Соло двух маэстро

Взгляд из оркестровой ямы Иркутского музыкального театра имени Н.М.Загурского

В этом году гвоздем программы фестиваля «Звезды на Байкале» (да простят меня другие его участники), несомненно, стал камерный концерт для скрипки и фортепьяно. На сцену Иркутского музыкального театра вместе с Денисом Мацуевым вышел народный артист СССР Владимир Спиваков. Особую изюминку выступлению придавал тот факт, что на сей раз Владимир Теодорович предстал перед иркутской публикой не как дирижер, руководитель оркестра «Виртуозы Москвы», а как скрипач. К тому же концерт состоялся за три дня до 65-летия Владимира Теодоровича. А накануне знаменитый музыкант был удостоен высокой государственной награды — ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени

Не буду лукавить, большим почитателем классической музыки никогда не был. Познания в этой области весьма посредственные — так, несколько мелодий из разряда самых популярных (известная часть «Лунной сонаты», «Танец с саблями», вальс из «Щелкунчика» и тому подобное). На концерт же попал по заданию редакции. Думал, сделаю пару снимков, послушаю полчасика великих — и домой. В итоге ушел из театра вместе со всеми — через два с половиной часа. Впрочем, обо всем по порядку...

Лишний билетик «на Спивакова» начинали спрашивать уже на подходе к театру. Правда, желающих продать заветный клочок бумаги, дающий право увидеть и услышать знаменитых музыкантов, похоже, так и не нашлось.

Публика, заполнившая в этот день концертный зал, оказалась на удивление разношерстной. Наряду с гражданами, которые пришли на классику, как и положено, в строгих костюмах и вечерних платьях, в зале были замечены скромно одетые пожилые люди, а также студенты, стиль нарядов которых обобщить вряд ли возможно. Как говорится, полная демократия.

Количество слушателей в этот вечер раза в полтора превышало число посадочных мест в зале музыкального театра (всего их 878). Несколько рядов стульев было установлено прямо на сцене. На галерке (на втором этаже) вообще яблоку негде было упасть — там занятыми оказались даже проходы. Ну и, наконец, более других повезло тем «лимитчикам», которые расположились в оркестровой яме. Среди примерно трех десятков «оркестрантов» оказался и автор этих строк. И пусть на все происходившее мы смотрели снизу вверх, но зато ближе нас у маэстро Спивакова никого не было. Исключая, конечно, маэстро Мацуева и девушку, помогавшую пианисту переворачивать листки нотной тетради.

Первым на сцену вышел заслуженный деятель искусств России, Украины и Польши, известный ведущий и музыкальный критик Святослав Бэлза. После представления исполнителей он попросил всех присутствующих выключить сотовые телефоны, а также воздержаться от выражения эмоций в паузах между частями одного произведения — «чтобы не нарушать его целостность». Надо ли говорить, что выход музыкантов сопровождался бурными аплодисментами. Затем в зале воцарилась удивительная тишина... Описывать игру виртуозов — дело неблагодарное. Тем более когда ты сам не можешь отличить одну ноту от другой. Скажу лишь, что было очень красиво и завораживающе.

О чем думает человек при прослушивании классических произведений?.. Я, как уже было сказано выше, к музыкальным эстетам не принадлежу, а стало быть, давать оценку темпу или манере игры исполнителей и уж тем более выискивать в ней какие-то ошибки мне не по зубам. Так что в основном думал о своем — о журналистском. В частности о том, что буду писать об этом мероприятии. Вот некоторые мысли, навеянные бессмертной музыкой Брамса, Стравинского и Франка:

«Любопытно получается: у молодого исполнителя молодой инструмент — фортепьяно «Ямаха» (Мацуев, кстати, является лицом этой японской фирмы), а у более опытного мастера и инструмент подобающий: скрипка Страдивари, которая через три года справит свой большой юбилей — три века со дня изготовления...»

«Вроде культурное мероприятия, а никакого этикета: младшему все — и стул, и помощницу для переворачивания нот, «сенсею» музыки ничего — весь вечер на ногах, а странички в тетради сам успевай переворачивать во время коротких пауз...»

«Надо как-то исхитриться и сделать несколько снимков. Вон, судя по вспышкам, в зале уже кто-то вовсю старается...» (В первом отделении вытащить фотоаппарат так и не решился — все боялся, что своим щелканьем помешаю находившемуся в пяти метрах от меня маэстро.)

«Что за черт?!» (После того как во время короткой паузы над залом отчетливо разнесся крик, призывавший откликнуться какого-то Сережу.) «Просто диву даешься, как этим композиторам удается с помощью маленьких черненьких символов записать мелодию. Причем сделать это так, чтобы два совершенно разных инструмента звучали как единое целое...» «Сколько же пядей во лбу надо иметь, чтобы вот так, без видимых усилий, строить эту непростую музыкальную конструкцию, придуманную десятки, а то и сотни лет назад?.. И как можно, играя каждый свое, тем не менее играть вместе?..»

...Меж тем заявленными в основной части тремя произведениями вечер не закончился. Пять раз публика вызывала артистов на бис. Вот уж где можно было отбросить сантименты и оторваться на всю катушку. Музыканты позволили себе исполнить так называемые попсовые вещи, а публика вознаградила их щедрыми аплодисментами. Под шумок и я наконец-то дал волю своему фотоаппарату. P. S. Пришел с концерта. Через Интернет сообщил о своем культурном выходе родственникам в Москве и Питере. Родственники, которые более продвинуты в музыкальном плане, чем я (музшкола, создание рок-группы), мне позавидовали...

Метки:
baikalpress_id:  11 808