Камов Николай Ильич

Известный конструктор, автор слова «вертолет», вырос в Иркутске

Николай Ильич Камов — советский авиаконструктор, доктор технических наук, создатель боевых вертолетов специального назначения. Среди его детищ — многоцелевая универсальная боевая машина Ка-50, более известная как «Черная акула». Николая Камова с детства влекло небо — и он сделал все возможное для осуществления своей мечты, став основателем одной из крупнейших мировых школ вертолетостроения.

Николай Ильич Камов родился 1 сентября 1902 года в Иркутске. О детских годах будущего авиаконструктора известно немного. Его отец был преподавателем русской словесности, а затем директором Иркутского коммерческого училища. Принадлежность к средним слоям иркутского общества, прекрасное домашнее воспитание, пример и влияние отца позволили Николаю Камову получить достаточно серьезное по сибирским меркам образование, привили интерес к науке и научным исследованиям.

Уже в юности Николай проявлял стремление к авиации и помимо чтения периодической и технической литературы пытался познакомиться с авиационной техникой и посещал показательные полеты российских авиаторов на Иркутском ипподроме. Кроме того, по воспоминаниям современников, в студенческие годы, приезжая к родителям на каникулы, он горячо интересовался, как идет проектирование первой сибирской авиалинии Иркутск — Якутск, и даже не раз летал на иркутских гидропланах, которые садились на воду на Ангаре, около Московских ворот, тогда еще существовавших.

От сборщика до инженера

В 1918 году Николай Камов блестяще окончил Иркутское коммерческое училище и был награжден аттестатом, где отмечены его выдающиеся способности, особенно в области математики. Продолжить учиться Николай решил в Томском технологическом институте.

Парню пришлось нелегко: белочешский мятеж, Гражданская война, неоднократная смена власти, чужой город, бытовые проблемы. Но Николай много занимается, добивается серьезных успехов.

В 1923 году Камов успешно защищает диплом. Отвергнув многочисленные предложения занять одну из высокооплачиваемых и весьма перспективных должностей, двадцатилетний инженер едет в Москву и поступает на работу на Концессионный завод Юнкерса по сборке самолетов. В течение двух лет молодой специалист проходит всю технологическую цепочку создания летательных аппаратов: сборщик двигателей, слесарь, механик, испытатель моторов. И, только изучив в совершенстве устройство аэропланов, переходит на инженерную должность. В мае 1925-го Николай Камов становится руководителем конструкторской бригады на заводе Юнкерса.

Придумал слово «вертолет»

Некоторое время спустя инженер Камов становится руководителем специального конструкторского бюро при центральном ОСОАВИАХИМе. Заинтересовали его не только самолеты, но и появившийся во второй половине 1920-х гг. на Западе принципиально новый летательный аппарат — автожир, или геликоптер. Позже Николай Ильич Камов вспоминал:

«Слово «вертолет» впервые родилось в 1928 году. Хуан де ля Сиерва назвал свою винтокрылую машину «автожир» — от греческих слов «аутос» (сам) и «жирос» (круг или вращение). По-русски же воспринимается как какой-то «автомобильный жир», да и с технической точки зрения не совсем правильно. Вот я и придумал тогда новое название — вертолет, что-то такое вертящееся и летающее...»

Создание такой машины на Западе подхлестнуло творческую активность Камова: в 1929 году в содружестве с инженером Скрижанским он создает первый советский автожир КАСКР-1 («Красный инженер»). Первый свой полет аппарат совершил в сентябре 1929 года. В протоколе технической комиссии было записано: «Комиссия всячески поддерживает начинание инженеров Камова и Скрижанского в деле развития нового способа летания, могущего принести реальную пользу для Воздушного флота СССР». В мае 1931-го КАСКР-1 демонстрировался руководителям страны и получил одобрение.

А-7 для народного хозяйства

После этого Николая Камова пригласили на работу в Центральный аэрогидродинамический институт имени Жуковского, где было организовано несколько бригад по созданию автожиров. Особое положение в этом ряду занял А-7, спроектированный под руководством Камова. Главной особенностью новой машины было впервые примененное на аппаратах такого класса шасси с носовым колесом и довольно мощное вооружение. Это был самый тяжелый в мире опытный боевой автожир со взлетной массой 2,2 тонны. Первый раз в воздух его поднял летчик-испытатель Корзинщиков 20 сентября 1934 года. А-7 пригодился в народном хозяйстве — он оказался чрезвычайно полезным в борьбе с вредителями лесов, а также фруктовых деревьев, и с него успешно опыляли леса и сады в предгорьях Тянь-Шаня. В 1939 году вертолеты-автожиры Камова использовали в войне с белофиннами. В Великой Отечественной их участие стало неудачным.

В конце августа 1941 года пять машин А-7 прибыли на Западный фронт, в район Ельни. Боевые условия оказались не слишком благоприятными для использования автожиров в качестве корректировщиков и разведчиков. Без прикрытия истребителей они становились удобной мишенью для самолетов врага, а на фронте тогда наших истребителей явно не хватало. Поэтому А-7 летали только ночью — в ближайший тыл противника для разбрасывания листовок. Когда положение под Ельней стало угрожающим, эскадрилье приказали эвакуироваться. До Москвы дотянули всего две машины, остальные по дороге получили серьезные поломки.

Неудачное участие в войне и эвакуация ЦАГИ на восток привели к тому, что работа над автожирами была заморожена на долгие годы.

Вертолет Ка-8 — «Иркутянин»

Сразу после войны Николай Камов и его конструкторское бюро приступают к работе по созданию двухвинтовых вертолетов. В результате напряженной работы появляются «воздушные мотоциклы» Ка-8 «Иркутянин» (1945—1948) и Ка-10 (1949—1953). Поскольку Ка-10 предназначался для Военно-морского флота, то в процессе его создания были проведены обширные испытания по взлету с палубы боевых кораблей и посадке на нее. С тех пор установилось постоянное сотрудничество ОКБ Камова с военными моряками, осуществлены разработка и внедрение в серийное производство ряда уникальных корабельных противолодочных вертолетов и боевых вертолетов поддержки сухопутных войск.

В последующие годы конструкторским бюро под руководством Камова было создано целое семейство вертолетов, неоднократно получавших высшие награды на ВДНХ и Международном авиасалоне в Ле-Бурже. Среди них вертолет Ка-15 гражданского назначения (1950—1956), на котором был установлен рекорд скорости полета; многоцелевой, юркий Ка-18 (1955—1960), в шутку называемый летающим автомобилем и удостоенный диплома и Золотой медали на Брюссельской выставке 1958 года; двухтурбинный Ка-25 (1958—1968). В 1965 году поднялся в небо многоцелевой универсальный двухдвигательный Ка-26 (1964—1967) — «летающее шасси». Вертолет был снабжен разнообразным навесным оборудованием и в самое короткое время мог быть переоборудован для любой работы. В зависимости от назначения на шасси могли устанавливаться кабина на шесть человек, бункер большой вместимости, грузовая платформа или средства пожаротушения. Машина с большим успехом демонстрировалась на многих международных авиавыставках.

Лебединой песней авиаконструктора Камова стал созданный под его руководством двухтурбинный экспериментальный винтокрыл Ка-22 (1953—1964): взлетая и садясь по-вертолетному, машина обладала скоростью самолета. В 1961 году на ней было установлено восемь мировых рекордов, в т. ч. скорости по прямой (356 км/ч), скорости по замкнутому 100-километровому маршруту (336 км/ч) и поднятия коммерческого груза массой 16,5 т на высоту 2,5 тыс. м. В 1960—1970 гг. вертолеты, разработанные и производимые объединением Николая Камова, поставлялись в 14 стран мира.

Николай Ильич Камов умер в 1973 году. Многолетняя плодотворная работа авиаконструктора высоко оценена: ему присвоено звание Героя Социалистического Труда и Главного авиационного конструктора, присуждены Государственная премия СССР и степень доктора технических наук. Он награжден двумя орденами Ленина, двумя орденами Трудового Красного Знамени, медалями и дипломами.

Большую часть жизни Николай Ильич прожил в Москве, но никогда не забывал свой родной город на Ангаре, гордился тем, что сибиряк, много рассказывал о своей юности, о друзьях в Иркутске, помогал своим землякам.

Несмотря на известные экономические трудности 90-х, фирме «Камов» удалось сохранить костяк конструкторского бюро и способность создавать новые современные вертолеты. И хотя фирма известна прежде всего морской вертолетной тематикой, в последнее время она начала внедряться и в новую для себя нишу — армейскую авиацию: Ка-50 («Черная акула») стал лидером среди армейских боевых вертолетов.

Жители Дальнего Востока и севера страны знают Камова по аэросаням Ка-30, которые были созданы под его руководством в 60-х годах и строились серийно.

Загрузка...