На азиатские просторы

Путевой дневник иркутянки, отправившейся в лютые морозы к теплому морю

Обязательно полечу в Юго-Восточную Азию, решила я еще осенью. Куда и когда — точно не знала. Но точно знала: хочу увидеть азиатские страны, хочу побывать под водой теплых морей, желательно занырнуть около острова Сипадан — одного из лучших мест для дайвинга (подводного плавания, разрекламированного Кусто). И немаловажным требованием к путешествию был его относительно небольшой бюджет. Последним толчком для реализации задуманного стала инициатива моего хорошего приятеля Александра составить мне компанию.

Частично именно бюджет определил маршрут. По причине относительной дешевизны были куплены билеты: Иркутск — Пекин — Сингапур (порядка 15,5 тыс. рублей); из Сингапура до Тавау (города в малайской части острова Борнео) цена билета чуть менее 1 тыс. руб.; из Сандакана (город примерно в 400 км от Тавау, цена вопроса около 1,9 тыс. руб.) до столицы Малайзии — Куала-Лумпура. Далее: Куала-Лумпур — Сием Реап (город в Камбодже, вблизи знаменитых храмов Ангкора, стоимость перелета почти 1,7 тыс. рублей). Далее сухопутное путешествие по Таиланду и дорога домой: Бангкок — Пекин — Иркутск (цена билета почти 17,6 тыс. рублей). В программу поездки помимо осмотра разных городов и купания в морях вошли дайвинг, поездка в джунгли. Почти все гостиницы я забронировала через Интернет.

Нихау значит «Здравствуйте!»

Двадцать шестого января 2010 года. Каких-то 2,5 часа лету — и вот мы в Пекине! Температура 4 градуса ниже нуля. Могло быть и хуже: зима она и в Пекине зима! Лихо прошли таможенный контроль, быстро нашли выход из аэропорта. Здесь не мудрено заблудиться: терминал № 3, куда мы прилетели, считается самым большим в мире, он был построен специально к Олимпиаде 2008 года.

Первый пункт — подкрепиться. Такси от аэропорта до Донгджеменя (района всевозможных ресторанчиков) домчало нас за 80 юаней (1 юань равен 4,48 рубля, покупали в Иркутске). Мучить себя выбором еды не стали, зашли в первую забегаловку, в которой увидели скопление китайцев, рассудив, что раз местные жители жалуют это заведение, то и у нас есть шансы по достоинству оценить здешнюю кухню. Большое недоумение вызвал счет — 78 юаней, тогда как наши подсчеты, сделанные на основании меню, говорили, что наш ранний завтрак тянет не более чем на 50 юаней. Выяснять истину не стали, но неприятный осадок остался. Марш-бросок до метро еще раз заставил ежиться от холода. На подходе к подземке неожиданно за спиной услышали зычный крик: «Хеу-хеу-хооой!» Через несколько минут такой же возглас гулко раскатился между высотками уже в другой стороне. Третье «хеу-хеу-хооой» неожиданно прозвучало из уст солидного господина, выгуливавшего собачку, на расстоянии метров трех от нас. Кричал он от души, нарушая тишину сонного Пекина, направляя звуки в темное небо. Тут уж и мне захотелось заорать на весь Пекин: «Хеу-хеу-хооой!» Но не хватило то ли желания, то ли внутренней раскрепощенности, и я промолчала. Хотя как же здорово ранним утром посылать в небо «хеу-хеу-хооой», одновременно освобождаясь от отрицательных эмоций, сонной вялости, радуясь и открываясь новому дню!

Станция Цяньмень (в переводе — «передние врата»). Отсюда рукой подать до главной площади Пекина — Тяньаньмэнь. Но это «рукой подать» доканывает нас ледяным ветром. Подсмотрела у китаянок: если завязать нос и рот, например, банданой, как в детстве шарфом укутывала меня бабушка, гораздо меньше мерзнет лицо. Забавно: в Иркутске или даже Москве я вряд ли ходила бы по улице в таком виде, а там это воспринимала совершенно естественно.

Площадь Тяньаньмэнь открывается в 07.45, поэтому мы довольствуемся ее осмотром по периметру. Внушительно. По некоторым источникам — самая большая в мире площадь, на ней может собраться до 1 млн китайцев, внимающих речам «кормчих». На рассвете на Тяньаньмэне поднимают государственный флаг Китая, и посмотреть на это собираются патриотичные китайцы.

По улочкам старого Пекина

Рассвет помогает нам осматривать хутуны — узкие улочки старого Пекина. В некоторых путеводителях написано: кто не видел хутун, не видел Пекина. Для туристов существует специальный маршрут среди улочек с храмами, аутентичными магазинчиками, прогулку можно совершить на велорикше. Однако то ли мы пришли к хутунам слишком рано, то ли стартовали не с того места, но я не прониклась их обаянием.

Дорога к храму Неба отобрала у нас остатки тепла. С ужасом обнаружила, что площадь храмового комплекса составляет 270 га! Китайцы в разных уголках храмового комплекса занимались европейской аэробикой, танцевали в парах и поодиночке, выделывая вальсовые па, элементы ирландских и восточных плясок. За воротами храма Неба и взрослые, и дети, и старики писали мокрой кистью иероглифы на плитках, которыми выложена площадь.

Какие же замечательные и творческие люди, должно быть, китайцы, если они кричат поутру: «Хеу-хеу-хооой!», танцуют в парках и пишут пожелания счастья мокрой кисточкой на асфальте!

От храма Неба наш путь лежал на Яболоу — торговую улицу для России, где отовариваются многие наши бутики. Двигало нами любопытство вкупе с меркантильным интересом: я рассчитывала купить себе кроссовки (старые-то совсем износились). Но увы — интересного там оказалось мало. К тому же большинство магазинов торгуют только оптом, а на самой улице оказалось множество надоедливых и крикливых китайцев, которые не давали свободно пройти, пытаясь что-нибудь впарить.

На Яболоу мы ехали на такси, движения которого отогнали от меня Морфея. В китайском такси уснуть может только человек со стальными нервами или вовсе без таковых. Наш водитель постоянно перестраивался из ряда в ряд, неожиданно уходил на второстепенную улицу и так же неожиданно возвращался на главную дорогу, кого-то подрезал, резко тормозил, чтобы не въехать в подрезавшего его. Я время от времени взвизгивала и закрывала глаза ладошками.

 Обратно в аэропорт мы отправились на метро. Быстро и спокойно. Глядя в вагонное окно, я мысленно прощалась с Пекином. Конечно, я многого не видела, во многое не вникла, но в моей памяти он обычный город, с обычными многоэтажками и непривычными для меня высотками, где-то помпезный, где-то нищий, но при этом серый и унылый. Листья вечнозеленых кустиков у обочин дорог, остатки травы на газонах и даже елки были грязно-коричневого, запыленного цвета с легкой примесью зеленого. Не мой это город, подумала я, улетая из Пекина. Мысленно мы были в бананово-лимонном Сингапуре.

Метки:
baikalpress_id:  35 352
Загрузка...