Таджики милосердия

В Куйтунской центральной районной больнице почти год работают врачи из бывшей союзной республики

Выходцы из бывшей советской республики, они не копают траншеи, не строят дома, не метут дворы, как многие их земляки, приехавшие в Сибирь на заработки, а лечат людей. Раджабали Муродов и Султан Файзуллаев сумели сохранить профессию. Выучившись на медиков еще в Советском Союзе, много лет занимались любимым делом на родине, вместе со своим народом пережили кровопролитную гражданскую войну. Теперь дом остался за тысячи километров, в знойном Душанбе, а работа по душе и специальности нашлась в холодном и суровом сибирском крае.

Всем районам на зависть

— Думали, в большой город едем, а оказался маленький поселок, — смеется Раджабали Муродов, вспоминая, как впервые познакомился с Куйтуном.

Мы разговариваем с таджикскими докторами в кабинете главного врача Куйтунской ЦРБ Ларисы Середкиной. Год назад Лариса Николаевна стала отвечать за все, что происходит в больнице. До этого тяготы работы простого сельского врача несла на себе — в Куйтуне она доктор давно, и знает ее в поселке каждый. Больница, надо сказать, досталась свежеиспеченному руководителю на загляденье — гордость района: новенькая, только что отстроенная, начиненная самым современным медицинским оборудованием, диагностическим и лабораторным.

— Мы получили не просто красивое здание, — делится Лариса Николаевна, много лет вместе со всем поселком ожидавшая новую больницу. — Оно досталось нам теплое, со всей мебелью, с надежной сантехникой. Мы перешли в него и тут же начали работать. Сами освоили современное оборудование. Люди сразу почувствовали, что мы многое можем: и ФГДС, и УЗИ, и другие исследования проводить; и прекрасные стоматологические кабинеты и турбины у нас не хуже, чем в городе. И лаборатория оснащена — весь спектр анализов мы сейчас делаем на месте. А раньше-то что было!...

Уже полтора года прошло, а врачам и пациентам до сих пор не верится, что затяжной долгострой довели до конца — запустили через 20 с лишним лет после начала строительства. Куйтунцы натерпелись с лихвой, лечились в допотопных условиях: деревянные дома старой больницы, построенные в 50-х годах, не мог спасти даже капитальный ремонт.

— Холодина стояла жуткая, это сейчас медперсонал у нас в туфельках ходит, — говорит Лариса Николаевна.

На поиски врачей

Теперь больница в Куйтуне — самое нарядное здание среди деревенских домиков и хибар, любо-дорого посмотреть. А проблемы остались прежние, и немалые. Одна из главных забот — не едут в поселок квалифицированные медики, не заманишь сюда и молодежь, выпускников медуниверситета.

— Мы не одни такие. Вся Россия складывается из таких Куйтунов, как наш, — уверяет Лариса Середкина. — Как главврач я, конечно, сразу столкнулась с нехваткой докторов. На сегодняшний день у нас в больнице обеспеченность врачебными кадрами — 50 процентов. Во-первых, небольшая зарплата, во-вторых, в деревне труд и жизнь достаточно тяжелые. Молодые пугаются села, не едут, боятся неустроенности. А если согласны, то жилья, подъемных нет: в деревню приехать и как-то здесь обустроиться без этого непросто. Снять в поселке жилье в аренду — очень большая проблема. Купить — средств нет: оно продается, но нет денег в бюджете.

В 2008 году ситуация была более-менее, мы жилье все-таки приобретали для своих специалистов — домики, квартиры неблагоустроенные покупали. И врачей сюда привлекали, и они приезжали. В 2009 году положение усугубилось мировым финансовым кризисом. Совсем туго стало. Сели мы как-то с мэром района Андреем Ивановичем Полониным и подумали: что-то надо решать. Если своих специалистов мы не можем найти или выполнить условия, которые они выдвигают, почему нам не пригласить докторов из других мест? Почему нормально подготовленные врачи из бывших советских республик, например, не могут у нас работать? Весь мир так живет: посмотрите, в Америке трудятся медики со всего света — индусы, китайцы. Взвесив все за и против, через Интернет мы вышли на агентство Внештруд с просьбой подыскать нам специалистов на свободные вакансии.

— Конечно, волновались, ответственность чувствовали большую, — продолжает Лариса Николаевна. — Начали переговоры и вели их долго. Выясняли, какие у Внештруда возможности. Запросили предварительную информацию о тех специалистах, которые у них в базе есть, документы внимательно изучали. Выдвинули свои условия: чтобы у докторов был диплом советского образца, хорошее базовое образование, опыт и знание русского языка, — для уверенности в их квалификации. Затем из предложенных кандидатур отобрали те, что удовлетворяли требованиям, и уже вышли на конкретных людей. Наконец после разговоров по телефону отправили таджикским докторам официальное приглашение на работу.

— Я представляла, где Таджикистан и как там тепло, — рассказывает Лариса Николаевна. — Поэтому в первую очередь объясняла: у нас зима, у нас морозы, у нас поселок... Чтобы у людей не было радужных иллюзий и они понимали, что здесь действительно суровые условия и нелегкая работа. Малины мы не обещали, но эти врачи не испугались. Не молодежь — мужчины зрелые, взвешенно к делу подошли и приехали.

Раджабали принимает роды

— В Иркутске меня встречала Лариса Николаевна, — улыбается Раджабали Муродов.

С апреля 2009 года мужчина работает в Куйтунской ЦРБ врачом-анестезиологом: обеспечивает наркоз во время плановых и срочных операций, спасает тяжелых больных, попавших в реанимацию. В Куйтун он приехал с должности главного врача городской больницы. У Раджабали шестеро детей, уже и внуки есть. Сыновья учатся в институте — надо помогать. На свою зарплату у себя на родине он мог купить только два мешка муки. Для того чтобы прокормить многочисленных домочадцев, Раджабали трудился на земле — каждый год засевал гектар пшеницы, собирал урожай в три тонны, выращивал овощи, виноград.

Сам он родом из Хатлонской области Таджикской ССР, теперь бывшей. В 1979 году, окончив десятилетку в колхозе, поступил в Таджикский государственный медицинский институт имени Абуали ибн Сины в Душанбе.

— Институт был всесоюзным, — рассказывает Раджабали. — По подготовке кадров он занимал второе место в СССР.

С 1985 года мужчина не расстается с врачебной практикой: взять в руки лопату вместо медицинского инструмента у него и мысли не было, даже в самые тяжелые времена. «Не для того я так долго учился», — говорит он. После учебы выпускника мединститута отправили в Хатлонскую областную клиническую больницу, с 1997-го доктор Муродов — зам по лечебной части в больнице Курган-Тюбе (это город в Таджикистане); с 2002-го руководил городским медучреждением. Во время гражданской войны, которую развязали в бывшей советской республике после распада СССР, в 1992-м, лечил раненых: десять месяцев в каждом таджикском кишлаке шли боевые действия, лилась кровь, гибли люди. Врачи тогда не задумывались, кто и с кем воюет, просто оказывали помощь тем, кто в этом нуждался.

— Мы не верили, что развалится СССР, не хотели этого, — говорит Раджабали. — В Союзе хорошо было. В наших больницах до сих пор работают на аппаратуре, которую получили в советское время.

В Куйтуне Раджабали уже привык, и к нему привыкли. Жалуется только на холода — у него на родине таких не бывает. Купил теплую шапку, сапоги, но и они не всегда согревают. Живет врач при больнице. Одно из помещений, освободившееся после переезда ЦРБ в новое здание, переоборудовали под жилое — провели ремонт, установили душевую кабину, благоустроили туалет. Правда, чаще Раджабали можно встретить в больнице — работы много, днем и ночью он там, но это, по его словам, не беда.

— Когда работаешь — не чувствуешь, как время летит, и не скучаешь, — улыбается Раджабали.

Уверяет, что пациенты везде одинаковые — и у него в Таджикистане, и здесь, в Сибири. Правда, алкоголиков больно много — такие чаще других в реанимацию попадают.

— В зимнее время на голодный желудок пьют самогон — перфорацию делаем. После операции, как только все нормализуется, опять сначала начинают.

А ведь врачи их с того света вытаскивают. Недавно Раджабали вернулся из отпуска — на два с лишним месяца уезжал домой, к семье. В Куйтуне с нетерпением ждали — нужен хороший специалист в поселке. Таджикский врач приехал в срок. «Если дом дадут, — мечтает он, — можно и семью привезти». В день, когда журналисты «Копейки» были в гостях в поселке, благодаря доктору Муродову после операции кесарева сечения на свет появился новорожденный — еще один житель Куйтуна.

Кундуйский Султан

Из райцентра едем в Кундуй. С нами Султан Файзуллаев — врач-терапевт участковой Кундуйской больницы. Он спешит в село после Душанбе — у него, как и у Раджабали, тоже был отпуск. По дороге гонит поземка — заметает старый асфальт. Снег все сильнее, а Куйтун — дальше.

— От райцентра до Кундуя километров сорок. Не боитесь по таким дорогам ездить? — спрашиваю Султана.

— Разве страшно? — смеется мужчина. — Это хорошая дорога. У нас знаете какие дороги в Таджикистане — горные, опасные, над пропастью едешь.

— В Кундуе мне нравится, места красивые — тайга кругом, озеро есть, — продолжает Султан. — А мороз меня не пугает — я родился в горах. Памир, знаете? Как ваши Саяны. На высоте 2600 метров наш кишлак Дарваз, 12 тысяч жителей. У нас тоже снега много, ветра, зима суровая. В кишлаке я вырос, воспитывался, учился. Нужны были врачи — в Таджикский мединститут поступил, на хирурга обучился, на родину вернулся, в Дарвазскую ЦРБ. В 1989 году это было. Потом на врача общей практики переквалифицировался — это как участковый терапевт, все болезни лечить может. С 1998 года у меня дом в Душанбе, семья, детей четверо. Зарплату только маленькую платили: я в столице в центре медицинского здоровья работал — вроде вашей поликлиники.

В Кундуе Султана встречают как родного — будто домой возвратился. Медсестры и фельдшеры повисают гроздьями — целуют, обнимают, причитают.

— Где же ты пропадал так долго? Мы уже думали, дорогу забыл, — голосят женщины. — А похудел-то как! Ну ничего, сейчас мы тебе пельмешков отварим, накормим!

Одна санитарка тут же Султану свой сон поведала:

— Вижу, как мы с тобой ягоды в лесу собираем — синие, красные. Девчонки мне говорят: точно Султан приедет, вот посмотришь, жди. И правда, звонят нам нынче и говорят: ты уже в Куйтуне, скоро здесь будешь.

Рад встрече главный врач Кундуйской участковой больницы Владимир Подъячих — крепко жмет Султану руку, улыбается, шутит.

— Конечно, я доволен, что у нас появился врач с высшим образованием, — делится Владимир Владимирович.

Сам опытный доктор, Подъячих 20 лет бережет медицину в Кундуе, а также лечит сельчанам зубы.

— Теперь нас двое после мединститута. Без фельдшера на селе нельзя, но доктор — это совсем другое дело, подготовка у него более высокая, квалифицированную помощь он может больным оказать, и люди это сразу почувствовали — народ к нему пошел.

Терапевту Султану Файзуллаеву дел хватает. Помимо Кундуя к участковой больнице приписано девять деревень. Приходится там бывать и пациентов оттуда принимать. Гипертоников, сердечников много, да вообще хворают люди. Лечит Султан стариков, детей, взрослых. Ночью вызывают, бежит — а как на деревне без этого? Все кундуйцы знают, где новый доктор живет: прямо в больнице.

Кундуйский сельсовет, правда, своему врачу другое жилье обещает — дом. Даже нашелся уже подходящий. Вот только, чтобы его в порядок привести, нужна кругленькая сумма. Хотя по нынешним меркам она не такая уж и огромная, но в бюджете сельского муниципального поселения ее пока нет и когда появится — неизвестно. Вот и чувствует себя Султан как в долгой командировке: семь месяцев — в Кундуе, три — в Душанбе.

— Есть ли будущее у Султана в Кундуе? — качает головой Владимир Подъячих. — Без дома — нет. Было бы жилье — может, человек и задержался бы, а то и семью привез, у нас остался...

* * *

Пока едем в машине обратно, вспоминаю, как Султан показывал мне на сотовом телефоне фотографии, свои родные места: горы, порожистую реку, водопад — там ГЭС сейчас строят.

— Уже скучаете? — спросила я.

— По детям, — признался он. — Вот бы они были рядом...

P. S. Репортаж о том, как жители и врачи села Кундуй своими силами отремонтировали участковую больницу, читайте в следующем номере «Копейки».

Куйтунская ЦРБ: прошлое и настоящее

Первый врач в Куйтуне появился в 1913 году, его помощью пользовалось 0,5% населения. В 1918 году село имело фельдшерский пункт — в маленькой избушке по ул. Красного Октября. Через два года в Куйтуне развернули стационар на 20 коек. В 1926 году был создан Куйтунский отдел здравоохранения, в 1963-м его реорганизовали в Куйтунскую центральную районную больницу.

МУЗ «Куйтунская ЦРБ» — единственное лечебное учреждение на территории района, оказывающее амбулаторно-поликлинические услуги, стационарную, скорую и неотложную помощь.

В августе 2008-го была запущена первая очередь новой больницы-поликлиники — на 350 посещений в день. Пропускная способность поликлиники в 2009 году в одну смену выросла до 532 чел. (в 2008-м — 482 чел.). Организовано 2 кабинета УЗИ-диагностики, кабинет колоноскопии, ФГДС, маммографии, рентгенокабинет. Пациенты ожидают приема в комфортных условиях: есть удобная мебель, санитарные комнаты, туалет, в здании работают аптечные киоски, кафе. В 2009 году открыты детское и терапевтическое отделения. Запланирован ввод в действие второй очереди новой больницы — это хирургическое, гинекологическое и родильное отделения.

Метки:
baikalpress_id:  12 340
Загрузка...