Технология обмана

Продолжение. Начало в № 6 и 7

Наглость — вторая зарплата

Решаю купить батон конской вареной колбасы. Когда-то ее делали в Улан-Удэ и Иркутске вполне приличного качества — из чистейшего монгольского сырья. Времени было в обрез. Думал обернуться минут за двадцать, а в итоге пробыл на ЦР полтора часа и ушел оттуда с донельзя испорченным настроением.

 Сразу заметил: весы у продавца торговой точки № 8 сельскохозяйственного рынка Анны Большедворской (ЦР разделен сейчас на два — сельскохозяйственный и универсальный) были заранее отрегулированы в ее пользу на два деления. То есть стрелка весов в нерабочем положении стояла не на цифре ноль, а показывала при пустой чаше, что на ней уже лежит... 20 граммов. Это, кстати, общая тенденция на ЦР: там едва ли не все продавцы ежедневно сдвигают стрелки сразу на полтора-два, а то и три-четыре деления вперед, заранее настраиваясь таким образом на обман покупателей. Кто-то, зная эту уловку тружениц прилавка, брезгливо проходит мимо такого торгового места, кто-то, не зная, товар приобретает. А потом, положив его на контрольные весы и обнаружив недовес, никак не может понять, откуда он взялся. Ведь на весах продавца видно было: стрелка точно показала 400 г, а на самом деле оказалось 370 г.

 Старший инспектор отделения по обслуживанию Правобережного округа г. Иркутска отдела потребительского рынка при ГУВД по Иркутской области Валентина Проскуринова говорит:

 — На ЦР сильно обвешивают и обсчитывают. Намного чаще, чем в других местах. Жалобы поступают к нам постоянно.

 К сожалению, многие иркутяне, покупая продукты, не смотрят, с какого деления стрелка весов начала свой путь. Не приучены наши люди так глубоко заглядывать. Некоторые просто стесняются или не хотят связываться. Продавцы этим пользуются. Они «академиев» не кончали, но психологи хорошие.

 Однако вернемся к Анне Большедворской. Предлагаю ей не химичить с весами, поставить стрелку, как положено, на цифру ноль. Вспомнив извечную просьбу покупательницы Галины Аполлоновны, тихо добавляю: «Взвесьте, пожалуйста, правильно». Продавец покрутила ручкой регулировки весов, сказала обиженно: «Я не обманываю» — взвесила колбасу, взяла деньги и... обсчитала вашего корреспондента на 2 рубля 30 коп. Недовес показала первая же проверка на контрольных весах.

 До сей поры я не обращался в администрацию рынка, а на этот раз обратился. Допекли! Написал заявление на имя директора ЦР Якова Тумакова, вручил его старшему администратору сельскохозяйственного рынка Надежде Каритун. Надо отдать ей должное — Надежда Валерьевна среагировала быстро, по-деловому. Тут же перевесила продукт на своих контрольных весах, пошла со мной к продавцу, сама убедилась, что та вновь отрегулировала рабочие весы в свою пользу, составила акт проверки и распорядилась украденные у покупателя деньги вернуть. Большедворская вернула. Стрелку весов отодвинула назад, до цифры ноль. Вновь заявила, что не обманывала, что это случайность. Продавцы-соседи ей дружно вторили. Принялись уговаривать меня не предавать сей факт огласке. Покупатели наши что дети — наивные, доверчивые. Я не исключение. Решил: не буду называть фамилию. Женщина все-таки... Но когда через несколько часов, возвращаясь под вечер домой, решил снова зайти на ЦР и взглянуть на весы Большедворской, то они опять показывали 15 г в ее пользу. И у большинства соседних продавцов стрелки весов тоже волшебным образом дружно отпрянули от нейтрального нулевого положения. Тут мне окончательно стало ясно: надо что-то делать с этим злом, с этой неуемной страстью поживиться за наш с вами счет.

Наказывать надо и предпринимателей

 Специалисты уверены: за обман покупателей вместе с продавцами надо наказывать и предпринимателей, то есть их работодателей. Только тогда будет положительный результат, ибо хозяин магазина, торгового места, любой торговой точки не может не знать, что происходит на его бизнес-территории. Если видит, знает, но мер не принимает, значит, тоже виновен. Прямо или косвенно. Такие примеры есть. Как рассказала начальник отделения по обслуживанию Левобережного округа г. Иркутска отдела потребительского рынка при ГУВД по Иркутской области Елена Уткина, в 2009 году на рынке «Свердловский» в продуктовом павильоне индивидуального предпринимателя Нины М. во время осуществления милицией контрольной закупки потребителя обсчитали более чем на 8 рублей. И хотя сделала это продавец, предпринимателя тем не менее оштрафовали. За то, что не организовала должным образом торговое место, не обеспечила своевременного технического обслуживания весового оборудования.

 Президент Иркутской областной общественной организации по защите прав потребителей Андрей Бобровский с такой постановкой вопроса согласен. — Предприниматели не создают продавцам все условия по трудовым договорам, поэтому работники прилавка вынуждены зачастую сами делать социальные отчисления в различные фонды для зарабатывания стажа и пенсии, — пояснил он. — Возьмите реализацию овощей. Предприниматель привозит несколько коробок весом, скажем, 200 килограммов и требует рассчитаться с ним после реализации товара за все эти 200 кило. Он все понимает, но не хочет учитывать усушку, потерю товарного вида. Что делать в такой ситуации продавцу? Вот и идет он на обвес и обсчет покупателя.

 — Хочу вас спросить вот о чем. Согласно Федеральному закону № 165 от 17 июля 2009 года, малые предприятия, которые платят единый налог на вмененный доход, освобождены от необходимости использовать в своей работе кассовую технику. За исключением тех, где продаются акцизные товары — водка, сигареты. Для предпринимателей это, разумеется, удобно. А для покупателей? Как покупатель докажет, что именно в том или ином магазинчике, павильоне он купил бракованную колбасу или его там обсчитали?

 — Покупателю должны выдать товарный чек. По его требованию. Приехали. Дальше ехать некуда. Покупатель теперь становится совсем незащищенным. Без чека он ничего и никому не докажет. Выклянчивать у продавцов что кассовый, что товарный чек и раньше было сложно, а теперь и подавно. Они найдут (и находят) кучу причин, чтобы отказать в этом. Люди с подобным уже сталкиваются. Им говорят: «Ой, товарных чеков нет, кончились». Или: «А мы никаких товарных чеков не выдаем... Ничего не знаем, жалуйтесь руководству». Однако дать телефон этого самого руководства категорически отказываются.

 Трудно понять мотив российской исполнительной и законодательной власти в данном вопросе. Все для блага торгового предпринимателя? А что тогда для блага покупателя? В Китае, например, на потребителя молятся, его холят и лелеют, защищают от чрезмерных аппетитов бизнеса, потому что во многом именно за счет активного внутреннего спроса, роста ВВП Поднебесной удалось достичь экономических успехов. Когда наступил нынешний мировой кризис и экспорт упал, Китай пережил его легче других, ибо перенаправил экспортную продукцию для реализации на внутреннем рынке. То есть покупателя там рассматривают как главного инвестора. А у нас как объект для наживы отдельных лиц. Что еще хуже — наша власть делает вид, будто такая проблема не существует. Наверное, потому что сама вместе с рядовыми гражданами по магазинам не ходит и обманутой у торговых прилавков не бывает. Как говорится, сей вопрос для нее неактуален.

Бесправные... защитники прав

 Потребительский спрос в Приангарье растет медленно. Товарооборот розничной торговли в г. Иркутске в относительных показателях в 2009 году несколько даже снизился по отношению к 2002-му. Впервые за последние семь лет. В абсолютных показателях (то есть в денежном выражении) он, конечно, продолжает расти. Но специалисты и даже журналисты, серьезно занимающиеся экономическим анализом, хорошо знают: это рост дутый — за счет повышения цен, инфляции и т. д. Реальную картину можно более-менее представить, если шелуху снять, то есть взять за основу относительные показатели. Так вот, судя по ним, иркутяне, несмотря на весь кажущийся торговый бум, стали покупать товаров меньше. В том числе продовольствия.

 Загляните на ЦР в разгар рабочего дня. Продавцы скучают, набрасываются на каждого посетителя с возгласами: «Купите вот этот окорочок!», «Возьмите осетринку... Вкусная!» Покупателей, увы, на всех продавцов не хватает. Еще не подойдя близко к прилавку и не успев толком даже рассмотреть ассортимент, но услышав агрессивно-надоедливый призыв купить, взять, многие гости ЦР разворачиваются и вообще с него уходят. Жалуются: «Продавцы не дают посмотреть товар, сразу набрасываются, что-то свое навязывают, а когда делаешь им замечание, что так торговать нельзя, возмущаются, говорят в грубой форме: ну и идите отсюда! Они сами себе вредят, сами нас отпугивают».

 Ладно, думалось мне, когда шел на встречу с Андреем Бобровским: у комитета потребительского рынка при администрации Иркутска контрольных функций теперь нет, Роспотребнадзору делать контрольные закупки запретили, у отдела потребительского рынка при ГУВД по Иркутской области сил маловато — ввиду его немногочисленности; так есть же в Приангарье общественные организации по защите прав потребителей. В любой демократической стране общественность что женская красота — страшная сила.

 — Мы сегодня такие же бесправные, как и потребитель, — огорошил меня Бобровский. — Мало что можем сделать по защите прав покупателей, приобретающих в магазинах и на рынках продовольственные товары. Можем лишь составить акт проверки и направить его в Роспотребнадзор для рассмотрения. По промышленным товарам дела обстоят лучше, подаем исковые заявления в суды, выигрываем дела. В 2009 году выиграли 20 таких дел.

 Интересуюсь у Бобровского, помогает ли руководимой им организации (да и остальным) иркутская региональная власть. Помнится, еще в бытность Виктора Черномырдина премьер-министром он подписал рекомендации российского правительства в адрес местных властей: оказывать всяческое содействие общественным организациям по защите прав потребителей. В частности, выделять им для работы льготные помещения, предоставлять льготы по установке и использованию телефонов. Оказалось, «серый дом» не помогает. При губернаторе Ножикове помогал, и довольно активно, а сейчас нет. Обидно. Особенно на фоне солидных вливаний из госказны на поддержку малого и среднего предпринимательства. Так, например, в 2009 году из областного бюджета на эти цели было направлено 38 млн рублей да еще 201 млн рублей из федерального. Итого 239 млн рублей. Разумеется, никто не против этого. Каждый понимает: малый и средний бизнес надо активно развивать. Он позволяет решать не только вопросы экономические, но и проблему занятости населения. Я лишь против однобокого подхода к делу. Надо налоги населения, которое практически все является покупателями, использовать также и для защиты его потребительских прав.

А иначе получается очень уж некрасиво: кому-то все, кому-то ничего... У любой медали должно быть две стороны, но не одна. Это ж аксиома!

Окончание в следующем номере.

Загрузка...