К Владимиру Владимировичу — через всю Россию

На лесозаготовительное предприятие, расположенное на севере области, едут люди со всех концов бывшего Советского Союза

В поездку на край губернии журналистов «Копейки» соблазнили вкусной информацией о некоем предприятии, куда мечтают попасть на работу чуть ли не иностранцы. Такие уж там условия, говорили нам. Люди, конечно, вкалывают, но и получают соответственно. Более того, на вахту народ возят бесплатно, точнее за счет предприятия. Развитой социализм какой-то, думали мы, и отказывались верить. Что делать, время такое: охотнее веришь в отшельников, чуть ли не в пришельцев — да во что угодно, но только не в трудовые успехи. Опять же с чудо-организацией не вязалось еще одно обстоятельство: ни один чиновник «не прислонился» к ее успехам — не пропиарился, так сказать. Однако наш источник вызывал доверие, и мы поехали в аэропорт. Незадолго до вылета решили посмотреть на карту, чтобы определить, как далеко находится конечный пункт командировки — деревня Давыдово. Вышло так: два часа по воздуху, четыре — водой. Вот по земле туда дороги нет, во всяком случае пока тепло.

Неуважаемые пассажиры

Настроение с утра практически любому человеку способны испортить погода и работа транспорта. Командировка в Киренск не стала исключением. С предпринимателем Владимиром Трачуком мы планировали встретиться в райцентре, а потом вместе отправиться на «Полесье» в Давыдово, где базируется лесозаготовительное предприятие ООО «Витимлес». Точку назначения от Киренска отделяют 200 километров, куда летом добраться можно только по воде, зимой — по временной трассе.

Теплоход на подводных крыльях покрывает расстояние за четыре часа, их планировалось потратить на интервью. Времени для разговоров было больше чем предостаточно, думали мы. Даже с учетом того, что Владимир Владимирович, как нам сообщили заблаговременно, не очень любит рассказывать об успехах. Однако наши планы пришлось корректировать, еще сидя в так называемом накопителе Иркутского аэропорта. После процедуры тщательного досмотра началась эпопея с задержкой рейса. Время вылета переносили раз десять-двенадцать, с небольшим интервалом, причем без внятного объяснения причин.

Вначале диспетчеры ссылались на погоду, однако киренчане постоянно находились на связи и категорически отвергали эту версию. Когда мужчина в форме летчика гражданской авиации предложил отобедать за счет компании, стало ясно, что в Давыдово в этот день уже не попадаем. Двадцатое обращение диктора аэровокзала, начинавшееся со слов «уважаемые пассажиры», тут же перефразировали в «неуважаемые пассажиры». Соседи по несчастью курсировали между автоматами по продаже кофе и, пардон, туалетом. Непонятно откуда возник слух о нехватке самолетов и отправке нашего борта в Бодайбо, после которого наступит наша очередь. Что говорить, умеют наши перевозчики портить кровь пассажирам. В накопителе советского образца подобное времяпрепровождение можно было смело приравнивать к пытке.

Пять часов по картинам на воде

Альтернатива быстроходному «Полесью», на борт которого мы безнадежно опоздали, нашлась в виде обыкновенной моторной лодки. Теперь с пунктом назначения нас разделяло уже пять часов хода. Японцы выпускают, конечно, хорошие подвесные моторы, но до теплохода на подводных крыльях им далековато. Честно говоря, вряд ли мы согласились бы на столь длительное путешествие по реке, не будь за рулем Владимир Николаевич Рютин, который вырос на реке, знает все острова и мели, не раз ходил в плотном тумане, а также темной ночью.

 Одна за другой остаются позади деревни — Алымовка, Банщиково, Чечуйск... В чистой воде отражаются крутые скалы, поросшие лесом, кучевые облака. Время от времени краски на нерукотворной картине хаотично смешиваются от самых разных судов. По Лене в обе стороны пыхтят буксиры, толкая тяжелые баржи с лесом, техникой, мимо пролетают пассажирские суда на подводных крыльях, снуют моторные лодки. Последних много, почти как машин в Иркутске в час пик. Интересно, что если в городе о благополучии населения можно судить в том числе по количеству «японок» на улицах, то на реке — по наличию импортных моторов. Так вот по Лене мимо нас курсировали лодки с подвесными «Ямахами» и «Хондами». Может, так совпало, может — действительно стали жить лучше. По берегам разбросаны крупногабаритные детали техники, валяются тросы. В Киренском районе в советское время работало много леспромхозов. В общей сложности предприятия добывали миллион кубометров древесины в год. Сейчас результаты, конечно, скромнее. Многолетние вырубки постепенно зарубцевались. Издали просеки, заросшие иван-чаем, напоминают шрамы. Древесину сегодня берут в основном в южной части района — доступнее она здесь и дешевле получается. В Давыдово предстояло найти ответ как минимум еще на один вопрос: почему покупатели, среди которых есть и представители зарубежных компаний, едут за лесом именно сюда, если его можно купить гораздо ближе?

— Эх, сюда бы на рыбалку! — фраза-мечта вырвалась сама собой, едва заглох мотор.

— Здесь, конечно, рыба есть, но... — Владимир Николаевич выдержал паузу, доливая бензин в бак, — но лучше идти по Чичикану. Там красиво, да и хариус хороший попадает. Правда, речка очень уж извилистая, недаром ее якуты так назвали. В вольном переводе Чичикан — «кривой, как у поросенка...»

— Хвост?

— Можно и с хвостом сравнить, но охотники имели в виду другое...

— ?!. Неужели? Шутники, однако.

По прозвищу Сажа

Каждый населенный пункт в старину имел второе название (читай — прозвище): Половинка, Зобы...

— Наше Давыдово раньше звалось не иначе как Сажа, — говорит Владимир Николаевич. — Почему Сажа? Потому что село дважды выгорало практически дотла.

Сегодня на месте Давыдово-Сажи растет новый поселок, прямо как в советские времена. Добротные брусовые строения образуют настоящую улицу, между жилыми домами расположены баня, столовая, пекарня. Сразу как-то даже и не верилось, что все это для рабочих. Неоднократно доводилось бывать в лесозаготовительных конторах, где под жилые помещения в лучшем случае приспособлены вагончики на колесах.

Несмотря на сумасшедшее расстояние до Большой земли, в глуши работает междугородный телефон-автомат. Звонки отсюда летят по области, России и даже ближнему зарубежью. ООО «Витимлес» чем-то напоминает комсомольские стройки 70-х годов, куда в свое время стремились попасть молодые люди со всех концов страны. Сегодня на берегу Лены работает многонациональный коллектив. Интерес к предприятию вполне понятен. Рабочие разных специальностей получают приличные даже по иркутским меркам зарплаты, после окончания вахты работодатель оплачивает дорогу до дома и обратно. Питание в столовой, что называется, за счет принимающей стороны. Логика витимцев такова: мужчина, работающий на лесной деляне или у пилорамы на нижнем складе, не должен экономить на своем желудке. Это противопоказано с медицинской и невыгодно с экономической точки зрения. Поощрения и наказания на предприятии выстроены в рублевой плоскости. Жестче всего страдают любители выпить — их штрафуют, рассчитывают и ближайшим рейсом отправляют домой. Никаких предупреждений и выговоров с занесением в личное дело.

Окончание в следующем номере.

Метки:
baikalpress_id:  35 281