Технология обмана

Продолжение. Начало в № 6

Где контрольные весы?

Что касается контрольных весов, то их нет в Солнечном даже в самых крупных торговых предприятиях. В гипермаркете «О’кей», правда, после продолжительных поисков они нашлись. Но стояли не на виду у покупателей, не в торговом зале, как положено, а за его пределами — почти на выходе из гипермаркета, на какой-то коробке рядом с рабочим столом офис-менеджера Николая (так он представился), и не были даже включены в электросеть. Посетители не догадывались, что весы там есть (были полностью закрыты столом). Так что назвать их контрольными можно с очень большой натяжкой. Тем не менее интересуюсь: почему они не в торговом зале, а около стола офис-менеджера?

— Мне так удобнее, — простодушно пояснил Николай. — Я принимаю жалобы покупателей и могу проверить вес товара.

 Столь «творческое» толкование постановления правительства России № 55 удивляет. Советую офис-менеджеру установить контрольные весы в торговом зале, потому что они предназначаются для покупателей, а не для работников торговли, и являются важнейшим элементом защиты прав потребителей. Если в торговом зале контрольных весов нет, значит, эти права нарушаются. Как и сами правила торговли, установленные в нашей стране.

В универсаме «Берег», расположенном рядом с пристанью «Ракета», контрольных весов тоже не было. Их отсутствие администратор объяснила тем, что лично у нее денег на их покупку нет, пусть это делает хозяин.

Лохотрон под названием «Сливочное масло»

Кроме обвесов, обсчетов, отсутствия контрольных весов иркутяне очень часто жалуются на низкое качество продуктов, в том числе сливочного масла. Григорий Зайцев, житель Ново-Ленино, возмущен тем, что на упаковках производитель пишет: изготовлено из натуральных сливок, а возьмешь в рот и чувствуешь — сливками не пахнет. Пахнет в лучшем случае спредом (смесь молочного и растительного жиров).

— Сливочным масло может называться, только если сделано из натурального молока, — говорит Зайцев, — без всяких там растительных добавок-разбавок. А если завод чего-то добавил, то обязан написать об этом на упаковке. Я по образованию технолог-пищевик, знаю, как должно быть. По российскому законодательству, сокрытие информации о составе продукта — прямой обман потребителя.

Решаю проверить слова Григория Зайцева. Покупаю на Центральном рынке навскидку 4 пачки сливочного масла разных производителей и от имени редакции газеты отдаю на исследование в федеральное государственное учреждение «Иркутская межобластная ветеринарная лаборатория», что на улице Боткина. Испытания образцов показали: лишь один из четырех полностью соответствует нормативным требованиям, предъявляемым к сливочному маслу.

— То есть оно настоящее, из коровьего молока, — пояснил директор лаборатории Александр Аблов.

Производитель этого продукта — ОАО «Иркутский масложиркомбинат», точнее Иркутский гормолзавод. Что касается трех остальных образцов, то в протоколах испытаний, выданных мне на руки, сделано следующее заключение: «Проба масла не соответствует жирнокислотному составу молочного жира коровьего молока».

— Если выражаться простым и понятным населению языком, то это так называемое сливочное масло на самом деле сделано не из коровьего молока, — говорит Аблов. — Это не молочный жир, а фальсификация. Состав жирных кислот не соответствует составу натурального молочного жира.

Заведующая химико-токсикологическим отделом лаборатории Марина Ярышкина, проводившая исследования вместе с руководителем испытательного центра Александром Кузнецовым, на мой вопрос «А из чего тогда сделано «сливочное» несливочное масло?» ответила, что конкретные ингредиенты можно установить лишь в результате дополнительных, более глубоких исследований.

Мне остается лишь добавить, что на всех трех упаковках спреда сказано: изготовлено... из натуральных сливок. Конечно, хочется сообщить читателям названия предприятий, выпустивших фальсифицированный (по заключению Иркутской межобластной ветеринарной лаборатории) продукт. Но окончательный вердикт — это прерогатива уполномоченного на то государством надзорного органа или суда. Поэтому воздержусь. Скажу лишь, что один производитель так называемого сливочного масла работает в Иркутске, другой — в Ангарске, третий — в Алтайском крае.

Натуральное сливочное масло не может быть слишком дешевым, если учитывать цену молока, сдаваемого фермерскими хозяйствами и сельхозпредприятиями. В Иркутске оно продается по цене около 50 рублей за пачку весом 180—200 г.

Лаборантов очень удивило, что все три производителя смело и без всякой боязни указывают на пачках ГОСТ 37-91. Этот ГОСТ означает: масло сливочное натуральное, оно ни в коем случае не может являться спредом. А на самом деле является таковым. Заметили: «Если предприятие выпустило продукт не по ГОСТу, а по своим ТУ, то их и надо указывать. Уличенные в дезинформации потребителей, как правило, имеют уже готовые объяснения: недоглядели, произошел технологический сбой, использовали старую упаковку и т. д. Это если их поймают за руку. А если не поймают, так и объяснять не надо. Конвейер по выпуску фальсифицированного продукта не остановится даже в том случае, если будет наложен штраф.

Штрафуй хоть каждый день — не страшно, ибо суммы этих штрафов, как и за обвес-обсчет покупателя продавцом, ничтожны для юридического лица. (В Европе, например, они больше в... сто раз!) Предприятию проще эти деньги заплатить — ущерба они ему не нанесут — и продолжить поставлять в торговлю свой некачественный товар, «наваривая» незаконные сверхдоходы. Мне не могли назвать ни одного случая, когда в Приангарье по этой причине то или иное производство закрыли или хотя бы приостановили на время его деятельность.

Похожая картина по всей стране. Недавно начальник испытательного центра продуктов питания и продовольственного сырья «Ростест — Москва» Ирина Васильева рассказала, чем нас кормят на самом деле. В конце ноября прошлого года в испытательную лабораторию Ростеста представителями общероссийской общественной организации «Зеленый патруль» были переданы десятки закупленных образцов отечественных продуктов. Самых покупаемых, самых ходовых. Испытания выявили обман покупателей многими производителями. Не буду говорить обо всех проверенных образцах, скажу только о трех: сливочном масле, сардельках, говяжьей тушенке, которые продаются и в магазинах Иркутска.

— По сути, маслом не может считаться до 70% так называемого натурального сливочного, из-под коровки, — утверждает Ирина Васильева, — поскольку продукция наполовину состоит из растительных жиров. При этом большинство производителей этот факт тщательно скрывают. В сардельках нами был обнаружен крахмал, хотя в составе продукта на упаковке он отсутствовал. Под видом кусковой говяжьей тушенки продавалось мясо растительное.

Бывает, в некоторых торговых точках Иркутска продавцы, устав от жалоб покупателей, деликатно поясняют им, что-де вот это сливочное масло... ну... не совсем сливочное. Видите, и цена об этом говорит — невысокая. Смех, ей-Богу, и грех. До чего мы докатились! А еще роднимся с Европой... Да в Европе огурец нестандартного размера к торговому прилавку не допустят, не то что сливочный суррогат. В том же микрорайоне Солнечном в магазине «Молоко» поверх 175-граммовой упаковки с надписью «Масло сладкосливочное «Крестьянское» лежит бумажка с надписью от руки: «Спред». Я спросил работницу магазина, как это они осмелились перечить производителю, который печатными буквами утверждает совсем другое. — Надоело! — устало ответила женщина. — Люди возмущаются, иногда несут это масло обратно, предлагают нам самим его попробовать. Я вообще-то не понимаю, куда смотрит Роспотребнадзор.

«Взвесьте, пожалуйста, правильно...»

В прежние годы контрольными полномочиями в деле защиты прав покупателей кроме Госторгинспекции, милиции обладал еще и комитет по потребительскому рынку администрации г. Иркутска. Однако новый КоАП этих прав его лишил, и теперь специалисты отдела защиты прав потребителей, входящего в состав комитета, бороться с продавцами-ворами эффективно не могут. Руки у них, можно сказать, крепко связаны. А люди как шли, так и идут сюда с жалобами. Их консультируют, дают советы, помогают грамотно написать исковые заявления в суды. Если у пострадавшего покупателя найдутся свидетели, то выиграть дело в суде можно и даже получить некую сумму за нанесенный моральный вред. Так что, уважаемый читатель, ходить теперь в магазины и на рынки лучше не одному, а с соседями, друзьями, знакомыми. На всякий случай. Без наличия свидетелей Фемида рассматривать ваше дело не станет.

— Иногда нам удается убедить предпринимателя решить спорный вопрос с покупателем в досудебном порядке и компенсировать обманутому материальный ущерб добровольно, — говорит начальник отдела Виктор Низовцев.

Иркутянка Галина Аполлоновна, экономист по образованию, работающая пенсионерка, — одна из тех, кому отдел помог защитить свои потребительские права, когда на ЦР ее не только крупно обвесили-обсчитали, но и само мясо продали некачественное.

— С подобными фактами я сталкиваюсь почти ежедневно, продавцы постоянно пытаются залезть в мой карман, — рассказывает Галина Аполлоновна. — Иной раз даже подходить к прилавку не хочется, настроение портится заранее от мысли, что непременно обманут. Я вынуждена порой говорить: «Взвесьте, пожалуйста, правильно». Они нарочито обижаются, взвешивают и... все равно обманывают. Знаете, как это противно и как надоело. На том же ЦР как-то купила красной рыбы, семги. Она очень дорогая, но я все же решила побаловать внуков (их у меня четверо). Продавец недовесила 100 граммов, взяла с меня лишних 70 рублей. Вернула, правда, без скандала. Молча достала из кармана деньги и отдала, но настроение было испорчено на весь оставшийся день... Я живу в районе Синюшиной Горы. Там у нас есть рынок «Ручей», на нем, как и на других рынках, тоже постоянно обвешивают и обсчитывают. Отдельно на Синюшке работает павильон по продаже мясной продукции. Продавцы этой торговой точки замачивают колбасу в ведре с водой, а потом замораживают ее в холодильнике — чтобы вес был побольше. Мы сначала удивлялись, почему внутри колбасы, когда ее начинаешь резать, хрустят льдинки под ножом. Позднее поняли, знающие люди просветили. Больше в этот магазин никто из нашей семьи не ходит... Живем как на минном поле: на обман можно нарваться везде. Мне особенно жалко неработающих пенсионеров, нечестные на руку продавцы отнимают у стариков последнее. Таких рассказов-историй в моих блокнотах много. Все они похожи как две капли воды. Смысл их один и тот же: в магазины и на рынки боязно ходить. В том числе и на наш главный городской рынок — Центральный, несмотря на заверения руководства, что все под контролем. Контроль за последние годы действительно усилен. Есть даже видеонаблюдение за торговыми рядами. Вот только продавцов это не останавливает. Выполняя задание редакции перевоплотиться на время в заправского покупателя, поставить, так сказать, эксперимент на себе, я периодически заходил и на ЦР.

Смотрел, покупал. Приобретал у разных продавцов какие-нибудь рыбные или колбасные товары. В половине случаев меня «надували» на сумму от 3 до 14 рублей. Кто-то деньги возвращал без споров, кто-то никак не хотел расставаться с украденным. Ну а по два рублика накидывали практически все. Требовать их возврата не хотелось. И я не требовал. Хотя понимал: для работницы прилавка это не такая уж и мелочь. Учитывая поток посетителей, 2 рубля могут в итоге за месяц вылиться во вполне приличную сумму. Как говорили на Руси зажиточные крестьяне, курица по зернышку клюет, а наедается досыта.

Пятнадцатого января 2010 года заглянул на ЦР еще раз. В полдень...

Продолжение следует.

Метки:
baikalpress_id:  35 256