Размышления у парадного трапа

МАКС-2009, о котором с восторгом говорили федеральные СМИ, оставил самые противоречивые впечатления

Отгремели фанфары, разлетелись участники, разошлись и разъехались гости. Разобраны и вывезены стенды. Аэродром в подмосковном Жуковском приобрел свой привычный вид — с древними самолетами, торчащими из-за забора, словно любопытные вороны; с заметно обветшавшими ангарами и корпусами, которые еще вчера надежно маскировались яркими флагами и баннерами... Непростые чувства остались у всех, кто был непосредственно причастен к недавнему московскому авиационному салону МАКС-2009.

Удвоение цен, раздвоение мнений

Какая поразительная, чудовищная разница между тем, что говорили о МАКС-2009 авиаторы, и тем, что вещали о нем в СМИ! Еще большая разница — между тем, что говорили специалисты авиапрома, авиакомпаний и ВВС, и тем, что декларировали с телеэкранов их оптимистичные руководители. Горькое разочарование и ядовитый юмор первых — и блистательные голливудские улыбки, изображающие уверенный оптимизм, вторых. При этом телевизионный прайм-тайм для восторженных репортажей — и глухая ночь или непростительно раннее утро для более-менее взвешенных материалов. Плюс недоумение зрителей, заплативших вдвое больше против прошлого МАКС-2007 за билет и получивших вдвое меньше зрелищ при вдвое более дорогом хлебе... Да не только хлебе, но и воде: цена баночки безалкогольного напитка, идущего по тридцатке в любом московском киоске, на МАКСе начиналась от ста рублей. Но не о том разговор.

В принципе неважно, что воображение публики потрясают все те же советские транспортники «Антей» и «Руслан» — один без малого 45, другой — полных 25 лет. Неважно, что самым привлекательным по-прежнему выглядит Ту-144, этот первенец пассажирской сверхзвуковой авиации, а ныне ее престарелый нелетающий дедушка, припудренный по случаю праздника. Другой такой же, упомянутый в начале статьи, доживает свой век за забором ЛИИ... И не беда, что не прилетели американцы. Это у них там, за океаном, кризис. А в России кризиса (как в СССР — секса) нет! Важно, что заключены «миллиардные сделки». Они, словно знаки $ в глазах американских мультяшных героев, затмевают рассудок. Рядовой гражданин охотно верит: вот эта стоящая на стенде красивая моделька нового лайнера МС-21 уже в следующем году обретет реальные размеры, загремит двигателями и начнет испытания. Тем более что об этом самолете говорили лидеры нашей державы с экранов ТВ и заверили всю страну, что Иркутский авиазавод всенепременнейше справится с задачей и очень скоро построит новую машину!

Ложка скепсиса в бочке надежд

...Завод-то построит. Да кто ж ему даст? МС-21 действительно обещает быть если и не выдающейся, то по меньшей мере хорошей машиной. Вопрос в том, кому она нужна настолько, чтобы не глядя оплатить расходы на испытания и доводку? Правительство не возьмет на себя все затраты, только часть. Остальное — на откуп авиакомпаниям. Но кто отважится вкладывать деньги в очередной новый самолет, когда перед глазами бесстыдно отстающий от всех изначально заявленных сроков «Суперджет»? Зачем рисковать — не проще ли купить готовый «Боинг»? Другой пример — иркутский же Як-130. Детище советской эпохи, наконец-то получившее путевку в небо, но — не имеющее денег на то, чтобы по этой путевке летать. Хоть и военный заказ, да не за границу, а для России. Какая ж от него прибыль-выгода? Вот и нету сто тридцатых. Зато много красочной, с эффектными фотомонтажами, полиграфической продукции... Этот самолет нужен ВВС как воздух. Но воздушный вентиль покуда перекрыт.

 Бе-200, этот непревзойденный пожарный, прорвавшийся в светлую демократическую современность из мрачного тоталитарного прошлого, эта крылатая гордость МЧС всея Руси? Построенный в Иркутске вопреки всем тенденциям новой эпохи, он покидает столицу Восточной Сибири. Все для его производства передано в Таганрог — там, на теплых азовских берегах, собираются дальше строить нашу «птичку»... Но как вы думаете — во что превратилось стационарное оборудование при транспортировке от Байкала до Азова? Установлено ли оно в Таганроге? Может быть, там уже вовсю идет сборка двухсотых? Однако, пока нет!

Что недоступно нашим мудрецам

Прошлись по МАКС-2009 самые разные депутаты самых разных фракций. Охотно позировали, давали интервью. Мимо остатков продукции советского авиапрома проехались в заграничных лимузинах члены правительства. Посмотрели на самолетики. Покачали головами. Сфотографировались с летчиками и главами авиационных компаний. Сделали громкие заявления. И уехали.

Нам, верноподданным гражданам своей страны, остается только надеяться, что через пару-тройку лет высокопоставленным лицам при подведении итогов не придется ссылаться на кризисы и природные катаклизмы, «которые помешали, а так мы непременно достигли бы, догнали и даже перегнали»...

Впрочем, надежды слабые. Трезвым умом невозможно понять, что происходит. Собираются строить «Суперджеты» в Комсомольске — и сокращают персонал. Осваивают производство амфибии в Иркутске — и тут же передают документацию и оснастку за тридевять земель (что почти равносильно уничтожению). Затевают с нуля очередной проект новейшего пассажирского самолета — и закрывают дорогу уже сертифицированному и готовому к производству Ту-334. Заодно намереваются прикрыть выпуск Ил-96 — самого безаварийного авиалайнера в мире... Говоря о развитии авиационной науки, акционируют ведущие исследовательские институты, фактически заставляя их выдавать финансовые, а не научные результаты... Это непостижимо!

Видимо, от такого вот недоумения и недопонимания один из рядовых участников выставки брякнул в сердцах: «МАКС — это не аббревиатура. Это просто такая короткая эпитафия»...

Загрузка...