Рыбачка Тоня

Общество охотников и рыболовов Осинского района возглавляет пенсионерка Антонина Дегтева

Как получилось, что Осинский район — край, где во все времена наряду с животноводством процветали охота и рыбалка — в одночасье остался без общества, объединяющего любителей двух этих промыслов, сейчас можно разве что предполагать. Версии самые разные... Кто-то винит в этом слабость последних руководителей организации. Кто-то все списывает на тяжелые с финансовой точки зрения времена. Ну а кто-то считает, что причины произошедшего подробно прописаны на страницах УК РФ. Как бы то ни было, последние пять лет район, где во многих дворах есть оружие, а также лодки и разное рыболовное снаряжение, оставался безнадзорным, или, проще говоря, браконьерским. Все изменилось весной нынешнего года, когда тяжкое бремя восстановления «конституционного порядка» в местном охотничье-рыболовном хозяйстве взвалила на свои плечи Антонина Федоровна Дегтева. Больно, говорит, было смотреть на развалины некогда процветавшей организации, с которой сотрудничала два десятка лет, вот и поддалась на уговоры руководителей областного общества.

Старые долги

— Начинать пришлось не просто с нуля, а с большого минуса, оставленного прежним руководством, — говорит Антонина Федоровна. — При закрытии никто не догадался объявить организацию банкротом. И сейчас, когда мы с бухгалтером Надеждой Брянцевой начали восстанавливать документы, оказалось, что на нас висит долг — более 200 тысяч рублей. Пришлось его признать, иначе возникли бы большие трудности с регистрацией и выделением хозяйству лесных угодий. Как будем его гасить? Этот вопрос сейчас прорабатываем вместе с мэром Осинского района Виктором Богдановым, который оказывает нам всяческую посильную помощь.

Кроме достаточно весомого для здешних краев долга в наследство Антонине Дегтевой досталось еще множество проблем. Помещение, в котором находилось местное отделение общества охотников и рыболовов, за годы простоя пришло в состояние, близкое к критическому: стекла побиты, окна заколочены досками, электричество и отопление отсутствовали, вместо мебели в кабинетах горы мусора... Гаражи, принадлежавшие организации, и прилегающую к ним территорию, воспользовавшись отсутствием хозяев, взял под свою «опеку» один местный бизнесмен. А теперь вот не хочет отдавать. Приходится, вздыхает Антонина Федоровна, воевать. Тем временем техника общества — требующие серьезного ремонта уазик и ГАЗ-66 — прозябает на улице, «под тополями».

— Начали с ремонта «офисных» помещений, — рассказывает женщина. — Двух небольших комнат в деревянном строении. Огромную помощь в этом деле оказали мои ребята — сын Миша и зять Саша. Они и окна стеклили, и решетки на них приваривали, и мусор вывозили, и сейфы в порядок приводили, и электропроводку восстанавливали. Причем большую часть работ делали бесплатно — денег-то в кассе общества нет.

Мебель собирали буквально всем миром, посуду кое-какую — ну чтобы чая или кофе предложить посетителям — принесла из дома. В общем, привели контору в более-менее божеский вид. Не сумели только подключить отопление. Летом-то ничего, а вот сейчас, когда похолодало, стало неуютно. Купила масляный обогреватель, который поставили в небольшую комнатку бухгалтера. Там пока и обитаем...

Папина помощница

— Мы рано остались без мамы. Она трагически погибла в 1956 году, в возрасте 32 лет, — вспоминает Антонина Федоровна. — Воспитывал нас (меня и двух моих братьев — старшего и младшего) отец. Сам он по специальности ветеринар. Однако жизнь заставила его освоить очень много необходимых в суровых условиях сибирской глубинки специальностей. В том числе и рыбалку. Жили мы тогда на берегу Ангары — сначала в Бараново, потом в Малышовке... Рыбы в реке было немерено. Она нас и кормила.

Отец часто брал на рыбалку и меня, в ту пору десятилетнюю девчонку. Ставили сети — ловили сорогу, окуня, карася... А вот колоть налимов по осени меня не брали — мала еще была, там старший брат был главным помощником. Этот вид промысла, кстати, был очень эффективным. Огромные рыбины кормовались возле берега зерном, которое рассыпалось при погрузке барж. Здесь же и жили — под еще не окрепшим льдом недалеко от берега, в так называемой забереги. Ее просто отталкивали, а налимов цепляли острогой и выбрасывали на сушу, где грузили в телеги и везли в деревню. Рыбу жарили, парили, варили, солили, вялили... Можно сказать, мы на ней выросли.

Потом мы переехали в поселок, который находился на большом острове на Ангаре. Там было большое озеро Черное. Рыбы в нем было видимо-невидимо. Помню, как мы щук там добывали. Остров и находившиеся на нем населенные пункты впоследствии попали в зону затопления Братской ГЭС и в 1961 году ушли под воду...

Впоследствии Тоня Дегтева долгое время жила вдали от большой воды — в Заларинском, Шелеховском районах, потом в Иркутске. Ну а свою рыбацкую карьеру продолжила уже в зрелом возрасте, когда вместе с мужем (тоже, кстати, большим любителем порыбачить) перебралась в Осу. Сначала это были любительские вылазки на Братское водохранилище, ну а в 1993 году Антонина Федоровна вышла в море в новом качестве — рыбака-профессионала.

Бригадир 13-го участка

— Освоить эту специальность, которая считается мужской, пришлось не от хорошей жизни, — признается Антонина Федоровна. — Муж погиб, я осталась с тремя детьми, которых нужно было как-то ставить на ноги. Устроилась в охотобщество, где сначала торговала в магазине «Дары природы». Был у нас такой: рыбу населению реализовывали, меха разные, какие-то другие товары, которые охотники и рыболовы добывали. Потом торговую точку закрыли, и пошла я в рыбачки.

Бригада состояла из трех человек. На алюминиевой лодке «Днепр» мы уходили на свой участок — номер 13 — и там ставили сети. Была у нас своя избушка — сами ставили. Ночевали в ней: сети ведь надо было сторожить, чтобы никто не увел. Кстати, орудия лова в то время вязали сами — были они тяжелые, немного неудобные, но зато очень крепкие, любую корягу без проблем можно было вытянуть. Сейчас ставят в основном продукцию из Китая. Хлипкая она, конечно, но зато дешевая. Порвется — не жалко.

Рыбалка в Осе тогда велась едва ли не в промышленных объемах — за сезон отлавливали по 20 тонн рыбы. Здесь тебе и пелядь, и сазан, и карп, и карась, и лещ, и окунь, и сорога...

Я была единственной в округе женщиной-рыбаком. Но поблажек мне никогда никто не делал — трудилась наравне с мужиками. Кроме того, приходилось вести тоневой журнал, отмечать в нем — где, когда и сколько рыбы выловили, какая в тот день была погода. Меня ведь очень скоро бригадиром назначили. Никто ничему не учил, до всего сама доходила — пригодились навыки, полученные еще в детстве, когда с папой рыбачила. Было у меня, говорят, какое-то чутье на рыбу. Моя бригада, кстати, часто занимала первые места на различных конкурсах...

Почти десять лет рыболовецкая бригада была для Антонины основным местом работы, отсюда в 2002 году ушла на пенсию. Потом еще несколько лет ходила в море по договору. Сейчас также не отказывает себе в удовольствии половить рыбку, но предпочитает менее энергозатратные формы этого увлекательного действа — например, подледную рыбалку.

В качестве послесловия

— За пять месяцев работы нашей организации свое членство в ней оформило более 200 человек в Осинском районе и 75 — в Боханском, — говорит новоиспеченный председатель межрайонного охотничье-рыболовного хозяйства. — В этом году мы выдали 300 путевок на отстрел рябчика, куропатки, утки, бекаса, а также 51 лицензию на добычу глухаря.

Сейчас вот подаем заявку на выделение нам квоты на лов рыбы — нужно сделать так, чтобы и свои рыбаки без работы не остались, и приезжие, коих на берегах Братского моря с каждым годом становится все больше, могли спокойно приобрести лицензию и рыбачить в свое удовольствие на вполне законных основаниях.

Рыболовные рекорды и трофеи Антонины Дегтевой

«В прошлом году в ноябре за один день из одной лунки натягала 613 окуней. Всего же за сезон сдала рыбы на 6 тысяч рублей. Сколько это по весу — не знаю. Считайте сами: один килограмм в среднем рублей где-то за 25...» «Самая большая рыба, которую удалось поймать, это сазан весом в 15 с половиной килограммов. Гиганта в тот же день увезла в Иркутск и сдала в один из ресторанов за 1500 рублей. Как мне потом говорили, рыбина была с икрой — почти три кило ценного продукта надавили...»

«Однажды выловили зеркального карпа — килограммов на восемь потянул. Долго не могли решить, употреблять ли его в пищу. Дело в том, что у этой породы практически отсутствует чешуя. Мы же поначалу решили: рыбина больная... Когда во второй раз вытащили примерно такого же по весу карпа, сомнений в его съедобности уже не было...»

«Попадался как-то в наши сети и осетр. Килограммов на шесть потянул. Закоптили его. Подруг в гости позвала. Вот действительно царская рыба — жирная да вкусная невероятно...» «Ловили мы и щук, и налимов, и сомов. Крупные экземпляры попадались, но не рекордные — где-то в пределах 3—5 кило...»

Метки:
baikalpress_id:  11 990