайски его название правильно звучит примерно так: Крун Тхеп Маханакхон Амон Раттанакосин Махинтараюттхая Махадилок Пхоп Ноппарат Ратчатани Буриром Удомратчанивет Махасатан Амон Пиман Аватан Сатит Саккатхаттийя Витсанукам Прасит — что означает «город ангелов, великий город, город — вечное сокровище, неприступный город бога Индры, величественная столица мира, одаренная девятью драгоценными камнями, счастливый город, полный изобилия грандиозный королевский дворец, напоминающий божественную обитель, где царствует перевоплощенный бог, город, подаренный Индрой и построенный Вишвакармой». Тайское название Бангкока занесено в Книгу рекордов Гиннесса как самое длинное имя города в мире.

В ожидании бунта

Накануне нашего приезда в столицу Таиланда Саша прочитал в Интернете сообщение МИД России, предостерегавшего русских туристов от поездки в Бангкок из-за ожидавшихся волнений оппозиционных «краснорубашечников». В эти дни суд должен был рассмотреть вопрос о лишении части собственности экс-премьера Таиланда Таксина Чинавата. Мы долго бродили по улицам Бангкока в поисках «революции», но увы... Мы натолкнулись только на одинокого мужчину в белой рубашке, с книгой под мышкой, который, тряся пальцем, указывавшим в небо, что-то громко вещал на одной из центральных улиц. А на одном из проспектов через каждые 30 метров стояли полицейские. Мне оставалось довольствоваться рассказами Саши о том, как он в прошлом году пробирался сквозь баррикады из пластиковых бутылок с водой, а полицейские мирно попивали пиво с демонстрантами.

Зато улица Рамбутри, на которой мы жили, была соткана из комфорта и уюта. Она параллельна Каосан — улице бэкпэкеров (самостоятельных бюджетных туристов) со всего мира, по сути такая же, но несколько тише и спокойнее. По обеим ее сторонам тянулись рестораны, сидели торговцы всякой всячиной, стояли кресла, в которых фарангам делали массаж ног. На грани вечера и ночи на Рамбутри можно было сидеть в уличном ресторанчике, поедая вкусную рыбу.

Нашим любимым средством передвижения в Бангкоке стал речной трамвайчик на реке Чао Прая. С него гораздо интереснее было обозревать окрестности. Как-то раз мы вышли на нужной нам станции трамвайчика и пошли по направлению к одному из самых высоких зданий Бангкока — Байок Скай, на 84-м этаже которого располагается крутящаяся обзорная площадка. Пожалуй, эта прогулка оставила одни из самых ярких впечатлений о Бангкоке. Мы шли вдоль канала, через небогатый райончик, состоящий из маленьких домов и едален. Убогие халупы, огромные свалки мусора, а за всем этим, метрах в ста, высятся небоскребы из стекла и бетона. Запахи канализации и специй, жареной рыбы и цветов, выхлопных газов и свежих фруктов...

Вот такие контрасты! Азия — и этим все сказано.

Метки:
baikalpress_id:  35 437