Фермер дальнего плавания

Юрий Бобровский сменил капитанскую фуражку на крестьянский картуз

В небольшом бурятском улусе Кукунут десять лет назад поселился новый житель — моряк Юрий Бобровский. Что называется, сошел на берег: до этого долго ходил по северным рекам и морям, был капитаном большого сухогруза. Теперь крестьянствует на земле — в родных местах своей жены, азиатской красавицы Тамары. Хозяйство крепко стоит на ногах благодаря трудолюбию и золотым рукам Юрия Васильевича: отставной морской волк, а ныне образцовый фермер, он и пашет, и сеет, и косит, и за скотиной ходит, даже коров доит сам.

Почти отшельник

Хозяйство Бобровских на окраине Кукунута, почти у самого подножия живописной сопки, неблизко к соседям — рядом лишь несколько дворов. И на берегу бывалый моряк остается верен себе — не терпит людской суеты и шумного общества, живет скромно, размеренно, по законам природы: с утра до ночи занят на земле работой. Скотина, корма, стройка: то избушку поставить, то баньку, то загоны или амбар надо соорудить — все на нем. Пустой болтовни Бобровский не любит, она ему в тягость — лучше помолчит, вспомнив о чем-то своем, уже далеком. Когда был капитаном и ходил по морям...

Сам Бобровский нездешний — родился на Иртыше. Но детство его прошло в Карелии, у Онежского озера — в краю, знаменитом рукотворными деревянными церквами и волшебным островом Кижи. В тех местах все пацаны мечтают стать моряками. Окончив восьмилетку, Юра, хороший пловец и рыбак («Правда, лодки не было, я все больше по бережку», — смеется он.), отправился в Петрозаводск — город, где на центральной площади стоит памятник великому царю, основателю русского флота, и где есть мореходка. Научился водить суда и по всесоюзному распределению попал в Якутск, в пригород Жатай, на судоремонтный завод — эксплуатационную базу пароходов.

Первым для него стал морской буксир «Смекалистый». Четыре навигации на нем отплавал, вырос до старшего помощника капитана судна. О тяжелых и опасных буднях морского волка рассказывает скупо — лишнего слова на ветер не бросит.

— Команда на «Смекалистом» была немаленькая, по речным меркам теплоход большой — 28 человек. Буксировали, таскали баржи. Навигация с конца мая по сентябрь — октябрь. Пропадали на реках — Лене, Анадыре, Индигирке, Алдан, Яне, Колыме, выходили в моря Лаптевых и Восточно-Сибирское. В середине июня устьевые реки потихоньку мелеют, мы спускались вниз — и до конца сентября, пока лед не начнет становиться, по нескольку месяцев даже и берега не видели.

Возили на буксире абсолютно все, Север тогда хорошо снабжался. Грузили в морские литера и таскали. Работали по вахтам — днем и ночью. — Может, случаи какие-нибудь вспомните? На реках наверняка чего только не могло произойти...

— Случаи обычно такие в памяти остаются, что страшно вспоминать. Зачем это ворошить? Не надо... Вообще-то северные реки низменные, спокойные. От Лены, правда, неприятностей ждали всегда — она часто меняет русло. Сейчас, может, еще хуже — за рекой, наверное, не смотрят: путейцы ведь должны и промеры производить, и, где необходимо, дноуглубительные работы.

— Что могло опасного на реке приключиться?

— Могли сесть на мель — это неприятно и долго, и пробиться, конечно. Случалось, и сидели на мели, и пробивались на каменистых местах. Потом, правда, ничего, вытаскивали. Команда была хорошая — к нам на Север отовсюду моряки приезжали, из Чарджоу даже, с Амударьи — это Туркменистан, вплоть до тех краев. В советское время не было каких-то заморочек. Знали: надо, и все!

Морской волк

— После буксира был сухогруз — уже большой красавец, лайнер «Сибирский», финской постройки, — продолжает Юрий Васильевич. — Это были самые современные на тот момент теплоходы. В 80-е годы они пришли из Финляндии в Якутию. Боюсь, что и по сию пору считаются лучшими на северном речном флоте.

«Сибирский 2122» — комфортабельное, удобное и надежное в управлении судно — принял Бобровский. Капитан был под стать красивому лайнеру — сильный, бесстрашный и ответственный. Про него писали газеты, печатали его фотографии — на снимке 1986 года капитан Бобровский прямо-таки настоящий герой из советского фильма: в белоснежной рубашке, на открытом и мужественном лице — уверенная улыбка. В общем, гордость якутского флота. Кстати, без шкиперской бороды — обязательного атрибута бывалых моряков.

— С бородой я только зимой, — улыбается Юрий Васильевич. — А на флоте ходил без бороды. Хотя первую свою бороду отпустил еще в мореходке.

— Так какие подвиги вы на своем лайнере совершали?

— Страшно вспомнить. Нас ведь заставляли тоннаж гнать. Бывало, возьмешь баржу — сам «Сибирский» длиной 127 метров, баржа, правда, покороче, но водоизмещением даже больше — под бок ее и тащить!

— Ага! — хмыкаю я.

— Вот и ага! Это очень тяжело и опасно, но делали. И в море такие же баржи, морские, таскали.

— А море красивое?

— Вода да и вода...

— Так соленая же и холодная, — говорю.

— Да уж, ледяная...

— Суровая у вас была работа... — восхищаюсь я.

— Так в том и прелесть!

— Голос повышали на свою команду?

— Нет, не приходилось, да и нельзя ведь: вода по палубе гуляет, смыть может.

— За что волновался капитан?

— На своем первом буксире я был в абсолютной безопасности — как бы ни качало, ни бултыхало. А «Сибирский» на длинной и высокой волне уже начинает изгибаться — в конце концов может и сломаться.

— Шторма переживали?

— А как же! В шторм что главное? Не попасть в него, а раз попал — нос по ветру и все, потихоньку скорость держать. Конечно, капитану надо знать все, что на судне происходит, но встревать, когда все работает как отлаженный механизм, нет необходимости.

«Увидел лето!»

После долгого плавания Бобровский сходил на берег радостно — там его ждала любимая женщина. Хозяйка — так ласково называет ее Юрий Васильевич. Миловидная буряточка Тамара, чуть на нее взглянул, сразу покорила сердце серьезного капитана. Но добиваться руки азиатской красавицы пришлось долго — Юрий доказывал многочисленной родне невесты, оберегающей свои национальные традиции, что за ним Тамара будет как за каменной стеной. Двое детей — сын и дочь — у Бобровских родились в Жатае: здесь, у самого затона, куда зимой в забор вмерзали суда, стоял их домик. Тамара работала по торговой части, Юрий ходил в море. Жили в достатке.

— На Севере — в Тикси, на Колыме — снабжение было другое, морскими путями продукты, технику доставляли, — вспоминает Юрий Васильевич. — Молоко сгущенное, тушенка ящиками, кофе — дефицита не знали. Всю жизнь перевернула перестройка, точнее дефолт.

— Тяжело было, но работали люди — также возили грузы. А оплачивалось мало. Помню, что месячную зарплату я отдал за детсад — деньги тогда обесценились в один миг. Решил — хватит, отплавался. И в 1995 году ушел из флота. А еще я лето увидел! — улыбается Юрий Васильевич. — В отпуске остался на берегу и убедился, что, оказывается, лето бывает. Бобровские продали домик в Жатае и уехали в Иркутскую область, поближе к родственникам Тамары: знали, они всегда помогут. Так в улусе Кукунут появился новый житель — отставной моряк, который начал добывать хлеб насущный своим крестьянским трудом.

На своей земле

За десять лет, что хозяйствует, Бобровский обустроился на 16 сотках земли, выстроил небольшую избушку, баньку, хлев, обзавелся скотиной. Для нее на двух гектарах растит корма — сам пашет, сеет, убирает. Если уродятся — будут Бобровские с мясом и молоком, нет — придется экономить. Из того, что достается трудом и потом, хватает не только для себя, но и на продажу. Раньше на рынок в Иркутск ездил на старенькой «Ниве», сейчас взял кредит — у ворот под навесом стоит новенький грузовичок «Газель». Значит, до города точно доберется. Однажды на «Ниве» повез молоко, по дороге застрял — все прокисло, вернулся домой ни с чем. По двору гуляют телята, стайку своих «дам» водит индюк.

— Раньше гусей держал, но больно они крикливые, — говорит Юрий Васильевич. — Индюшек стал разводить, умные птицы — каждое яйцо высиживают.

Вода у хозяина из реки, чистая, холодная, по трубам бежит. Лес вокруг кормит грибами, ягодами. Юрий Васильевич мечтает о пасеке — окрестные травы медоносные. Ему нравятся тишина и покой. Почти как в море. По былому, конечно, скучает — моряки ведь бывшими не бывают.

Метки:
baikalpress_id:  12 646