Мекка для дайверов

Путевой дневник иркутянки, отправившейся в лютые морозы к теплому морю

Тридцатого января мы прилетели в Тавау — небольшой городок на острове Борнео. По величине Тавау, может, такой же, как наш Ербогачен, только уровень цивилизации на порядок выше. Как только мы прошли таможню, нас встретил представитель дайвинг-центра на новенькой «Тойоте» и помчал в портовый городок Семпорну, откуда наш путь лежал на Мабул. Этот остров можно обойти по периметру меньше чем за час. Вдоль берега стоят дайверские дома — общежития и хижины местных жителей. Многие строения — на сваях над водой, другие на суше, но тоже на сваях.

Из жизни морских цыган

Быт населения Мабула особо не испорчен цивилизацией, если не считать торговых лавочек, в которых продают конфеты, фрукты и сувениры (чаще made in China). Часть мабульцев живет прямо в лодках на воде. Знающие люди охарактеризовали мне местных жителей как морских цыган. На мой взгляд, детей в деревне было гораздо больше, чем взрослых: черненькие, забавные, зачастую бегающие голышом. При виде европейца расплываются в улыбке: «Hello!» Не для того чтобы что-то попросить, а просто так. Дети были всюду: они купались в прибрежной воде, играли на песке, во время отлива ходили по отмелям собирали морских ежей, тут же раскалывали их пополам. Из этого мяса здесь готовят различные блюда, но мне так и не удалось их попробовать. Джон, англичанин, наш дайв-гид, на вопрос, любит ли он есть морских ежей, только поморщился и сказал: «No!» Надо сказать, вода вблизи Борнео кишит живностью. Например, на Мабуле около нашей общаги на отмелях плавали маленькие рыбки, ползали крабы, морские ежи и звезды размером сантиметров тридцать, а однажды я видела змею.

Более богатая фауна в прибрежных водах острова Сипадан. Здесь мы три раза в день на протяжении 4 дней совершали подводные погружения. Чтобы понырять, сюда съезжаются дайверы со всего мира, поэтому лучше бронировать место заранее: в день прибрежные воды Сипадана разрешено посещать не более чем 120 пловцам.

Тропическая растительность внутри острова приятно сочетается с белым коралловым песком на берегу. Дальше примерно 300 метров вглубь острова заходить нельзя: запретная зона. Остров охраняют малайские пограничники, один из них с автоматом постоянно дежурит в будочке на берегу.

Местная собака и другая экзотика

Около беседки, где обедают дайверы, живет местная «собака» (local dog) — она же полутораметровый варан. Почти ручной. Он не боится людей и с нетерпением выпрашивает кусочки рыбы, с удовольствием хрустит брошенной ему куриной косточкой. Один раз он зашел в беседку в надежде на угощение. Паники, конечно, не вызвал, но подходить к нему близко люди опасались — может и цапнуть.

Нырялка на Сипадане недешевая: день погружений — 430 рингит (1 рингит — около 9 рублей), сутки проживания в общаге вместе с едой — 70 рингит. Но я не пожалела истраченных денег, которые откладывала специально для дайвинга.

Тут я впервые увидела акул (whitetip shark), а в последующие дни встречала их так часто, что уже не обращала на них внимания. Почти на всех сайтах (места для погружений), где я была, много черепах от метра и больше. Я и прежде плавала под водой с черепахами, например в Красном море, поэтому местные тортилы хоть и привели меня в восторг, но не оказали шокирующего действия. Хотя я испытывала некий трепет, подплывая на расстояние вытянутой руки к двухметровой «дуре», размеренно машущей ластами!

В некоторый шок меня повергла стая барракуд. Она была настолько огромна, что закрывала небесный свет над нами. Небольшой испуг вызвали плывшие стройным рядом прямо на меня неопознанные рыбы с конусообразными наростами в районе лба (или того места, где у рыб может быть лоб) и зубами как у кроликов.

Но, безусловно, самое большое потрясение оказала прогулка по подводной пещере. В пещеру мы ныряли втроем: я, дайв-гид филиппинец Джонни и мой знакомый иркутянин Евгений Майоров (его поездка на Сипадан совпала с моей). Честно признаюсь, мне было жутковато. Страшно даже в обычной пещере, где без фонаря не видно ни зги. А тут подводная! Конечно, фонари у нас были, мы шарили их лучами по темным стенам и освещали путь. Я полностью отдалась созерцанию, ощущению замкнутого пространства и сосредоточенности на том, чтобы не отстать от Джонни, плывшего впереди. Вероятно, в будущем прогулки по пещерам мне будут казаться просто интересным занятием, но в первый раз... Я даже не следила за собственным дыханием (под водой стараешься это делать медленнее, чтобы экономить воздух в баллоне). Ощущения от того, что ты внутри подводной пещеры, потрясающие!

В море вокруг Сипадана пестрых рыбок было не меньше, чем в том же Красном, только, увы, с видимостью мне не повезло. Она не превышала 5 метров (я чуть не потерялась, отплыв далеко от гида), в лучших случаях была не более 15 метров.

Весь мир у костра

После погружений мы собирались многонациональным населением нашего общежития на террасе. Количество народонаселения колебалось от 10 до 15 человек (общежитие рассчитано на 15 гостей). За четыре дня я успела пообщаться с туристами из Китая, Германии, Франции, Камбоджи, Филиппин, Греции, Испании, Швеции, США и, безусловно, Малайзии. А вот русских, за исключением Саши и Жени, я нигде не встречала.

Компания у нас собралась веселая. Иногда по вечерам дружба подогревалась вкуснейшим филиппинским ромом, который «поставлял», как я поняла, Джонни через посыльных, по цене 100 рублей за 300 граммов. Языком общения служил английский, на котором все, кроме нас, хорошо разговаривали. При помощи пальцев, мимики, жестов, рисованных картинок, тех немногих английских слов, которые мы знали, нам тоже удавалось хоть как-то участвовать в беседе.

 Случалось, в разговорах на помощь приходил француз Николя, мой бади (в дайвинге, по правилам безопасности, принято обязательно погружаться с партнером). Тут же вспомнила, как мы всплыли после первого дайва и гид стал нам что-то бурно говорить на беглом английском. «Ничего не поняла», — сказала я после его тирады скорее сама себе. Каково же было мое удивление, когда Николя ответил: «Я тоже». Выяснилось, что Николя вполне сносно говорил по-русски. Он, оказывается, был в России, в том числе в Иркутске, путешествовал по Монголии, Казахстану, Киргизии.

Уезжала с Мабула со смешанными чувствами: с радостью, что там была, и со слезами, потому что все это кончилось так быстро. Мы отплывали на лодке в Семпорну, а оставшиеся провожали нас улыбками и махали руками на прощание.

Метки:
baikalpress_id:  12 582