Ряженая дружина Солнца

Обряд колядования, считали древние белорусы, помогал небесному светилу справиться с силами тьмы

«Обряд хожденья по домам в Рождество и Новый год, с поздравленьем, песнями, со звездою или с житом, для сбора денег и пищи» — такое толкование дает этому действу толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля. В другом авторитетном издании, Брокгауза и Эфрона, иное определение: «...цикл народных рождественских праздников, игр и песен, остаток греко-римской старины, перешедшей к славянам и другим народам вместе с церковными обрядами». Оба выражения ученых мужей посвящены одному хорошо известному всем обряду — «Коляды». С авторами в корне не согласен руководитель Иркутского товарищества белорусской культуры имени Черского Олег Рудаков. Для него ближе версия из другого источника, которая звучит примерно так: «...дохристианский славянский праздник, связанный с зимним солнцестоянием и Новым годом, позднее вытесненный или слившийся с Рождеством и Святками.

С Зоркою на борьбу с Тьмой

— Есть множество исследований, доказывающих, что до христианства практически вся Европа отмечала одни и те же праздники, — говорит Олег Рудаков. — Есть, конечно, небольшие расхождения в сроках, названиях, но суть везде оставалась одна.

Позже, считает Олег Васильевич, на народные традиции серьезное влияние оказала религия. Где-то, как в средневековой Европе, языческие традиции в буквальном смысле выжигали каленым железом, где-то боролись с ними с помощью хитрости, просто накладывая на привычные обряды свои праздники. Так старинная Каляда (именно так мы в дальнейшем будем называть ее, на белорусский манер. — Прим. авт.) в одночасье превратилась в один из эпизодов празднования Рождества Христова, а все песни обряда получили религиозную окраску.

— Белорусы — один из немногих народов, который в силу определенных исторических причин сумел в первозданном виде сохранить и свой язык, и свои традиции, — считает глава белорусов Иркутской области (их, кстати на территории Приангарья проживает более 50 тысяч). — В наше время мало кто знает смысл древнего праздника Каляды. Все свелось к тому, что разукрашенные ребятишки стайкой бегают от дома к дому и выпрашивают у хозяев лакомство: «Коляда-моляда, сею-посеваю, конфеты собираю!» А ведь есть в обряде калядования свое сакральное значение: благодаря ему наши предки помогали Солнцу победить тьму. Они видели, что ночь зимой с каждым днем становится все длиннее. Значит, темные силы побеждают и если ничего не делать, то ночь поглотит день и наступит полная мгла. Такой расклад, естественно, никого не устраивал. А потому в самую продолжительную ночь (чаще всего с 24-го на 25 декабря) специальная группа, наряженная в разные костюмы, брала Зорку, символизирующую Солнце, и отправлялась калядовать.

Ходили по деревне со специальными ритуальными песнями, разыгрывали в хатах у своих земляков целые спектакли. В общем, веселились... Обряд длился две недели. За это время день становился чуть длиннее — а значит, цель была достигнута: господство светила на небе было восстановлено. С этого момента и начинался новый солнечный год, который обещал приход тепла и света, а стало быть, и пробуждения плодоносной силы земли.

Предводительство Деда

В группе калядовщиков, в белорусской версии, может быть неограниченное количество персонажей. Но их должно быть минимум шесть, из них четверо —обязательные. Самый главный — это Дед (или Дзед). Он символизирует древний род, а к предкам у белорусов (как, впрочем, и у других народов) отношение крайне почтительное. А чтобы добиться их покровительства, нужно было соблюдать все народные традиции. Дед среди калядовщиков непререкаемый авторитет. Именно он руководит всем процессом, внимательно следя за тем, чтобы все было по заведенным еще в древности правилам.

Следующий обязательный персонаж — непосредственно Каляда. Об этом фольклорном элементе необходимо сказать особо: есть множество версий по поводу его происхождения, назначения и даже пола. Кто-то считает его сыном (или дочерью) Бога), кто-то — самостоятельным Богом, который когда-то спас человечество от духовного вырождения; есть также предположение, что это младенец, символизирующий диск Солнца, которого захватила злая ведьма Зима...

Белорусская Каляда — это богиня красоты. Поэтому на данную роль выбирали обычно самую красивую девушку. Впрочем, одной привлекательной внешности было мало — нужны были еще приятный голос и умение петь. Именно Каляда исполняла практически все ритуальные песни, а также желала хозяевам всех благ.

Невозможен был ритуал и без Козы (или Казы, в белорусском варианте). Задачей этой животины было исполнить специальный «козлиный» танец, а также заглянуть во все углы в доме. Причем хозяева сами открывали двери перед ее вездесущей мордой. Считалось, что там, куда посмотрит козий глаз, обязательно в будущем появится какое-то богатство — например, мешок муки. Еще одним значением этого ритуала было без утайки показать соседям все, что есть в доме, продемонстрировать свою открытость. А еще люди верили, что любое прикосновение к Козе благотворно скажется на здоровье. Именно поэтому каждый старался привлечь к себе внимание рогатого персонажа и добиться, чтобы тот боднул, лягнул его или хотя бы просто коснулся.

Выкрутасы Козы в хате неизменно заканчивались тем, что она падала замертво. Тогда в дело вступал четвертый обязательный калядовщик — Механоша. Это такой балагур, рубаха-парень, своего рода шут, которому позволено если не все, то очень многое. Ему разрешалось по ходу обряда отпускать разные шуточки в адрес присутствующих — иной раз на грани фола. Правда, опускаться до прямых оскорблений было нельзя. А еще Механоша раскручивал, как сказали бы в наше время, хозяев на угощения. И сей процесс начинался сразу после того как хитрая Коза падала посередине хаты. Считалось, что калядующие были посланы богами и им обязательно нужно что-то пожертвовать. Обычно это было что-то съестное — кусок сала, каравай хлеба, круг колбасы.

Если хозяева, по мнению колядующих, были скупыми, то Козу оставляли в доме и уходили. Это считалось большим позором: просто взять и выгнать ритуальное животное было нельзя. Приходилось «мести по сусекам», а потом догонять процессию, умолять принять новые подношения и забрать рогатую.

Кстати, калядовщики приходили только в дома тех, кто жил в мире с соседями, не скандалил и ничего никому плохого не делал. В давние времена, надо сказать, таких было большинство. Против вздорных, неприятных для большинства селян семейств практиковалась такая кара: делали чучело козы и забрасывали его во двор провинившимся. Забрать сие творение могли опять же только калядующие. Так что хозяину, если он, конечно, не желал навечно остаться изгоем для местного общества, приходилось обращаться к Деду и компании и вместе с обещаниями исправиться заплатить достаточно весомый откуп.

Кроме вышеназванных персонажей в рядах каляд-команды могли присутствовать Медведь (в Средние века эту роль мог исполнять настоящий зверь — хорошо обученный, конечно), Волк, Ворожбитка (гадала хозяевам) и многие другие. Состав всецело зависел от фантазии и возможностей данной группы. Кстати, все маски и наряды калядующие шили себе сами.

Что же касается накалядованного, то часть его ряженые забирали себе, часть отдавали нищим, а остатки, по заведенной традиции, должны были сжечь в костре.

Под защитой Павука

На общении с калядующими новогодний праздник в белорусских селениях не заканчивался. В течение двух недель люди ходили друг другу в гости. Пировали. В праздничное меню входило все самое лучшее. Обязательными были оладьи, кутья (сытная каша с медом) и кулага (блюдо из муки, ягод, воды и меда). Очень много на столах было мясных кушаний, в том числе и специальных калядных колбас.

Никакого ритуального дерева (аналог нашей елки) в белорусских хатах не ставили. Культура народа вообще подразумевает весьма бережное отношение к природе — те же цветы и травы, по традиции, позволительно рвать только один раз в году — в самую короткую летнюю ночь. А еще в новогодние праздники в белорусских семьях занимались совместным творчеством — делали так называемого Павука, легкую конструкцию из соломки, которую подвешивали над входной дверью. Это был своего рода накопитель, в который уходили все болезни, ссоры и другой негатив. Павук оберегал хозяев хаты в течение года. Потом оберег сжигали, а на его место вешали новый...

Метки:
baikalpress_id:  35 315