Загадка старинной усадьбы

Из цикла «Тайна Тихвинской площади»

(Отрывок)

Тася и Антон повернулись, чтобы войти в следующую комнату. Вдруг Антон поежился, словно ему что-то мешало между лопатками, и стал чесаться спиной о косяк двери.

— Антон, что ты делаешь? — воскликнула Тася, и в ту же минуту почувствовала непреодолимое желание сделать то же самое.

— Уф! — сказал Антон, продолжая почесывать спину. — Мы делаем нечто неприличное. Но как быть, если очень хочется?

 Из соседней комнаты снова послышались голоса.

 — Ники, что там происходит? Кто-то трясет весь дом. Такое впечатление, что медведь чешется спиной о дверь нашей комнаты.

 — Успокойся, Аликс, сейчас мы все узнаем.

 Тася и Антон вошли в комнату и увидели два говорящих портрета. Но это их уже не удивило. На одном из портретов был изображен мужчина в мундире с эполетами. У него были усы и небольшая, но окладистая бородка. Рядом висел портрет женщины с тонкими чертами лица. Она была в белом платье и глядела на детей через лорнет, что придавало ей вид несколько высокомерный.

— Сударыня и вы, сударь, что-то я не припомню вас. Вы в усадьбе недавно?

 — Ники, — перебила его дама в белом платье, — это всего лишь посетители. Правда, они оказались здесь в волшебный день и волшебный час.

— Это император Николай Второй и императрица Александра Федоровна, — шепнул Тасе Антон.

— Что же, продолжайте господа, продолжайте, — кивнул император и застыл в раме, как и положено портрету.

— Всего доброго, ваше величество, — вежливо поклонились Антон с Тасей и вышли в комнату, с которой начали осмотр.

— А теперь куда? — спросила Тася.

— Вот лестница. Айда на второй этаж!

 — А там что?

— Не знаю, — ответил Антон. — Но что-нибудь интересное. Пока ведь было интересно?

— И даже немного страшно, — ответила Тася.

Поеживаясь от зуда между лопатками, они поднялись на второй этаж по скрипучей деревянной лестнице.

— Смотри, какие красивые картины! — воскликнула Тася.

Комната на втором этаже была увешана картинами в старинных бронзовых рамах. Дети стали рассматривать их, переходя от одной к другой.

— Ой! — сказала Тася. — Смотри, Антон, это мой старый знакомый тамбовский волк.

— Ты не ошиблась? Тут написано: «Заструненный волк», художник Кившенко А.Д.

— Антон! Заструненный — это значит связанный. Этот волк когда-то очень помог нашей компании. Он настоящий друг.

— Привет, волк!

Волк на картине поднял голову и прошептал сквозь зубы:

— Привет, ребята. Но мне нельзя сейчас разговаривать — я ведь на службе. А что это белое у вас сзади?

Ребята посмотрели друг на друга и ахнули. У них за спиной выросли крылышки белого цвета, но с каким-то лиловым оттенком, словно это были не перья, а бледные опавшие цветы сирени. Небольшие крылья на глазах продолжали расти, и детей охватило непреодолимое желание летать. Они уже с трудом стояли на месте, переминаясь с ноги на ногу и нетерпеливо подпрыгивая.

— Тася, — прошептал волк, — вы, наверное, прошли под кустами сирени, которые посадил Владимир Платонович?

— Да.

— Тогда все ясно. Это волшебная сирень.

Но Тася и Антон уже не слушали волка. Они увидели открытое окно и устремились к нему. Помогая друг другу, влезли на подоконник и вылезли наружу. Но летать по-настоящему, видимо еще не могли. То ли крылья не выросли как следует, то ли руки и ноги мешали. Поэтому, выпорхнув из одного окна, они тут же влетели в открытое окно второго этажа другого домика.

Метки:
baikalpress_id:  35 275