Вокруг Байкала

Пять туристов из Нового Света на велосипедах обогнули зимой Священное озеро

Инициатором этого во многом авантюрного велотурне стал житель Соединенных Штатов Кристофер Пайк. Как позже он признался иркутским журналистам, путешествие стало для него исполнением заветной мечты и своего рода подведением итогов прежней бесшабашной жизни. Теперь он готов немного остепениться — сосредоточить свои усилия на учебе в аспирантуре и, возможно, жениться.

Кристофер, велогонщик со стажем и большой любитель всего русского (даже диссертацию свою он посвятил жизни и творчеству Тютчева), задумал свой проект, когда гостил в Прибайкалье.

— Я жил в Иркутске пять лет назад, — говорит путешественник. — Участвовал во многих акциях — в том числе обустройстве Большой байкальской тропы и лыжном переходе через озеро по маршруту Листвянка — Ольхон. Помню, тогда был просто поражен количеством льда на Байкале. Подумал, что по нему было бы удобно ехать на велосипедах с шипованной резиной.

Эта мысль впоследствии несколько лет не покидала велоэкстремала. Но единомышленников долгое время найти не удавалось. Два слова — «Сибирь» и «зимой» — действовали на людей обескураживающе. «На меня смотрели как на сумасшедшего», — улыбается Крис. Все изменилось, когда на велогонке в Юджине (кстати, этот город — побратим Иркутска) он нашел-таки родственную душу — познакомился с Майки Лопера. «Родился в Колумбии, большую часть сознательной жизни провел в Венесуэле, сейчас является подданным США, по профессии — спортивный физиолог, по жизни — скалолаз высочайшего класса» — так кратко описал Крис биографию своего товарища.

Идею покататься зимой на льду Байкала Майки воспринял с восторгом и тут же нашел еще парочку таких же, как и он, профессиональных экстремалов — венесуэльцев Федерико Писании и Маркуса Тобиаса. Оба весьма известные в альпинистском мире специалисты. На счету Федерико — восхождения на горные вершины в Чили, Венесуэле, Аргентине и США. А еще он снимает документальные фильмы, которые потом неизменно выставляются на различных кинофестивалях. Байкальская поездка не стала исключением — было отснято более 30 видеоматериалов. Маркус прославился тем, что является первым жителем Венесуэлы, поднявшимся на самую высокую точку планеты. Кроме того, он побывал и на Южном, и на Северном полюсах, а также лично знаком с президентом страны Уго Чавесом.

Пятым участником поездки в Сибирь стал Эрик Нолл — подданный США, хороший друг Криса («С ним мы часто катаемся на велосипедах и лыжах»). Этот любитель велопутешествий в свое время успел проехать по дорогам многих стран мира, в том числе и России: участвовал в двухнедельном туре, пролегавшем через Алтайские горы.

К своей экспедиции американцы тщательно готовились. Подобрали надежные велосипеды, теплую одежду и обувь, усиленные палатки, другую необходимую туристам амуницию — коврики (надувные, с пухом), примусы (работают как часы, на любом топливе) и даже небольшие солнечные батареи (для зарядки сотовых).

С коварством Священного озера экспедиция столкнулась уже в первый день. Горные велосипеды с шипованными колесами, подготовленными специально для езды по льду, оказались беспомощными в условиях снежных дорог. Местами железных коней пришлось просто катить рядом, а иной раз и тащить на себе. «В тот момент мне вспомнились лыжи, — сокрушался впоследствии Пайк. — Они в тех условиях были бы более уместны».

Чтобы не искушать судьбу, путешественники первое время катились вокруг озера не по льду, как планировалось, а по дороге. Еще одним незабываемым моментом для всей отважной пятерки стало первое утро на байкальском берегу...

— Это было очень похоже на фильм ужасов, — рассказывает Крис. — Вот только происходило все это с нами на самом деле. Проснулись от страшного холода. В палатке все замерзло — на стенках даже образовалась изморозь. Печь не функционирует, бензин не зажигается... Не работает вообще ничего. Даже коврики накачать воздухом не получается. Просто кошмар какой-то... После этого мы целую неделю останавливались на ночь в гостиницах. А в палатках заночевать решились, лишь когда стало немного теплее...

Самое большое впечатление на Байкале, в голос утверждали американцы, это общение с людьми.

«Они очень добрые, много дают и порой даже ничего не требуют взамен». (Майки Лопера) «Лед Байкала очень похож на льды Антарктиды и Арктики, однако на полюсах не с кем поговорить: с одной стороны белые медведи, с другой — пингвины. Здесь же главным стало общение с людьми — настоящими, искренними, щедрыми. Они сделали нашу экспедицию гораздо богаче...» (Маркус Тобиас)

Рыбаки угощали заморских гостей рыбой, а местные жители («...из древних таких деревень») не раз пускали путешественников на постой. Три раза им даже удалось попариться в настоящей русской бане. Не обошлось и без традиционного в сибирской глубинке угощения горячительными напитками. Правда...

— Честно говоря, я, зная гостеприимство русских ожидал, что нам придется пить чаще, — смеется Крис. — Но повезло — пили не очень много. С питанием проблем не возникло. Привезенный из Америки сухпаек был оставлен в рюкзаках в качестве резерва, а закупали русскую еду в обычных магазинах — хлеб, сыр, колбасу, печенье, тушенку и сгушенку. Варили супы, жарили рыбу, позы ели один раз в кафе. Но главным лакомством, особенно для Маркуса и Эрика, стали обычные пряники...

В итоге, преодолев более 2 тысяч километров за 35 дней, американские экстремалы сумели-таки замкнуть круг, вернуться к начальному пункту своего путешествия — в Листвянку, обогнув Байкал против часовой стрелки. На встрече с журналистами они назвали поездку одной из самых экстремальных в их карьере, но обещали вернуться к берегам Священного озера... Теперь, правда, только летом.

Метки:
baikalpress_id:  12 720