Ангкор, еще Ангкор

Путевой дневник иркутянки, отправившейся в морозы в теплые края

В первый день нашего пребывания в Камбодже мы планировали прокатиться на кораблике по реке Тонлесап, которая впадает в одноименное озеро, самый большой водоем полуострова Индокитай. Река примечательна тем, что она меняет направление течения: в мелководье стремится в озеро, в половодье вытекает из него. Но желание вдруг пропало: грязная вода с пустынными берегами перестала манить нас своими водами. Основной же целью нашей поездки в Камбоджу были древние города и храмы. Самый известный из них — Ангкор, комплекс строений, восьмое чудо света, внесенное ЮНЕСКО в список Всемирного наследия. Ангкор в IX—XII веках был одним из самых крупных городов мира. Его остатки занимают площадь около 200 квадратных километров. Французский натуралист Анри Муо, в 1861 году заново открывший Ангкор после четырех столетий забвения, так писал в своем сообщении: «Увиденные мною памятники строительного искусства огромны по своим размерам и, по моему мнению, являются образцом самого высокого уровня по сравнению с любыми памятниками, сохранившимися с древнейших времен. Я никогда не чувствовал себя таким счастливым, как сейчас, в этой великолепной тропической обстановке. Даже если бы я знал, что мне придется умереть, я ни за что не променял бы эту жизнь на удовольствия и удобства цивилизованного мира».

 Стандартная программа предполагает, что на осмотр Ангкора уходит три дня (входной билет — 40 долларов). Мы изловчились пробежать по большому кругу храмов (протяженность маршрута — 26 километров) за два дня. Гуляли без гида, но с путеводителем, который распечатали самостоятельно, скачав из Интернета основную информацию о каждом из городов Ангкора.

Рассказать о храмах невозможно. Их нужно видеть. Несколько лет назад я бродила по Фиве в Луксоре (Египет), но те развалины не вызвали во мне такого душевного трепета, как Ангкор. Величественно, грандиозно — слова, неполно отражающие чувство восхищения, которое я испытала, глядя на постройки, возведенные людьми за много столетий до моего рождения.

Легенда древнего города

 Большинство храмов построено в форме ступенчатых пирамид в 30—65 метров высотой. Они украшены многочисленными многометровыми бюстами древних правителей, вычурными барельефами с мифологическими сюжетами и сценами войн. Больше всего меня впечатлила легенда «Пахтанье океана молока», сюжет которой изображен на барельефах Ангкор Вата (храма Ангкор): «Постоянно боролись друг с другом боги и демоны, обитатели наземного и подземного царств, но однажды собрались они вместе для великого дела — взбить Молочное море, окружающее гору Меру, и получить напиток бессмертия — амриту. Сначала сделали мутовку, для чего к верхней части горы прикрепили ствол. Вокруг ствола намотали змея Нага. Тянут боги змея за голову в одну сторону, демоны — за хвост в другую: гора вращается, море взбивается. Сначала из пены появились белый трехголовый слон, белый конь Агни, морские рыбы и чудовища. Взбили море до нужной консистенции, и из него вышли небесные танцовщицы-апсары, за ними появилась богиня красоты Лакшми (индийская Афродита), потом разные животные, предметы и, наконец, стала выделяться амрита. Тут-то боги решили обмануть демонов и завладеть амритой. Затеяли боги потасовку. Пока дрались, змеи украли амриту, благодаря чему стали покровителями Камбоджи». Красивая легенда, не правда ли?

 Мы старались подняться в храмы, заглянуть в потаенные комнаты и галереи. Когда ходишь, больше смотришь не под ноги, а наверх. В большинстве построек потолки кажутся не вполне надежными: мягкий камень разрушается грибком, фундамент проседает, и блоки смещаются, того и гляди что-нибудь свалится на голову.

Во многих местах идут реставрационные работы. Постройки освобождают от джунглей, заново собирают каменные блоки. У меня в голове не укладывалось, как реставраторам удается собрать мозаику из огромных каменных блоков! Несколько храмов намеренно оставили на милость джунглям. Например, в Та Проме и Пра Кане исполинские деревья своими корнями, как щупальцами, оплетают древние постройки. Рассматривая их толстенные стволы, растущие из каменных стен, задумываешься, сколько же времени должно было пройти, чтобы они выросли такими! На многих храмах виден отпечаток противоборства сторонников течений брахманизма и буддизма. Их могли начинать строить как индуистские святыни, украшать изображениями танцующего Шивы, а продолжать как буддийские, и наоборот — в зависимости от религиозных предпочтений сменявшихся правителей.

«Ван доллар»

 Перед входами в храмы суетятся дети: «Ван доллар...» Нет, они не просят милостыню, они предлагают разную мелочь. Этнические побрякушки, магнитики, открытки, поштучно и пучком — здесь все можно купить за один доллар. На верхнем ярусе одного из храмов мы встретили девочку лет семи, которая продавала маленькие фигурки Будды. За один доллар. К нашему удивлению, малышка говорила не только на родном языке и по-английски, но и знала некоторые слова по-русски. Девочка посоветовала нам, где лучше и проще спуститься вниз, проводила почти до самого подножия храма. Покупать у нее мы ничего не стали, но доллар дали — за заботу и русскую речь.

Доллары в Камбодже самая распространенная валюта. Мы даже не меняли деньги на местные риели. Сдачу в магазинах и уличных лавках дают в долларах, за исключением суммы меньше доллара — тогда используют местную валюту. Дешевизна дает возможность выживать камбоджийцам. И хотя в центре Сием Риапа стоят трехэтажные дома, а по улицам ездят дорогие автомобили, бедность местных жителей бросается в глаза. За один доллар в Сием Риапе можно проехать на «тук-туке» и купить около двух килограммов риса. За 4—5 долларов можно неплохо поесть вдвоем в местной кафешке.

Правда, мы предпочитали обедать в более дорогом заведении. Открыли его для себя в первый день и не хотели ни на что менять — уж очень здорово готовила хозяйка. Супы, мясо, овощи, рыба — все было у нее просто пальчики оближешь! До сих пор вспоминаю рыбу с ананасом и овощами, надеюсь когда-нибудь сама изобразить что-то подобное.

Экзотика: тараканы и загадочные плоды

Впрочем, поесть в Сием Риапе можно было и за один доллар. Например, вареной кукурузы и ракушек. Ракушки разного размера и под разными приправами камбоджийки продают прямо на улице, как семечки. Ракушки показались мне очень вкусными. А вот жареных жуков я не смогла есть. Безусловно, огромные тараканы на лотке привлекли мое внимание. «Ты любишь это есть?» — спросила я парня, торговавшего этой гадостью. «Yes», — ответил он и, оторвав жуку голову, лапы и крылья, засунул его в рот. Прожевав, он очистил второго жука и протянул мне. Я с содроганием поднесла жареного таракана к губам. Но когда мой язык дотронулся до его пузика, я взвизгнула от отвращения. Я вообще побаиваюсь насекомых, испытываю ужасную брезгливость к тараканам, а тут— есть его! Делать это пришлось моему спутнику Саше. «На чипсы похоже», — спокойно сказал он. Зато Саша выплюнул и выкинул, только попробовав, некий не то фрукт, не то орех, который мы приобрели из любопытства в небольшой деревне. Мякоть этого плода отказался есть даже наш проводник по имени Сока. Дома я потратила несколько часов на поиски в Интернете, что же это такое было, но безрезультатно.

Зато другой фрукт, опробованный нами в Кампучии — саподиллу — я нашла во Всемирной паутине сразу. Оказывается, саподилловое дерево выращивается и для получения млечного сока латекса, из которого делают так называемый чикл — основу для жевательной резинки. Джек-фрут — хлебное дерево, самый большой фрукт в мире, мы увидели в одном из монастырей. Его плоды огромны, говорят, их вес может превышать 30 кг. Виденные мной тянули кило на пятнадцать. По описанию мякоть похожа на банан и ананас вместе взятые.

Семейный бизнес

В Камбодже распространен семейный бизнес. Семейными были наша гостиница, понравившееся нам кафе. Пятилетняя девчонка подносила в уличном кафе шейки и убирала со столов, а ее мать принимала заказы. Люди понимают, что от того, как они обслужат посетителя, зависит их дальнейшее благополучие. И они обслуживают с улыбками, стараясь угадать малейшее твое желание. Выходя из семейной кафешки или отеля, ты понимаешь, что хочется вернуться туда.

Метки:
baikalpress_id:  35 411