Глотов Николай, купец

Более ста лет назад предприниматель с высочайшего позволения прорубил окно на Север, открыв почтово-пассажирскую линию по реке Лене

Пять лет назад в Киренске широко обсуждался вопрос об открытии памятника купцу первой гильдии Николаю Глотову. Инициатором выступила РЭБ флота. Торжественное мероприятие планировалось приурочить к 110-летию регулярных почтово-пассажирских перевозок на реке Лене. Свою идею киренчанам реализовать так и не удалось. А бюст Николая Егоровича Глотова вскоре был открыт в Якутске вместе с памятником основателю города Петру Бекетову. Николай Егорович был не только купцом, но и промышленным предпринимателем, сумевшим в суровых условиях сибирской окраины организовать производство самой прогрессивной и дефицитной продукции того времени — литья и стального проката, паровых котлов и машин.

С рекой Леной Глотов познакомился, будучи управляющим Николаевским железоделательным заводом и деловым партнером предпринимателя Михаила Бутина. Целью его появления в Ленском крае был поиск путей сбыта соли, добываемой Бутиным на Шестаковском солезаводе в районе Братска, на развивающиеся Витимо-Олекминские (Бодайбинские) золотые прииски. Естественно, доставить туда соль можно было только речным путем. Но не только вывоз соли привлек внимание Николая Егоровича. На Лене он увидел, что устремления имевшихся здесь к концу века судовладельцев несовместимы с интересами крупномасштабного развития Ленского края.

Предшественники Глотова

Справедливости ради стоит сказать, что попытки организовать почтово-пассажирское сообщение по реке Лене предпринимались задолго до Глотова. Впервые прошение на имя генерал-губернатора Восточной Сибири графа Николая Николаевича Муравьева-Амурского об учреждении акционерной компании — пароходства на реке Лене — подал в 1857 г. проживавший в Иркутске отставной штаб-лекарь, надворный советник Иван Сергеевич Персин. Предложение было поддержано генерал-губернатором, но дальнейшего развития не получило.

Иван Персин от своей идеи не отступился и 30 марта 1861 г. подал прошение вторично. Персин просил даровать ему «десятилетнюю привилегию на право заведения пароходов на реке Лене» и четырехлетний срок «со дня выдачи привилегии до начатия пароходного плавания».

23 мая 1861 г. генерал-губернатор Восточной Сибири Михаил Семенович Корсаков сообщал министру финансов А.М.Княжевичу: «Хотя, по моему крайнему убеждению, всякая привилегия вредна, как право, стесняющее предприимчивость и соревнование во всяком общеполезном деле, но в настоящем случае, имея в виду неопровержимые факты — малонаселенность Приленского края с одной стороны и богатство его естественных произведений — с другой, я прихожу к тому заключению, что успешный обмен многих и важных сырых материалов Якутского края и все желаемые последствия имеющей развиться при сем деятельности торговой и промышленной зависят от устройства пароходства по Лене...»

Переписка между министерствами финансов и внутренних дел, Сибирским комитетом и генерал-губернатором Восточной Сибири привели к тому, что М.С.Корсаков 1 сентября 1861 г. изменил свое отношение и утвердился во мнении, что «не следует уже никому давать никакой бы то ни было на пароходство по Лене привилегии», а Министерство финансов 9 ноября 1861 г. вынесло окончательный вердикт о том, чтобы «...вообще учреждение и содержание пароходства по этой реке оставлено было для всех свободным». Таким образом, в ноябре 1861 г. была подведена черта под одним из основополагающих принципов образования пароходства на р. Лене: оно должно быть организовано без предоставления каких-либо привилегий со стороны казны, при условии сохранения свободной конкуренции между претендентами.

Дела купеческие

Появление на Лене в июле 1862 г. первого парохода, принадлежавшего иркутскому первой гильдии купцу Ивану Степановичу Хаминову, и совершение первого рейса от Верхоленска до Якутска открыло новую страницу в истории судоходства на этой реке.

Первая же пароходная компания на р. Лене — Ленско-Витимское пароходство — была учреждена 30 марта 1864 г. иркутскими первой гильдии купцами Михаилом Александровичем Сибиряковым и Иваном Ивановичем Базановым. В состав учредителей компании 15 октября 1864 г. вошли первой гильдии купцы И.Н.Трапезников и Я.А.Немчинов.

Так как учредители пароходной компании одновременно являлись владельцами золотых промыслов в Олекминском округе, пароходство развернуло свою деятельность в основном в верховьях р. Лены, до Мачинской резиденции золотопромышленников, и по р. Витим. До Якутска совершалось не более трех рейсов в навигацию, и то в конце июля — августе.

Появление в 60—70-х годах XIX в. наряду с Ленско-Витимским пароходством новых пароходовладельцев не сняло с повестки дня вопроса об оживлении пароходного сообщения на р. Лене. В этом были заинтересованы как власти, так и частные лица — предприниматели Приленского региона. Владельцы пароходов сначала удовлетворяли собственные потребности — их интересовало, как и прежде, верховье Ленского бассейна. Обращения властей Восточной Сибири в начале 80-х годов к золотопромышленникам — пароходовладельцам — о совершении на условиях казны рейсов для перевозки почты по р. Лене не нашло у них отклика. По этому поводу генерал-губернатор Восточной Сибири генерал-лейтенант Дмитрий Гаврилович Анучин после навигации в 1883 г. с горечью писал: «...по р.р. Ленского бассейна ходят: пять пароходов золотопромышленной Ко Немчинова, Сибирякова и др., два парохода братьев Дмитриевых и два парохода купца Шмотина, но срочных рейсов пароходы эти не делают, а занимаются исключительно перевозкою на золотые промыслы грузов и рабочих».

13 декабря 1883 г. с большими надеждами Д.Г.Анучин сообщил министру внутренних дел графу Д.А.Толстому о заявлении иркутского первой гильдии купца Федора Ивановича Пахолкова «...учредить по р. Лене срочное пароходство для перевозки почты, пассажиров и арестантских партий...». Из-за границы телеграфировал Иннокентий Михайлович Сибиряков, выразивший желание «...принять на себя учреждение срочного пароходства на Лене».

Оба претендента представили уставы учреждаемого пароходства. Однако если Ф.И.Пахолков отправным пунктом избрал село Усть-Кут, то И.М.Сибиряков — станцию Тарасовскую, на 205 верст выше по р. Лене. Спустя два года после начала рейсов последний обязался отправным пунктом сделать пристань «Жигаловское», выше Тарасовской на 138 верст. Кроме того, «...плата, назначенная Сибиряковым за перевозку почты, арестантов, нижних воинских чинов и частных пассажиров», оказалась «значительно ниже определенной Пахолковым». Поэтому генерал-губернатор рекомендовал министру поддержать предложения И.М.Сибирякова.

На устройство пароходства Сибиряков должен был потратить 600 тыс. руб., а ежегодное его содержание обходилось бы около 210 тыс. руб. Совещание при участии генерал-губернатора Восточной Сибири графа Алексея Павловича Игнатьева обсудило вопрос об открытии пароходства по р. Лене, назначило ежегодное пособие от казны в размере не свыше 168 тыс. рублей. Министр путей сообщения генерал-адъютант Константин Николаевич Посьет 8 октября 1885 г. вышел с представлением в Государственный совет, с приложением Положения о срочном почтово-пассажирском пароходстве по р. Лене.

Окончание в следующем номере.

Загрузка...