Восставший из гнили

Реконструкцию Дома Трубецких обещают закончить к юбилею Иркутска

Когда в 2011 году он вновь предстанет взору местных жителей и гостей нашего города, большинство ценителей культуры его просто не узнают, считает директор областного мемориального Музея декабристов Елена Добрынина. Один из интереснейших, по ее словам, архитектурных памятников Иркутска кардинально поменяет свой облик.

Изменений и во внешнем виде здания, и во внутреннем убранстве его помещений будет очень много. Вот лишь некоторые: вместо обычных прямоугольных окон будут арочные; цвет строения станет таким же, как у Дома Волконских, то есть светло-серым. Изменится и планировка — бывшая диванная будет совмещена с гостиной.

— Все изменения соответствуют исторической правде, — говорит Елена Добрынина. — Ведь глобальной реставрации предшествовала большая научно-исследовательская работа.

Последний раз столь серьезной перестройке здание было подвергнуто в конце 60-х годов прошлого столетия. А его торжественное открытие, напомним, было приурочено к 100-летию вождя мировой революции Владимира Ленина.

— Не хочу никого обидеть, но тогда, сорок лет назад, были проведены не реставрационные работы, а обычный капитальный ремонт, — считает заместитель директора ОГУ «Центр сохранения историко-культурного наследия» Андрей Самбуров. — Причем в ходе этого ремонта было допущено грубейшее нарушение технологии. Дом изнутри был оштукатурен цементным раствором. Это привело к тому, что дерево перестало дышать. В результате бревна изнутри начали гнить. Оперативное вмешательсто позволило сохранить большую часть исторического материала, но 30 процентов все же пришлось менять...

— Меняли только те места, которые откровенно были повреждены гнилью, — продолжает грустную тему реставратор, кандидат технических наук Игорь Пинайкин. — Там, где можно было, занимались «протезированием», то есть отрезали только небольшой прогнивший кусок и заменяли его новым. Где-то стесывали поврежденные участки, где-то соскабливали плесень, обрабатывали проблемные места новыми современными огне- и биозащитными пропитками. В общем, делали все возможное, чтобы здание после нашей работы простояло и сто, и двести лет.

А вообще для дерева есть золотое правило: если оно открыто и напрямую защищено от ультрафиолета и осадков, то никакая реставрация ему не требуется в масштабах нескольких поколений. В той же Германии, где я недавно был на стажировке, есть дома, которые реставрировали более четырехсот лет назад, а строили еще раньше. Причем есть среди них и пятиэтажные.

Кстати, а вы знаете, что наши предки очень тщательно относились к выбору стройматериала? Правда, у них и возможность такая была. Если верить дошедшим до нас документам, для изготовления зданий, а особенно церквей можно было использовать только приспевающую (от 160 лет) или же спелую (190—200 лет) сосну. Причем мелкослойную. Сегодняшние ГОСТы позволяют использовать сосну со слоем до 4 миллиметров — то есть древесину рыхлую и неплотную, в понимании древних зодчих. Что касается возраста, то сейчас строителям не до жиру. Главное, соблюсти заказанный диаметр. Дерево толщиной 300—350 миллиметров (а это возраст всего около 120 лет) найти сейчас очень сложно, деляны все повырублены. Чтобы раздобыть необходимое количество стволов нужного размера, приходится побегать по лесу. Так что разница в качестве пиломатериала сейчас и сто лет назад колоссальная. По словам заместителя председателя правительства Иркутской области Александра Моисеева, который побывал в Доме Трубецких на прошлой неделе, всего на реконструкцию музея будет выделено порядка 26 миллионов рублей. Реставрация памятника включена в программу подготовки к 350-летию города Иркутска.

В данный момент завершена реконструкция сруба, до холодов строители обещают спрятать здание под крышу. В следующем году глобальных работ не планируется — любому деревянному строению требуется время для усадки.

Загрузка...