Африканская красавица

В отделе природы Иркутского краеведческого музея прошла выставка узамбарских фиалок

Хрустальная слеза, Свадебный букет, Утомленное солнце, Смертельное жало, Вино любви, Новогодний снег и еще сотни и сотни романтических названий на многих языках мира. Сколько сортов этих незатейливых, но удивительно красивых цветов насчитывается в мире, не знает, наверное, никто. Кстати, к фиалкам это растение не имеет никакого отношения (разные семейства) — по науке оно именуется сенполия.

Название дано в честь немецкого барона Вальтера фон Сен-Поля, который, будучи военным комендантом Узамбарского округа — африканской колонии Германии, находившейся на территории современных Танзании, Бурунди и Руанды, во время прогулки обратил внимание на симпатичный маленький цветок, похожий на фиалку. В 1892 году он выслал собранные семена в Европу своему отцу, а тот передал их ботанику Герману Вендланду. Выращенное растение ученый назвал сенполией фиалкоцветковой. Как впоследствии выяснилось, оно стало настоящим подарком для цветоводов — и любителей, и профессионалов.

Сенполия неприхотлива, достаточно легко размножается, но самое главное — имеет невероятную способность к преображению. В этом на прошлой неделе могли убедиться посетители выставки «Лето на подоконнике», которая была организована иркутским клубом декоративного цветоводства «Радуга». Цветовая гамма и разнообразие форм просто поражают. Здесь тебе и красные в крапинку, и зеленые с каемочкой, и голубые с бахромой и т. д. и т. п. По размеру тоже выбор богатый — кроме стандартных есть крупноцветковые, миниатюрные, полуминиатюрные и даже микро-мини.

Ползарплаты за листик

Сенполия — просто клад для селекционеров, считает один из организаторов иркутской выставки Андрей Щербаков. Ежегодно в мире выводится около тысячи новых разновидностей этого чуда природы.

— Берут пыльцу с отцовского растения и опыляют пестик материнского, — делится секретами мастерства Андрей. — Когда созревает коробочка, в ней находится около 100 семян. Все они высеваются. Узнать результат можно будет только через год, когда сенполия зацветет. Обычно из всей массы только один-два сеянца претендуют на то, чтобы стать очередными шедеврами. Все остальное — это простые природные экземпляры.

Сейчас Андрей Щербаков селекцией не занимается — очень, говорит, это хлопотное дело. Но когда-то он вывел около трех десятков своих сортов.

— Мое увлечение узамбарской фиалкой началось в 1979 году, — рассказывает цветовод. — Мама принесла с работы несколько листиков. Мне тогда было всего 8 лет. В итоге наша дружба продолжается уже 30 лет, а моя коллекция до недавнего времени насчитывала более 300 сортов сенполии.

Это сейчас, признается Андрей, найти новые сорта достаточно легко — можно заказать по Интернету, купить в магазине или взять у знакомых. А лет двадцать назад приходилось выписывать растения по почте через журнал «Цветоводство». Некоторые новинки стоили огромных денег — до 50 рублей за лист. Это при зарплате 100 рублей. Причем гарантии, что увиденное на картинке и полученное бандеролью совпадут, никакой. Часто присылали «никому не нужное барахло». Кстати, в 2000 году Андрей Щербаков по приглашению Всероссийского общества любителей фиалок ездил со своей коллекцией сенполий в Москву на ВДНХ.

«Болезнь» по наследству

Разведение узамбарской фиалки — настоящая болезнь. С этим утверждением согласны все, кто когда-то попал под чарующее обаяние этого африканского цветка. Причем «заболевание» заразное — очень быстро передается от человека к человеку. Наталье Филипишиной из ангарского клуба «Флора» первые сенполии достались по наследству — сослуживица уволилась, оставив ей на попечение несколько кустиков этого диковинного растения.

— Были самые простые сорта, которые сейчас, наверное, уже и не найдешь, — вспоминает Наталья, — фиолетовенькие, розовенькие, беленькие... Никаких каемочек, крапинок, бахромы и других красивостей даже близко не было. Начала ухаживать за ними, чтобы не погибли. Переломным же стал тот день, когда я на рынке увидела женщину, продававшую эти растения. Поразило разнообразие цвета и форм. Влюбилась сразу. Набрала листочков на довольно значительную по тем временам сумму. Сначала ничего не получалось. Многие сорта пропали. Ну откуда же я знала, что для сенполий нужна обычная, можно даже сказать, скудная земля. Им песочек подавай, вермикулит, я же все пыталась сунуть их в почву пожирнее. Года два промучилась. Потом купила пару книг — выучила их почти наизусть. И дело наладилось...

По самым скромным подсчетам, в нынешней цветочной коллекции у Натальи примерно полторы сотни разновидностей узамбарской фиалки. И сейчас уже к ней обращаются за консультацией начинающие любители красивой жизни, которые мечтают составить у себя в квартире свой неповторимый букет этих удивительных растений.

Загрузка...