Курортные гости

Более четверти века назад в садоводстве «Тайга» под Иркутском появились необычные для нашего региона растения

Когда-то, на заре садоводческого движения (назовем его так), большая часть новоявленных землевладельцев рассматривали участок в 6 соток, выделенный им государством, не иначе как кормильца. Сажали на нем в основном то, что годилось в пищу — чем можно было побаловать себя летом или заготовить на зиму. В наше время все изменилось: садовод новой формации с грядками возиться не хочет — ему настоящий сад подавай. И не только с огромными яблоками, душистыми грушами, сочными сливами или абрикосами — кого сейчас этим удивишь в Сибири! В моду входят совершенно бесполезные с точки зрения выполнения продовольственной программы растения. Причем многие владельцы фазенд непременно хотят видеть на своем участке большое дерево — сосну, кедр, дуб, орех, тую и т. д. Но, чтобы осуществить задуманное, есть только два пути: первый — купить взрослое дерево, заплатив за него большие деньги, второй — посадить небольшой саженец или семечко и ждать... Не год и не два — десятилетия. О том, как с нуля на своем участке вырастить настоящее дерево, не понаслышке знают герои нашей сегодняшней публикации.

Туя из Трускавца

Вечнозеленая красавица туя и сейчас-то в садоводствах Приангарья гость нечастый, а было время, когда неколючая елка и вовсе воспринималась в нашем регионе как экзотика. Считалось, что это южное растение суровых сибирских морозов не выдержит. Иркутянка Галина Жук этого не знала, а потому, находясь на лечении «на югах», просто прихватила с собой пять веточек этого красивейшего дерева — завернула в мокрую тряпочку, положила в целлофановый пакет и увезла домой...

— Случилось это летом 1982 года в известном на весь мир курорте «Трускавец» (Западная Украина), — рассказывает Галина Константиновна. — Там туя растет прямо на улице. Здоровенные деревья, как у нас старые тополя. Никакой информации о том, как разводить это южное хвойное дерево, у Галины Жук не было. Действовала, говорит, по наитию. Поставила маленькие лапки в воду, и через некоторое время на них появились небольшие корешки. Их садовод-экспериментатор высадила в ящик с землей. Прижились все пять.

— Кстати, именно в 1982 году нашей семье выделили участок в садоводстве «Тайга», — продолжает рассказ Галина Константиновна. — В первый сезон я посадила разве что малину. А вот весной 1983-го первое, что я сделала, — определила на место малюсенький саженец туи. Вот полюбуйтесь теперь! Хозяйка показывает рукой на большую, почти пятиметровую конусообразную «елочку». Зрелище действительно впечатляющее: среди голых, уже сбросивших листья плодовых эта декоративная красавица смотрится очень презентабельно.

— Еще три саженца я отдала коллегам на радиозаводе (Галина Жук проработала на этом теперь, увы, канувшем в Лету предприятии много лет. — Прим. авт.), — вспоминает женщина. — Их судьба мне неизвестна. А один мы с мужем посадили на кладбище, на могилке родственников. Он потом погиб, по нашей вине... Осталась, получается, только вот эта моя любимица. Я подозреваю, что это самая большая и самая возрастная туя в Иркутске. Впрочем, могу и ошибаться...

Ровесником туи на участке Галины Жук является дубок. Он выращен из желудя, который вместе с собратьями прибыл в Иркутск из Киева — «собрали с дочкой во время короткой остановки в Киеве, когда из Трускавца возвращались». Была попытка вырастить на даче и другие культуры, привезенные из Украины. Но на сей раз безуспешно: каштаны не проросли, а японскую софору съели мыши...

Дубы из Белокурихи

В том же садоводстве «Тайга» уже много лет существует своего рода мини-дубрава — пять дубков, высаженных в ряд возле дома. Сейчас это уже большие деревья, высотой около десяти метров. А начиналось все в 1982 году с десяти желудей, которые хозяева участка привезли из Белокурихи — знаменитого своей водой курорта в Алтайском крае.

— Никакой особой цели не было, — рассказывает создатель дубовой аллеи Иван Прокопьев. — Жена привезла желуди, я наудачу их закопал в землю. Думал, ничего не получится — климат на Алтае, как известно, гораздо мягче, чем у нас. Так что, когда весной появились росточки, все мы были приятно удивлены. Взошло семь дубков. Один впоследствии погиб, еще один я подарил товарищу. Ну а пять оставшихся, когда они чуть подросли, пересадил к дому.

Многие соседи, признается Иван Андреевич, поначалу вертели пальцем возле виска, считая его сумасшедшим. Как же — в то время как все нормальные садоводы-огородники выращивают разные культурные растения, большей частью съедобные, этот чудак-человек огромную площадь своего небольшого участка отвел под какие-то бесполезные с их точки зрения дубы. Но, когда гости с Алтая немного подросли, они сразу стали в округе главной достопримечательностью. В то время дубы в таких количествах можно было увидеть разве что в ботаническом саду.

 Это же такая мощь и красота одновременно, — говорит Иван Прокопьев. — А были бы еще солиднее, если бы я в то время хоть немного был знаком с агротехникой их выращивания. Как потом выяснилось, посадил деревья слишком близко друг к другу. У них, оказывается, корни очень большие — сейчас им тесно. Кроме того, в первые годы у растений зимой подмерзала верхушка. Нужно было укрывать их хотя бы снегом. Впрочем, что получилось — то получилось... Растут дубы, кстати, не очень быстро, плодоносить же начали только через 16 лет после посадки.

Так сложилось, что в 2001 году Иван Андреевич вынужден был продать дачу, а вместе с ней и свою дубраву. Но о своих любимцах не забывает. Иногда приезжает к ним в гости... А недавно Прокопьевы начали осваивать новый участок — в Хомутово, где, говорят хозяева, обязательно найдется место для небольшой дубовой аллейки. Саженцы уже есть — надо ли говорить, что это детки тех самых маленьких желудей, а теперь уже могучих великанов, которые 27 лет назад прибыли в Иркутск из далекой Белокурихи.

Туя западная, или дерево жизни (лат. Thuja occidentalis), — вечнозеленое хвойное растение семейства кипарисовых. Произрастает на северном побережье США и Канады, часто на холодных болотистых почвах. Вероятно, ввезена в Европу в 1554 году.

Впервые была описана Карлом Линнеем в 1753 году, тогда же и получив свое биологическое имя. Латинское название Thuja растение получило из греческого языка, где оно означает «воскурение или жертвование», что связано с приятным запахом, который распространялся при сжигании ароматических пород древесины во время древних жертвоприношений.

Однодомное дерево, до 20 метров в высоту. Крона компактная, в молодости узкопирамидальная, в зрелом возрасте — яйцевидная. Хвоя чешуевидная, блестяще-зеленая, зимой буро-зеленая. Шишки мелкие (0,8—1 см), созревают осенью в год цветения. Легко размножается как семенами, так и зелеными черенками.

Зимостойкая. Побеги одревесневают полностью. Теневынослива, но в культуре развивается лучше и долговечнее при хорошем освещении. Растет медленно (6—20 сантиметров в год). К плодородию почвы мало требовательна, несмотря на влаголюбие, неплохо переносит сухость. Устойчива к дыму и газам. Случаев заболевания туи или повреждения вредителями не выявлено.

Метки:
Загрузка...