Закарья Мигеров

Рассказ о семикратном чемпионе России, который в послевоенные годы прорубил для иркутских боксеров окно в Европу

Дедушка будущего чемпиона, Файзулла Мигер-оглы, родился в один год с вождем мирового пролетариата Владимиром Лениным — в 1870-м. Жил в Дагестане, по национальности — черкес. Революционером никогда не был, однако от сибирской ссылки это его не спасло. Горячий был очень, гласит семейная легенда, вот и повздорил с тем, с кем не надо было. В итоге оказался в селе Троицк Заларинского района. Здесь встретил свою половину, здесь стал, на русский манер, Мигеровым. Нарожали они с супругой аж 12 детей. Так начиналась в Приангарье татарская (по бабушке) династия Мигеровых...

А вот отец Закарьи, Хасан, свою будущую жену украл. Встретил на вечеринке в Заларях, куда приезжал с друзьями, да и увез ее ранним утром в Троицк, в отчий дом. К тому моменту жениху было 17 лет, невесте на год меньше. А примерно через год, 28 июня 1928 года, на свет появился маленький Закуш. Именно так, ласково, знаменитого боксера называли в семейном кругу до конца его жизни.

Кормилец семьи

В годы Великой Отечественной войны, когда отца призвали на фронт, Закарье пришлось взвалить на свои еще хрупкие мальчишечьи плечи тяжкое бремя кормильца семьи. К тому времени в семье Мигеровых, переехавших в Иркутск, было уже трое детей: в 1931-м родилась Разия, а через два года появился на свет Файтулла. Ко всему прочему нужно было заботиться и о семье умершего в 1942 году дяди (брата отца), в которой было два маленьких ребенка. Работал Закарья на авиационном заводе, жили же Мигеровы на 4-й Советской, так что мальчишке приходилось каждый день вставать в пять утра и отправляться через весь город на работу. Общественного транспорта тогда не было, поэтому в лучшем случае можно было с оказией добраться до завода на лошади, но в основном на своих двоих, бегом.

Ростика Закарья был небольшого, а потому работал на слесарном станке, стоя на ящике. Тем не менее парня заметили и очень скоро его назначили бригадиром — в подчинении были такие же пацаны, как он сам.

— Жизнь во время войны в семье особо обсуждать не любили, — рассказывает младшая дочь Хасана Мигерова, Мадина. — Просто говорили, что было очень тяжело. Кстати, Закарья до конца жизни сохранил привычку рано вставать, а также всегда очень уважительно относился к хлебу — ворчал, когда кто-то оставлял недоеденные куски на столе... Сама Мадина Хасановна родилась уже после войны — ровно через девять месяцев после того как отец вернулся с фронта. С малых лет она воспринимала своего старшего брата как знаменитого и очень уважаемого человека, которого знал практически весь город. И немудрено, ведь в год ее рождения, в 1946-м, Закарья завоевал титул сильнейшего в Российской Федерации. Это был первый подобный титул не только для него, но и для всего иркутского бокса.

Из дебютантов — в чемпионы

Спорт в послевоенные годы был в большом почете у молодежи. Занимались практически все. Летом ездили на велосипеде, гоняли мяч на футбольном поле или просто бегали, прыгали, метали. Зимой — коньки и лыжи. В почете были гимнастика, борьба, бокс... Закарья Мигеров перепробовал большую часть из перечисленных видов. По душе, как и многим мальчишкам, пришелся футбол. На поле он всегда был резкий и неуступчивый. Именно это его качество подметил тренер Игорь Борисович Кирзнер. Он позвал парня в секцию бокса. Тот с радостью согласился. Впоследствии Закарья Хасанович признавался, что огромное влияние на принятое им (как впоследствии выяснилось, судьбоносное) решение оказал фильм «Боксеры», который крутили в кинотеатрах в то время.

Как бы то ни было, в октябре 1945 года в возрасте 17 лет (очень поздно по нынешним спортивным меркам) Закарья впервые примерил боксерские перчатки и вышел на ринг. Произошло сие событие во Дворце пионеров. Опытный наставник, Игорь Кизнер сразу понял, что не ошибся в этом невысоком, коренастом и чрезвычайно трудолюбивом парнишке. С тренировок Закарью приходилось буквально выгонять, так как он готов был часами колотить ни в чем не повинную грушу.

Официальное боевое крещение боксера Мигерова состоялось в июне 1946 года на стадионе «Авангард» (ныне «Труд»). Соперник молодого спортсмена — опытный боксер по фамилии Барыкин — вышел на ринг уверенным в собственном превосходстве. Но очень скоро, пропустив молниеносную серию ударов, мастер оказался на полу. Болельщики стоя приветствовали первую победу восходящей звезды иркутского бокса. На том турнире Закарью впервые увидел старший тренер сборной Иркутской области по боксу Вадим Петрович Хардин. Он настоял, чтобы парня включили в состав команды, которая в октябре 1946-го отправилась в Иваново на чемпионат РСФСР.

«На тот чемпионат России меня взяли в качестве зрителя, — вспоминал впоследствии Закарья Хасанович, — чтобы я присмотрелся к соперникам, с которыми должен был встретиться через год».

Однако уже в Иваново Хардин вдруг поменял решение и предложил молодому боксеру принять участие в соревнованиях. Предложение тренера Мигеров воспринял с большим энтузиазмом, вышел на ринг и... начал крушить одного соперника за другим. Отсутствие опыта компенсировал неуемным темпераментом и огромным желанием побеждать. Остановить юнца из далекой Сибири не удалось даже опытнейшему мастеру по фамилии Удалов.

Причем, как отмечали очевидцы, перед третьим раундом решающего поединка абсолютно обессиленный Закарья признался тренеру, что не в состоянии продолжать бой: «ноги ватные», «выдохся полностью». Но Хардин не стал жалеть своего подопечного и выбрасывать полотенце (в боксе это означает признать поражение). «Иди и бейся до конца!» — напутствовал дебютанта тренер. Эти слова заставили подняться и, превозмогая усталость, выйти на ринг. Тот бой Мигеров выиграл, а слова наставника в дальнейшем стали его жизненным принципом. Кстати, золото 18-летнего Закарьи стало единственным в копилке сборной Приангарья на том турнире.

Через год в Горьком Мигеров подтвердил статус чемпиона России, а в дальнейшем довел число подобных титулов до семи. Покорилась ему и такая недосягаемая, казалось бы, в то время для сибирских спортсменов высота, как пьедестал почета на чемпионате Союза Советских Социалистических Республик. На высшую ступень подняться не удалось, но второе место иркутянин завоевал: в 1951 году он проиграл (причем в очень упорном бою) лишь безоговорочному лидеру в категории до 60 кг, семикратному чемпиону СССР Анатолию Грейнеру. Год спустя Закарья Хасанович украсил свою коллекцию еще и бронзовой наградой союзного чемпионата.

Увы, на международную арену спортсменам из провинции в то время доступ был закрыт. В сборную в основном привлекали мастеров из Москвы, Ленинграда и республиканских столиц.

— Насколько я знаю, за границей тогда он был лишь однажды, — рассказывает сестра Закарьи Хасановича, Мадина (Рысмятова — по мужу), — на Всемирном фестивале молодежи и студентов в Берлине.

Самый честный судья

Завершив спортивную карьеру (101 победа в 120 боях), Закарья Мигеров с боксом не попрощался — тренировал студентов в политехническом институте, активно участвовал в работе областной федерации бокса. В 1957 году он окончил юридический факультет Иркутского госуниверситета. Работал в горно-металлургическом институте, в Восточно-Сибирском управлении гражданской авиации.

Еще одной вехой в спортивном наследии Мигерова стало судейство. Он работал арбитром на городских, областных, республиканских соревнованиях. Ему была присвоена квалификация судьи всероссийской категории. Спортсмены считали его самым беспристрастным арбитром в регионе. На ринге всегда был объективен и честен перед боксерами. В этом деле он не позволял себе никаких вольностей — даже если среди участников боя был его земляк.

— Это был поистине человек с большой буквы, — считает известный в прошлом иркутский боксер, а ныне тренер Валерий Абрамович. — Он был очень порядочным, никогда никого не подводил. Вряд ли кто-то из коллег может сказать о нем плохое.

Именно поэтому, когда в 1993 году у меня возникла идея провести турнир имени Мигерова, противников не было. Сам Закарья Хасанович, как человек скромный, поначалу воспринял сей факт несколько настороженно, но нам удалось его убедить в важности этой миссии. Дело в том, что подобных соревнований среди боксеров юниорского возраста в те времена в Сибирском регионе практически не было и, чтобы хорошо подготовиться к первенству страны, спортсменам приходилось выезжать на запад. Так что наше начинание было как нельзя кстати.

И впоследствии Закарья стал активным помощником в плане организации соревнований, внимательно следил за ходом борьбы, вручал призы и подарки победителям, призерам. Я знаю, что в душе он очень гордился, что существует турнир его имени, но публично об этом никогда не говорил. P. S. В январе 2006 года знаменитого иркутского боксера Закарьи Хасановича Мигерова не стало. Он умер на 78-м году жизни. Похоронен на Александровском кладбище. Турнир же, носящий его имя, в одночасье превратился в мемориал... Впрочем, на его популярности это никак не сказалось. Более того, в этом году мигеровский турнир обрел международный статус...

Об итогах 16-го турнира памяти семикратного чемпиона России Закарьи Мигерова читайте на стр. 25. бумажной версии газеты "Копейка"

Загрузка...