По разные стороны озера

В субботу, 13 февраля, в Иркутске прошло сразу два митинга. Первый был организован в поддержку запуска БЦБК, второй — в защиту Байкала

Противостояние промышленников и защитников Байкала длится более 40 лет. Все началось в далеком 1966 году, когда БЦБК выдал первую продукцию, не забыв при этом поделиться с озером отходами. Длительная борьба экологов, ученых, общественных организаций привела к тому, что через 30 лет после запуска, в 1996 году, ЮНЕСКО в обмен на заверения о перепрофилировании комбината включило озеро в список Всемирного природного наследия. Еще через 12 лет, в октябре 2008 года, комбинат остановили. Тут же поднялась волна возмущения. Теперь уже работники предприятия требовали: а) погасить задолженности по зарплате; б) определить судьбу Байкальска, попавшего в список российских городов с депрессивной приставкой «моно». Временное затишье в борьбе промышленников и «зеленых» нарушило Постановление Правительства РФ № 1 от 13 января 2010 года — «О внесении изменений в Перечень видов деятельности...». Как следствие — митинги в защиту БЦБК и против оного.

Жители области и, конечно, жители Байкальска надеялись, что судьба градообразующего комбината, а заодно и сибирского Пикалево разрешится во время визитов в Иркутск первых лиц государства — Дмитрия Медведева и Владимира Путина. Тем более многие россияне хорошо помнили спектакль, получивший в народе название «фломастер», — когда на совещании в Томске Владимир Владимирович, выдержав театральную паузу, эффектным движением нарисовал на карте новый маршрут нефтяной трубы. Кстати, в Иркутске тогда вдруг появилась растяжка с благодарностью... губернатору Тишанину.

На заседании Госсовета в Иркутске под председательством Медведева в феврале 2009 года проблема Байкальска даже не звучала. О чем, похоже, заранее знал присутствовавший на нем Олег Дерипаска. Во время совещания он то и дело отвлекался, отправляя кому-то смс-сообщения. Не думаем, что это была стенограмма речи президента. Вскоре мифический «фломастер» погрузился вместе с Владимиров Путиным на «Мире». Но так и не всплыл.

«Прежде всего мы должны создавать рабочие места, а уже потом перепрофилировать или закрывать производства», — заявил премьер в августе 2009-го, после осмотра озера вдали от БЦБК.

«Тогда пусть закрывают остальные заводы»

Серьезная альтернатива остановленному производству пока так и не нашлась. Далеко не все целлюлозники, оставшиеся вдруг не у дел, нашли новую работу. Чиновники всех рангов (ЖКХ в первую очередь) в свой актив могут записать пока только один плюс: холодную зиму Байкальск пережил без ЧП.

Проблема моногорода не могла рассосаться сама собой, и митинги рано или поздно должны были состояться. И вот сторонники «перезагрузки» БЦБК собрались в сквере Кирова. Присутствовали здесь и жители Байкальска. По разным оценкам, их было от 200 до 350 человек.

— Я на Байкале почти всю жизнь живу, — говорит Владимир Басов, один из тех, кто пришел в сквер Кирова, — и считаю, что БЦБК нельзя закрывать. Потому как если будут закрывать БЦБК, то пусть закрывают все заводы в области. А то набросились на наш комбинат, как будто только в нашем городе экологию портят! Вы задумывались о том, например, сколько вредных веществ попадает в атмосферу с автомобильными выхлопными газами? А у нас город чистый, зеленый. И воняет у нас редко, только когда с комбината на город ветер дует.

При этом Владимир признается, что на комбинат он устроился совсем недавно, а до этого работал в частной фирме. Мнение Владимира поддерживают и жители Ангарска Михаил Шестаков и Татьяна Чагина. Они работники ТЭЦ-10 и приехали на митинг специально, поддержать байкальчан.

— Конечно, про экологию надо думать, — говорит Михаил, — но при этом нельзя людей без работы оставлять. К тому же я считаю, что там хорошие очистные сооружения. Я сам был там еще до закрытия БЦБК и пил эту воду после очистных сооружений — нормальная вода. Серьезно!

— Да, — поддерживает беседу Татьяна, — промышленность необходимо развивать, правда, экология не должна страдать. Необходимо вкладывать деньги в очистные сооружения, и все нормально будет. Так что ничего страшного в повторном запуске комбината я лично не вижу.

К началу митинга на площади собралось около 500 человек. Само мероприятие было шумным и веселым — здесь собравшихся угощали блинами, поили горячим чаем. Через сорок минут после окончания митинга на трибуну поднялись музыканты — и начались песни и пляски. Однако создавалось впечатление, что не все присутствующие понимали, что они тут делают.

— Я против БЦБК, — сказал мне студент Ангарской государственной технической академии Олег Клотц. — Сюда зачем пришел? Ну не знаю...

— На самом деле многих людей привозили от предприятий, из вузов, — высказался иркутянин Алексей Черных. — Из Байкальска на автобусах рабочих специально привезли. Поэтому не все в курсе происходящего. Одни плакаты чего стоят: «Экстремизм — главный враг Байкала!». При чем тут экстремизм?

«Байкал дарован не для полоскания»

Спустя примерно час забурлила площадь у Дворца спорта. Здесь собрались противники реанимации комбината. Люди держали голубые шары — как символ чистоты Байкала. Несмотря на мороз и отсутствие блинов с горячим чаем, защитники Байкала выстраивались в очереди, чтобы поставить свои подписи в защиту озера. Евгений Осадоев, например, пришел на митинг с трехлетней дочкой Олесей на руках.

— Нет, мы не боимся замерзнуть, — говорит он. — Просто хочется сказать и свое слово, а чем больше людей — тем громче. Я и моя семья против такого отношения к Байкалу. Считаем, что проблему безработных жителей Байкальска можно как-то по-другому решить.

Мы встретили лишь двоих жителей Байкальска, которые приехали на митинг против БЦБК, хотя, возможно, их было больше. Это пенсионеры Таисия Барышенко и Василий Забелло. Последний, кстати, проработал на целлюлозно-бумажном комбинате 26 лет.

— Про пагубное влияние БЦБК на Байкал я знаю не понаслышке, — говорит Василий Забелло. — На этом предприятии я работал высоковольтником, обеспечивал энергоснабжение комбината. Бывало, что насосная станция промышленных стоков была не способна забрать нужный объем и переправить на очистные сооружения. В итоге все это выходило наружу. Мне не раз приходилось, надев резиновые сапоги, пробираться сквозь щелочные потоки, чтобы запустить высоковольтные насосы. А аварии случались часто. И Байкал принимал на себя такие удары, что не приведи Господи. Пораненную, очумелую рыбу разбрасывало по берегам. А сам комбинат себя уже изжил и физически, и морально.

На митинге была зачитана телеграмма писателя Валентина Распутина: «Я был и остаюсь противником целлюлозного комбината на Байкале. Судьбу рабочих нужно решать исходя из судьбы Байкала, а не интересов олигархов. Байкал был дарован Создателем вовсе не для полоскания грязных отходов какого бы то ни было производства». По данным «Байкальской экологической волны», против запуска комбината через Интернет собрано более 35 тысяч подписей.

Митинг завершился принятием резолюции с требованием аннулировать постановление правительства от 13 января и решить проблему жителей Байкальска без ущерба для озера Байкал.

Метки:
baikalpress_id:  35 368
Загрузка...