Американские каникулы

Глобальный экономический кризис не помешал иркутянину Никите Волкову этим летом поработать спасателем в городке штата Вирджиния

Америка, Америка! Далекая сказочная страна, чертовски привлекательная для любого жителя планеты... Небоскребы, автобаны и мосты, горячий океан, морской воздух и пальмы — райский уголок земли, особенно если вглядываться в заманчивую даль отсюда, из Сибири. Мечта увидеть красоты американской жизни своими глазами сбылась у иркутянина Никиты Волкова. Студент технического университета этим летом съездил в Штаты, поработал спасателем в маленьком глухом городишке в штате Вирджиния, пожил в Нью-Йорке — погулял по Манхэттену, пересек Бруклинский мост, поднялся на статую Свободы. Теперь юноша опять мечтает вернуться в сказку, которая осталась за тысячи километров от дома, за океаном.

Не за длинным рублем

Попасть в Америку стремятся люди со всего света: одни хотят посмотреть великую страну, другие — заработать, ну а если повезет, то и все сразу. Не боясь границ, расстояний, языковых барьеров и всяких предрассудков, чаще за океан рвется молодежь. Сибиряки не отстают от своих ровесников: сидеть в Иркутске скучно, часто бесперспективно, да и возможность уехать теперь есть — сами американцы помогают потенциальным гастарбайтерам получить временную работу в Штатах.

В Иркутске при поддержке посольства США действуют программы для студентов, желающих не просто оказаться за рубежом в качестве ленивых туристов, но провести время с пользой. При определенном упорстве и трудолюбии можно привезти из Америки домой хорошие деньги — до 10 тысяч долларов за летний сезон, так говорят те, кто уже попробовал поработать за бугром.

Никита Волков — студент строительного факультета Иркутского технического университета. Дальнюю поездку он задумал прошлой осенью. Правда, мировой финансовый кризис едва не сорвал планы иркутянина. Но обошлось — Америка по-прежнему принимала гостей с разных окраин мира, предлагая им рабочие места. Единственное, на чем сказался глобальный экономический катаклизм, — шансов получить работу в крупном городе сейчас почти нет. Никите подобрали вакансию спасателя, с трудоустройством в одном из трех возможных штатов — Мэриленд, Вирджиния или Бостон.

Пару месяцев пришлось собирать различные справки для получения визы, попутно налегая на английский — это было одним из условий «каникул» в Америке. Собеседование юноша проходил в Екатеринбурге, в американском консульстве. Там поинтересовались целью визита в страну, тщательно проверили студенческий билет, зачетную книжку. На оценки внимания не обращали, главное, что хотели выяснить, — действительно ли претендент является студентом дневного отделения. Американцы очень боятся невозвращенцев: не дай Бог, кто задумает нелегально остаться в стране. То, что молодой человек учится очно, служило гарантией, что он добровольно вернется из Штатов на родину. Вместе с американским правительством за сына переживала мама — провожая в дорогу, все повторяла: «Ждем тебя домой!»

Само собой, чтобы осуществить задуманное, потребовался определенный капитал — 100 тысяч рублей. Никита собирался компенсировать финансовые затраты, хотя гнаться за длинным рублем (простите, долларом) особого желания не было — в первую очередь хотелось увидеть другой мир.

«Стоим посередине улицы и ничего не понимаем...»

Другой мир оказался довольно гостеприимным — Никиту с другом Димой, тоже иркутянином, ждали. Работодатель первым делом повез их в лагерь для спасателей. Правда, чтобы найти водителя, который должен был доставить ребят в назначенное место, им пришлось вспомнить все свои знания по английскому, их явно не хватало.

— В офисе, куда мы позвонили, нам постарались объяснить, откуда нас заберут, говорили быстро-быстро, — смеется Никита. — И вот стоим мы в Балтиморе посередине улицы с сумками-чемоданами и ничего не понимаем... Я по тридцать раз переспрашивал, пока не дошло: идите на заправку, на угол такой-то и такой-то авеню...

В лагере, где шла подготовка спасателей, жили три дня в обычных американских бараках — длинных деревянных одноэтажных домиках. Кормили хорошо, но не бесплатно — потом из зарплаты все высчитали.

— Я там в первый раз макароны попробовал холодные, как будто прямо из морозилки, с кетчупом, — вспоминает Никита. — Больше не хочу. Вообще, я старался меньше есть. Заранее знал, что американская еда вредная, калорийная. Гамбургеры давали — я не ел.

Вместе с русскими на заработки приехала молодежь из Украины, Казахстана, Эквадора, Мексики. Но большинство — русскоговорящие. Все проходили обучение.

— В первый день нам читали лекции — конечно, на английском языке. Воспринимать было очень тяжело, все время нужно вслушиваться, напрягаться. Сначала терпели, но потом мозги уже поехали — мало что соображали. На лекциях нам объясняли, как спасать людей всякими способами, проверять химический состав воды, рассказывали про устройство бассейна и наши обязанности.

На второй день мы сдавали нормативы на воде. Нужно было проплыть 25 метров туда-обратно, достать кирпич с трехметровой глубины и продержаться минуту на воде с поднятыми руками — одними ногами дрыгать. Мы все выполнили, только с кирпичом у меня вышла заминка: его надо было достать, нырнув вниз не головой, а... ну, в общем, понимаете чем... Со второго раза получилось. Это потом я спокойно сидел на дне бассейна — просто, погружаясь, не нужно воздух хватать, а дышать как обычно, иначе вверх выталкивает.

Третий день в бассейне показывали, как людей спасать. Выдали униформы: шорты, майки, свисток, маску для искусственного дыхания; обязательно тюб поролоновый, с ним нельзя было расставаться: мы на креслах сидим — он вокруг нас.

Распределение сибиряков прошло забавно. Никита услышал, как тренер, рекламируя очередное место, произнес: «Вирджиния-Бич». А это курортный город на побережье Атлантического океана, с большим количеством пляжей и отелей (кто не знает). Юноша тут же клюнул на хитрую приманку: запишите нас, поедем! Вирджиния-Бич в итоге оказалась в 40 минутах езды на машине от маленького провинциального городка, по-нашему почти деревни, — Портсмута, где иркутяне и трудились лето напролет. «Страшная глушь», — сокрушался потом Никита.

В заграничной глухомани

Глушь не глушь, но в этом месте никто не ходил пешком — все ездили на машинах. Сердце городка — огромный гипермаркет, откуда местные жители, в основном черное население, выносили большущие пакеты и загружали в свои авто. Основной пейзаж вокруг торгового центра — двухэтажные домики с аккуратно подстриженными лужайками. Имелись школа, почта, парикмахерские, магазины, салоны и автостоянки — все сияло чистотой и утопало в зелени. Нечто вроде большого спального района в мегаполисе. А вот где горожане работали, так и осталось для Никиты загадкой. Вероятно, ездили в Вирджинию-Бич.

В этой так называемой дыре было несколько бассейнов — открытых, прямо на улице. Купаться туда местные жители приходили бесплатно — за счет ассоциации собственников района, где жили. Люди ежегодно собирали деньги на уборку улиц, их благоустройство, стрижку газонов, в том числе и содержание бассейнов. А потом пользовались этими услугами круглый год. На купание каждому выдавался пропуск задаром: можно было плескаться с девяти утра до девяти вечера — при хорошей погоде, конечно. Обслуживали бассейны приезжие студенты.

— Наша рабочая неделя продолжалась шесть дней, один выходной. На работу мы ездили на велосипедах, их нам предоставила фирма, — рассказывает Никита. — Добирались за 20—25 минут. Если выпадала утренняя смена, в восемь утра надо было быть на месте. Час убирали, мыли, пылесосили — готовили бассейн к открытию. В девять запускали посетителей — в основном детей с родителями. В нашем бассейне работали четыре спасателя — кроме нас, русских, еще сербы. Мы сидели в креслах, с тюбами, вооруженные свистками, и следили за порядком на дорожках.

Каждые 45 минут объявлялся 15-минутный перерыв — можно было отдохнуть, поплавать, перекусить; после него спасатели меняли свое местоположение. Вообще-то дисциплину работодатель требовал строго — все по инструкции. За нарушения наказывали. Не сидеть в кресле было нельзя, читать, слушать плеер, разговаривать по сотовому телефону тоже запрещалось. Супервайзеры приезжали и проверяли. Если что не так — делали предупреждение, после него «дисквалифицировали» на два дня, а это большая потеря в заработке. После двух предупреждений могли уволить.

— Дискриминации никакой мы не чувствовали, — продолжает Никита, — люди относились к нам доброжелательно, культурно, особенно белые. Была, правда, пара человек, которые любили жаловаться без всякого повода. Одному типу не понравилось, что сербы между собой разговаривали на своем языке, он страшно возмущался — но ему объяснили, что он не прав, все по правилам. Славу Богу, обошлось без всяких ЧП — мы вовремя пресекали. Хотя пару раз вызывали полицию — когда наши указания покинуть бассейн посетители не выполняли. Полицейский появлялся через считанные минуты и принимал нашу сторону: раз спасатель старший — его надо слушать.

Надо сказать, за порядком американские полицейские следят добросовестно. Стоило сербам, с которыми мы жили, попить пива у подъезда — тихо-мирно, всего 10 минут, — как к дому подъехали сразу восемь полицейских машин. Мы даже их сфотографировали. Рассчитывал нас работодатель каждые две недели, выдавали чек. За вычетом квартплаты — 100 долларов в неделю с человека — на руках оставалось чуть больше 450 долларов. Если бы мы не копили, можно было вообще шиковать: питаться, ни в чем себе не отказывая, и вещей напокупать. Но мы экономили: сосиски брали за 80 центов, а не дорогие — за 3—5 долларов. Готовили сами, из полуфабрикатов: американская курица в итоге ничем не отличалась по вкусу от нашей.

Нью-Йорк — город-сказка

Так пролетело лето. В сентябре похолодало, посетителей в бассейн ходило все меньше. Сильно потянуло домой.

— «Хочу в Иркутск, хочу учиться, хочу в политех!» — только и думал тогда я, — смеется Никита. — Но, когда мы с Димоном приехали в Нью-Йорк, эти мысли тут же улетучились. Нью-Йорк нас поразил!

Все, что можно было успеть за неделю в огромном мегаполисе, сибиряки постарались увидеть. Почти не спали: обошли Бруклин, побывали на знаменитом мосту через Гудзон, с экскурсией поднялись на статую Свободы. На Бродвее посмотрели мюзикл «Чикаго». Сходили в океанарий на Брайтоне, посетили здание ООН. Но больше всего их тянуло на Манхэттен — бродили по нему и днем и ночью.

— Русских там очень много. Идешь по Манхэттену — и то тут то там слышишь наш мат, как дома, — делится Никита. — В общем, уже в аэропорту, улетая обратно, я понял, что Америку толком так и не увидел. Дома меня накрыла страшная депрессия. Вроде бы и родные лица вокруг, со всеми друзьями встретился, но ничто не радовало. Утешение Никита, спортсмен и болельщик, нашел в том, что в Иркутске можно смотреть футбол.

— Я в Америке за три месяца всего-то пару футбольных матчей видел, а раньше не пропускал ни одного, — говорит иркутский студент. — Да и вообще, если честно, следующим летом я обратно в Штаты собираюсь — подзаработать бы не мешало...

Метки:
baikalpress_id:  12 237