Ювелирная работа

Иркутские кардиохирурги спасли пятимесячного младенца с инфарктом миокарда

Кардиохирурги Иркутской областной клинической больницы спасли от смерти маленького Егора Рахманова. Егору было всего пять месяцев, когда у него случился инфаркт. Этот малыш войдет в учебники по медицине как самый маленький пациент, которому впервые в мировой врачебной практике сделали удачную операцию по маммарокоронарному шунтированию на работающем сердце.

Внезапная болезнь

Беды никто не ждал. Егор Рахманов родился 19 июня 2009 года абсолютно здоровым, да и в семье никогда не жаловались на сердце. При рождении по шкале Апгар Егор получил 9 баллов при максимально возможных десяти — для новорожденного это очень хорошая оценка. Потом были плановые проверки и УЗИ сердца — в один месяц, в три... Никаких отклонений в здоровье ребенка. А в конце ноября у Егора поднялась температура.

— Температура в 38—39 градусов держалась 7 дней, — рассказывает мать малыша, Ольга, — мы никак не могли ее сбить. За эту неделю три раза вызывали скорую помощь. Врачи неотложки говорили, что это реакция на зубки и нужно немного потерпеть — все пройдет, когда зубы прорежутся. После третьего вызова Ольгу с Егором все же увезли в детскую городскую больницу, где поставили диагноз: ОРВИ. В больнице температура у малыша держалась еще неделю, а потом он пошел на поправку. Через две недели, 10 декабря, маму с ребенком выписали с хорошими анализами. Егор выглядел здоровым, был подвижный и веселый. Однако на следующий день, 11 декабря, с ним произошло что-то страшное.

— Мы с мужем сидели на кухне, Егор спал, — вспоминает Ольга. — Внезапно сын закричал во сне. Мы подбежали к нему, он больше не кричал, но стал вялым и стонал. Это мой первый ребенок, поэтому я не понимала, что происходит. Думала — может, он просто не выспался.

На самом деле у мальчика случился сердечный приступ, в шесть вечера он повторился. У Егора начались судороги, он посинел и перестал дышать. Когда это произошло, Ольга самостоятельно стала восстанавливать сыну дыхание. Говорит, что никогда прежде этого не делала, просто сработал инстинкт. Если бы не эти меры, сказали потом врачи, Егор до приезда скорой помощи не дожил бы. Когда бригада медиков приехала, он начал дышать, хотя и с трудом.

Рахмановых опять отвезли в больницу, где на следующий день у ребенка снова повторились судороги. На этот раз врач Ангарской детской больницы Ирина Кукина поставила правильный диагноз — острый инфаркт миокарда. После этого, 16 декабря, с помощью санавиации Егора с мамой доставили в областную клиническую больницу. Здесь ему сделали коронографию — исследование сердца. При таком исследовании в сердце через сосуд вводят катетер, через него — контрастное вещество, которое изнутри окрашивает сосудики. Если где-то сосуд перекрыт, то благодаря этой процедуре очень хорошо видно, что он пустой и не пропускает кровь.

Сердце должно работать!

Стало ясно, что у Егора болезнь Кавасаки. На сегодняшний день в мире она встречается достаточно часто, и у детей, как причина поражения сердца, лидирует среди приобретенных пороков. При этом современная медицина не может дать точный ответ на вопрос, как она возникает. Есть предположение, что болезнь носит вирусный характер и подхватить этот вирус можно, пообщавшись с больным человеком. По другой версии, это иммунодефицитное состояние, связанное с особенностями строения организма. Как бы то ни было, абсолютно здоровый малыш заболел болезнью Кавасаки, в результате чего у него воспалились сосуды, в том числе и те, которые питают сердце. Переднюю сердечную артерию перекрыл тромб, после чего стали отмирать сердечные ткани. Так случился инфаркт.

В отделении кардиохирургии № 2 Иркутской областной больницы маленького Егора, который чувствовал себя в это время просто ужасно, сразу подключили к аппарату искусственного дыхания. Провели врачебный консилиум. Было очевидно, что консервативная терапия в данном случае бесперспективна. Лечащий врач Егора, кардиолог и заведующая кафедрой педиатрии профессор Людмила Брегель, высказала предположение, что только хирургическое лечение может дать ребенку какой-то шанс. Операцию назначили на 23 декабря. Длилась она 2 часа, и делал ее ведущий специалист по ишемической болезни у взрослых Владимир Подкаменный. Владимир Медведев, заведующий отделением детской кардиохирургии, в чьи обязанности входит оперирование маленьких детей, в том числе и новорожденных, на этот раз счел нужным уйти в ассистенты. Несмотря на то что пациентом был младенец, иркутские кардиохирурги решили доверить операцию Подкаменному. Коронарная хирургия — это его специализация, подобные операции он делает каждый день, но только у взрослых людей.

Задача операции маммарокоронарного шунтирования заключается в том, чтобы в тот участок сердца, который не получает кровь, вшить еще один сосуд, и кровь в результате идет через этот новый сосуд, в обход закупоренного участка. Однако, чтобы проделать все это, сердце у взрослых пациентов останавливают, а функцию сердца в такой момент выполняет искусственный насос. Но пятимесячный ребенок такую процедуру просто не выдержал бы, поэтому было принято решение делать операцию на работающем сердце.

Этого еще никто в мире не делал. Точнее, в мировой практике описаны два таких случая, однако возраст детей при этом был 2 и 3 года. Пять месяцев — это совсем другой уровень, ведь сердце еще очень маленькое и сосуды крохотные. Такая операция — ювелирная работа.

Рожденный дважды

После операции Егорка еще полтора месяца провел в реанимации. Мама Оля все это время не видела сына, только передавала ему грудное молоко и памперсы.

— Принесли мне его 6 января, — говорит Ольга. — Это была незабываемая встреча. Плакали все — я, врачи, медсестры. И это останется в памяти на всю жизнь. Я очень хорошо понимала, что результат совершенно непредсказуем. Поэтому теперь мы с Егором празднуем два дня рождения: первый — в июне, а второй в декабре, когда ему сделали операцию.

Егору заново пришлось учиться держать голову, сидеть, держать равновесие. Он рос буквально на глазах у врачей. Через три с половиной месяца его и маму наконец-то выписали, и сейчас они уже дома. Егор чувствует себя хорошо. Он активный, подвижный мальчуган с большими умными глазами, разве что весит для своих девяти месяцев немного — семь с половиной килограммов. Сегодня у него есть все шансы на здоровую и долгую жизнь. Правда, впереди еще много обследований, ему необходимо лечиться, приходится принимать поддерживающие препараты. Но без того «обыкновенного» чуда, которое совершили иркутские хирурги, мы бы об этом сейчас не говорили.

— Понятно, что ситуация редкая, необычная, — делится впечатлениями Владимир Медведев, — мы впервые столкнулись с тем, что у пятимесячного ребенка острый инфаркт и нужно делать операцию. Однако мы понимали, что другого шанса выжить у него нет. Мы не думали, что первооткрыватели, мы просто хотели помочь ребенку. Это наша работа. Проведенная операция относится к высокотехнологичным. Впрочем, как и большинство операций на сердце. В среднем вместе с лечением она стоит около 150 тысяч рублей. Бывает, что число варьируется от 500 тысяч до миллиона — настолько много требуется различных приспособлений и оборудования.Однако для пациентов все это совершенно бесплатно, все оплачивается из бюджета области. Сейчас иркутские кардиохирурги раздумывают, в каком из европейских или американских журналов опубликовать статью, чтобы поделиться опытом со своими коллегами. Он, несомненно, пригодится кардиохирургам во всем мире.

Уникальные операции, сделанные иркутскими врачами

* В октябре 2007 года врачи городской Ивано-Матренинской детской больницы удалили огромную опухоль на шее еще не родившейся девочки. Операцию сделали сразу после кесарева сечения, не перерезая пуповины.

* Осенью 2001 года доктора Ивано-Матренинской больницы спасли жизнь одиннадцатилетнему мальчику, которого переехал автобус. У него были множественные переломы скелета и полный отрыв трахеи.

* Хирурги Усольской детской больницы в июне 2006 года без использования современного оборудования сумели вытащить из мозга двухлетнего ребенка гвоздь, который вошел в голову на 2 сантиметра.

* Летом 2003 года врачи Ивано-Матренинской больницы сумели отделить новорожденного младенца от второго, недоразвитого, плода. Подобная патология крайне редко встречается в медицинской практике, до сих пор в мировой научной литературе было описано только 12 таких случаев.

Метки:
baikalpress_id:  35 424
Загрузка...