Верный рыцарь королевы

Это, прямо скажем, неординарное событие случилось вчера, 12 января. В канун старого Нового года легенда легкой атлетики Приангарья, заслуженный тренер СССР и России, почетный гражданин Иркутской области Виктор Иннокентьевич Седых отметил свое восьмидесятилетие.

В последние месяцы перед юбилеем он частенько звонил мне из Бурдаковки. По голосу чувствовалось, что обычно невозмутимый, философски настроенный Седых заметно волновался: «Я к тебе за советом. Поначалу намеревался устроить торжество в Иркутске, а потом подумал — это так банально. И решил: никаких ресторанов, кафе, банкетов. Все должно быть по-простому: кто хочет меня поздравить, пусть приезжает в деревню. Кто не хочет или не сможет — не обижусь. Это ведь личное дело каждого. Нет, без застолья не обойдется. Но в моем, как ты понимаешь, уже не слишком молодом возрасте и далеко не идеальном здоровье сподручнее принимать гостей на дому, в двери которого можно постучаться без стука, они открыты для всех. Как считаешь, я прав?»

В незабвенные шестидесятые годы ХХ века физики спорили до хрипоты с лириками, кто из них властитель дум. Виктор Седых не вступал в дискуссию ни с теми, ни с другими. Потому как в нем счастливо сочеталось это единство противоположностей. Выпускник физико-математического факультета Иркутского государственного пединститута, преподаватель сопромата в училище гражданской авиации, он, тонкий стратег и тактик, сумел вывести формулу побед... в легкой атлетике. Сначала собственных, а затем и своих учеников. Его многоликость и многогранность поразительны: барьерный бег, многоборье, прыжки в длину и с шестом, не говоря уже про любовь, которой он не изменяет всю свою сознательную жизнь, — спринт. И везде и всюду — выходя ли на беговую дорожку, или в секторы, Седых ставил перед собой одну задачу — непременно быть первым! Честолюбие — это прекрасное качество для спортсмена, но ведь еще необходимо знать методику, технику, психологию. Не только свою собственную, но и соперников.

Прагматичный романтик, он, не имевший специального физкультурного образования, использовал себе во благо богатый арсенал знаний, которые преподнесла ему высшая школа. Сегодня это кажется ирреальным, но Седых в благословенные пятидесятые годы становился чемпионом и рекордсменом области в десяти видах легкой атлетики! А между тем природа не наградила его богатырским телосложением. Да и силенками тоже. Он, появившийся на свет в богом забытой деревне Алан, что в Качугском районе, оставшись без отца, Иннокентия Дмитриевича, погибшего на фронте в 1943 году, как и многие его ровесники, пережил все «прелести» военных и послевоенных лет. Будучи учеником средней школы в поселке Харбатово, отдавал маме, Крестинье Макаровне, по карточке выданный ему хлеб. А еще, по признанию Виктора Иннокентьевича, он страшно не любил уроков физкультуры. Считал это пустым времяпрепровождением, а потому часто пропускал занятия. На две недели его даже исключили из школы. Восстановили. Ведь у педагогов по другим предметам, особенно точным наукам, к Виктору претензий не было.

Лидер по натуре, он не собирался падать ниц перед обстоятельствами места и времени. Волевой, упертый, постоянно ставил над собой эксперимент: полуголодный ежедневно занимался на самодельном турнике, бегал на лыжах, поднимал штангу. Короче, нагружал себя по полной — еще и потому, что спал и видел себя сидящим за штурвалом самолета. Мечта о небе так и осталось мечтой. Но все же летать он научился... на земле. Сам. На беговой дорожке. И научил своих учеников, воспитав призера зимнего чемпионата Европы, олимпийскую чемпионку Игр в Москве Татьяну Гойшик, трехкратного победителя международного турнира на призы братьев Знаменских, участника Олимпиады-80 Александра Стасевича и еще с десяток мастеров спорта по самым разным видам «королевы». Даже по экзотическому и неведомому ему самому марафонскому бегу. Как и сам Виктор Иннокентьевич, оба его премьера родом из провинции: Гойшик (в девичестве Насонова) из Балаганска, Стасевич — из Нижнеудинска. Родились в разное время со своим учителем, но, как оказалось, «группа крови»-то у них одна. Да и учились будущие примы отечественного и мирового спринта в одном учебном заведении — авиационном техникуме.

— Скорость, сила, выносливость, прирожденные способности — эти качества, конечно, никто не отменял. Но, понимаешь ли, бег — на короткие или длинные дистанции — это полет с временной посадкой на землю. Да-да, именно полет. Патент на изобретения, или, как сейчас говорят, ноу хау, мне за это открытие не дали. Но мои ученики доказали, что я оказался прав, — улыбается Виктор Иннокентьевич. — Что первично: курица или яйцо? До сих по никто не может ответить на этот вопрос. Ни ученые, ни философы. А вот скажи мне, что, на твой взгляд, первично: тренер, спортсмен, функционер, агент? Нет, симбиоз необходим. Убери одну спицу в колесе велосипеда — куда поедет гонщик? Но... не сочти, что я защищаю честь мундира, как не посчитай нескромным, но меня никто не переубедит, что первичен все-таки тренер.

Перед Олимпиадой в Москве, по мнению штаба национальной сборной, Александр Стасевич оказался в «разобранном» состоянии. Седых доказал, что это далеко не так. Взяв Стаса лично под свою опеку, Виктор Иннокентьевич сумел подвести его к пику формы. И ученик не подвел: «выстрелил» на последней прикидке перед Играми — на Мемориале братьев Знаменских, показав на дистанции 200 метров пятый результат сезона в мире. В последний момент запрыгнул, как говорят, на подножку уходящего поезда, державшего курс на Олимпийские игры. Таня Гойшик хотя и без особых проблем пробилась в двери сборной, но до последнего момента было не ясно, какой квартет побежит эстафету 4х400 метров по олимпийской дорожке Лужников. Конкуренток море, едва ли не два состава... Предварительный забег на этой дистанции прошел без сибирячки. Впору паковать чемоданы? Но Седых сумел доказать — себе, Татьяне и тренерскому штабу сборной, — что его ученица готова бежать финал. И она побежала, да так, что вместе с подругами по команде сотворила сенсацию, преградив путь к золотому пьедесталу абсолютным фавориткам, девчатам из сборной ГДР.

— Завистники (а, поверь, в моей тренерской биографии таких было немало) шептались по углам, мол, Седых дал взятку, чтобы Гойшик допустили к финалу. Пусть эти грязные инсинуации останутся на совести тех, кто не мог простить, что Таня стала олимпийской чемпионкой. За деньги на Олимпиаду не попадают. Это аксиома. Мне в тот драматический момент важно было заставить ее поверить, что она в прекрасной спортивной форме, и вывести ее из психологического ступора, — вспоминает Виктор Иннокентьевич. — Как видишь, удалось!

Более двадцати лет Виктор Иннокентьевич вместе с Нелли Васильевной (а со своей прекрасной половиной они уже отметили золотую свадьбу) живут за городом, в Бурдаковке. Он, словно на машине времени, вернулся в свое деревенское детство. Есть дом, небольшой скарб, баня. А еще — фирменный музей, где обо всех достижениях легенды иркутской легкой атлетики, как спортсмена и как тренера, рассказывают фотографии, медали, кубки, газетные и журнальные публикации. Для Седых это место святое.

— Дом построил, дерево посадил, детей родил, уже подрастают внуки и правнуки. Скажи на милость, что еще надо мужчине для полного счастья? Да, чувствую я себя, скажем так, не ахти. Но я же не физкультурой занимался — большим спортом. А он, как видишь, здоровья не прибавляет. Но я не унываю, смотрю на вещи трезво. Согласись, не каждому выпадает такой счастливый жребий — достичь восьмидесятилетнего рубежа, — с грустью улыбается Виктор Иннокентьевич.

Седых терпелив: лишь спустя 11 лет после Олимпиады ему присвоят звание «Заслуженный тренер СССР». Девятнадцать лет его искал орден Почета. Но ведь присвоили же, да и орден «нашелся»...

— Все это суета сует. Титулы и регалии... Теперь это уже надо не мне лично — для истории. Я же, став с годами мудрым, отношусь ко всему с олимпийским спокойствием. Как, впрочем, и к званиям лучшего тренера СССР 1991 года и лучшего тренера Приангарья 20-го столетия. Юбилеи как гости — приходят и уходят, а ты остаешься один на один со своими мыслями, думами, идеями. Со своими болячками. Эх, давай я тебе отдам весь свой иконостас в обмен на твой возраст! Согласен?

Загрузка...