В поисках воды

Люди вспоминают народные способы, прибегают к помощи геологов-буровиков и даже экстрасенсов

Вода, как известно, источник жизни. Без нее ни чай не вскипятишь, ни суп не сваришь, ни грядки не польешь — разве что слезами. Люди издавна ищут воду для питья и огородов, роют скважины и колодцы. Радуются, если находят жидкость прозрачную да вкусную, огорчаются, когда она таится на глубине или бьет желтая да с запахом: в пищу такую не употребишь. В благоустроенных квартирах стоит только кран открыть — и вода потечет сама, холодная и горячая, горожане давно к этому привыкли. В сельской местности и на садовых участках дело обстоит сложнее — если живого источника нет, без специалиста не обойтись. На помощь в таких случаях зовут геологов и буровиков, вспоминают народные способы поиска живительной влаги, даже приглашают экстрасенсов. Чего стоит хорошей водицы добыть, выяснял журналист «Копейки».

Как это делают геологи

С геологом и буровиком Алексеем Поповым мы встретились в полевых условиях. В бригаде отмечали праздник — открыли новую скважину: с 45-метровой глубины вода забила крепкой прозрачной струей и хозяйские ведра наполняла в считанные минуты. По такому приятному поводу в кружки разлили коньяк, по чуть-чуть, и пахучий геологический чай — прямо с костра. Алексей Иванович доволен:

— Лишних метров мы не набурили, вода хорошего качества, и ее много. Такие праздники у геологов едва ли не на каждой неделе — воду они добывают круглый год: и в ясную погоду, и в дождь, и в снег. Для дачников роют скважины обычно с ранней весны до поздней осени. — Воду добыть нелегко, она плохо прогнозируется, — делится мой собеседник.

Алексей Иванович знает, о чем говорит. Ему за пятьдесят, родом он из Якутии, поисками полезных ископаемых занимается всю жизнь. На буровика учился в Иркутском геолого-разведочном техникуме, на геолога — в Хабаровском политехе; 15 лет в Магаданской области и по «северам» искал золото, работал в науке — в НИИ редких металлов. Сейчас, уже более десятка лет, добывает воду — вокруг Иркутска и по области — опыт у него немалый.

— Есть четыре слоя воды, — объясняет Алексей Иванович. — Первый — зона окисления, насыщен кислородом, это верхняя вода, примерно до 50 м. Дальше слой — ожелезненная вода. Водичка бежит прозрачная, но постоит — коричневой становится, окислов железа в ней много. Затем идет сероводородная вода, еще глубже — минеральная. Самая хорошая, вкусная, питьевая — это верхний слой. То, что буровики поглубже залезли, не говорит о качественной воде.

— В любом месте можно дойти до воды? — интересуюсь я.

— В принципе да, но как глубоко она будет залегать — вот в чем вопрос. Найти много хорошей воды на относительно небольшой глубине — в этом талант геолога. Лишние метры, конечно, за счет заказчика, но репутация профессиональному буровику дороже. Даже все рассчитав, он каждый раз идет на риск — а вдруг ошибка? Что точно можно достать воду, уверенности процентов 20—30, остальное — сомнения, признается геолог.

Прежде чем взяться за бурение скважин в Мельничной пади, в садоводстве «Илга» например, что на горе, Алексей Попов облазил все распадки, ручьи, колодцы в округе — полгода на это ушло. На участке, где нужна вода, первым делом он приглядывается к растительности, смотрит рельеф местности, изучает состав пород. Измерив и записав данные в компьютер, начинает расчеты — относительно уровня Ангары, Балтийского моря, Мирового океана.

— И когда я предполагаю, что своей маломощной буровой установкой, рассчитанной для проходки до 50 метров, могу достать до нужного уровня, то лезу смело. Если вода появляется пораньше, останавливаюсь — деньги стараюсь не рвать, работы у меня много, — делится Алексей Иванович. Пробивать приходится твердую как скала породу: песок и глину, спрессованные за миллионы лет. Физически очень тяжело — спину здоровым мужикам запросто срывает. Буровики поэтому недюжинной силы люди, каждый может лом согнуть.

За работой буровой установки геолог следит как за биением собственного сердца.

— Если оборотов прибавил, снаряду туго, это передается на дизель. Коробка передач, все шестерни начинают выть, ей трудно вращать, она просит пощады — тогда начинаешь давление убавлять. И так то больше, то меньше, — объясняет Алексей Иванович.

Идет проходка — буровики меняют наконечники на снаряде: один породу пилит, другой жижу вычерпывает. Пройдя нужное расстояние, в ствол скважины вставляют шнек, каждый по полтора метра. Если колонна, что глубоко в земле, оборвется — буровики останутся без работы и денег, оборудование у них весьма дорогостоящее.

Геолог всегда настороже — ствол скважины должен аккуратно дойти до горизонта, где залегает запас воды. Ниже бурить не надо — воду можно спустить.

Алексей Иванович внимательно наблюдает за сменой породы, ее цветом — от этого, говорит он, зависит, какую по вкусу воду будет пить человек.

— Если скала рыжего цвета и даже в ней много воды, я все равно не останавливаюсь — эта рыжина дает минерализацию, в ней окислы железа, — рассказывает Попов. — Дохожу до серых песчаников, хотя они очень крепкие. Если они пошли — все, я бурить прекращаю, вода будет хорошая.

— Значит, если вода коричневая и с запахом, это геолог плохо поработал?

— Обычно — да. Часто буровики геолога с собой не берут — считают, что сами все знают. У них бицепсы квадратные, умеют бить-колотить. Воду достали, а качество их не волнует, деньги получили — и все. Я в последние годы делаю упор именно на качество. К примеру, в водоносном слое может быть 20 метров плохой воды, но среди этих 20 метров мы найдем 20 сантиметров хорошей — в нем и останавливаемся, это просто ювелирная работа.

— Есть места, где у людей нет шансов иметь хорошую воду?

— Есть. В сельской местности — это в основном болотистые места, где органика дает окислы железа. Если бурить заболоченное место, двухвалентное железо мигрирует на 200—500 метров туда-обратно. Хорошую воду можно достать, но очень сложно.

— И что делать?

— Ожелезненная вода для питья не годна, но для полива подойдет. Если ставить фильтры, то можно ее пить.

— Истории про воду в народе рассказывают разные: скважину вот прорыли аж на 65 метров, а из нее за сутки всего две бочки натекает...

— Качество работы геолога-бурильщика проверить сложно: внутрь не заглянешь, что он там натворил. Работа идет на полном доверии — хозяин должен во всем довериться специалисту. Чтобы доверие оправдать, я должен быть профессионалом. Но не все в своей работе честны. Поэтому такие истории действительно нередки.

— Уж больно дорого буровики за работу берут — 2500 рублей за метр...

— Стоимость метра, правда, очень большая, но и затраты серьезные: у меня со 100 рублей 60 идет на оборудование — один шнек стоит 8—10 тысяч, а я их закупаю партиями. Почему у нас производство не развито? В него же надо вкладывать! У нас тоже производство. Я знаю: чтобы зарплата у меня и моей бригады была, техника должна быть современной и надежной.

А вообще моя работа чем прекрасна? В денежном, конечно, выражении приятная — на хлеб с маслом и колбасой хватает, не жалуюсь. Но когда тебе выносят пачку денег да еще и спасибо говорят за труды — не каждому такое выпадает. Вода для людей иногда дороже хлеба.

Колодцы роем сами

Для кого скважина — удовольствие все-таки дорогое, не по карману, ищут другие способы обзавестись водой. Например, роют колодцы своими силами.

На огороде у Нины Леонидовны, инженера-радиофизика на пенсии, в тени между хвойными деревьями — большая яма. Лет двенадцать назад они с сыном Александром начали копать на этом месте колодец — и весьма успешно, надо сказать: до воды дошли уже на полутора метрах. На то, что под вечнозелеными лиственницами спрятаны запасы влаги, указали металлические рамки — именно этим старым «дедовским» методом искал воду Александр.

— Где бы мы ни ходили с рамкой по участку, она приводила нас на это место, — вспоминает Нина Леонидовна.

Сначала вода стояла в яме с весны до августа, потом уходила — на зиму. Летом на полив ее вполне хватало — дачники заполняли ею все бочки и емкости, которые были. Постепенно углубились в землю до шести метров — Александр рыл, а Нина Леонидовна по веревкам ведра с суглинком поднимала наверх: вокруг ямы и сейчас сохранились большие отвалы. Влага держалась даже в октябре. Воды, правда, стояли грунтовые, для питья непригодные. Для чая и супа Александр приносил ее из ручья — за километр на плечах.

К сожалению, стенки у колодца не укрепили, яму каждый год нужно было подкапывать, а у Нины Леонидовны случился инфаркт — помощницей для сына она быть перестала. Колодец засыпало, воды в нем теперь нет, одна надежда у дачников — на дождь да соседей, у которых своя скважина. Колодец супругов Черкасовых, Галины и Геннадия, сделан он по-хозяйски справно — если не на века, так на долгие годы точно. В крепких деревянных стенках плещется студеная ключевая вода. Родниковую влагу на участке нашел отец Геннадия, таежник и охотник. Даже если она хранится в обычных канистрах, студености своей не теряет.

— В 1997 году захотелось нам воды, — рассказывает Геннадий. — Батя приезжает, я ему говорю: «Колодец нужен, пешком за водой не дело ходить». Батя мне: «Видишь, ложбинка — там копай». Показал на место, где будет вода. Я метр лопатой прошел — побежала. В стакан набрал: смотрю — холодная. От нее аж пар идет, ключевая, по всем признакам не дождевая, грунтовая, которая застаивается, точно.

Яма получилась неглубокая — 2 метра. Потом засушливый год был, вода уходить начала, еще полметра выкопал. Дальше рыть нельзя, предупредил меня батя, попадешь в сток — появится выход, влага не станет набираться, будет убегать.

Потом соорудили деревянные стенки до самого дна, крышкой накрыли — воду пить начали, и очень вкусная, кто попробует, говорят. Поливаем, пьем, баня у нас. Весь день черпаем, можем до дна опустошить, назавтра ее такой же уровень будет — за ночь восстанавливается. Сначала доставали ведрами на веревочке. Сейчас качаем насосом. Вода уходит в октябре. Возвращается совсем рано, в марте.

Раз в два года Черкасовы свой колодец чистят — чтобы его глина не забивала. Воду выпускают, отсасывают. Геннадий прыгает вниз и ведрами грязь вычерпывает. После этого из недр приходит чистейшая вода, и ее на все хватает — и на огород, и на баню. А уж париться Черкасовы любят — топят, ни одной субботы не пропускают...

Секрет спиральных рамочек

Иркутянин Станислав Змичеровский несколько лет помогает людям искать воду. Говорят, он может точно установить, в каком месте, на какой глубине она залегает и сколько ее — ручеек или целое озеро. Профессия Станислава Эдуардовича, правда, к геологии не имеет никакого отношения, по образованию он юрист. Однако мужчина давно увлекается медициной (в свое время даже снимал головную боль и давление руками) и изучает биолокацию — так называют способность человека обнаруживать невидимые объекты и аномалии с помощью особых приборов. Иркутянин работает с рамками.

— Еще в Средневековье были лозоходы, — рассказывает Станислав Эдуардович. — Лозой искали не только воду, но и полезные ископаемые, горючие вещества — газ и нефть. Потом это все было утеряно. Пять лет назад у меня появились рамочки. Они дают возможность с точностью до метра установить, где находится вода.

Увлеченный биолокацией, Станислав Эдуардович называет себя радиэстезистом. У рамочек, с которыми он имеет дело, широкое предназначение. В первую очередь они, по словам иркутянина, помогают диагностировать, определять заболевания, выискивать какие-то патологии. С помощью таких рамок находят зоны, пребывая в которых люди начинают болеть.

— Разновидность рамочек существует большая. Мои имеют форму спирали. Почему? Ученые обратили внимание: еще в доисторические времена вожди племен, шаманы были раскрашены в спираль, на лице, на теле — везде. Космос, Солнечная система представляют собой спираль, мозг, кишечник — тоже, на руках у нас всюду спирали. Исследователи пришли к заключению: спираль несет форму защиты человеческой ауры. С помощью специально созданных спиралей стали защищать энергоинформационную оболочку человека от техногенных, геопатогенных, патологических воздействий, вплоть до негативного влияния социума. Занимаясь рамками, в одной из брошюр я прочитал: ими можно искать воду. Дай, думаю, попробую. Сначала у меня не получалось, а потом я стал точно определять ее нахождение. Каким образом? Выкопан колодец, все люди знают, во сколько метров он глубиной. Кроме меня: я не знаю, иду и проверяю. Определяю, на какой глубине вода — в последнее время до метра стало совпадать.

— Как вам помогает рамочка?

— Это мой помощник — прибор-индикатор. Рамочка начинает работать на уровне подсознания, а в подсознании у нас ведь очень много заложено — опыт столетий, предыдущих жизней. Когда мы с рамкой, образно выражаясь, устанавливаем контакт, она начинает реагировать на мою биоэнергию. Я задаю вопросы, направляя на нее свой биоэнергетический заряд, и, когда мы доходим до воды, рамка отвечает.

Рамкой я могу найти разлом — она тоже это все четко показывает. Плитняк я вижу, какой у него слой, его плотность. Таким образом у себя на даче я отыскал воду.

Я обнаружил ее в шести местах, но разная глубина до воды, доходило и до 83 метров, было 50 и 60. Есть и 9 метров, но очень маленький слой — ручеек, копать скважину не стоило. У своего соседа на 36-метровой глубине я отыскал подземное озеро: в 16 метров диаметром и 6 метров глубиной — громадный запас воды. Но озеро это находится в разломе, глина и плитняк вокруг, вода наверх не выходит. В итоге мы с соседом определили оптимальную зону, на границе участков: на 24 метрах большой запас воды, геологи там пробурили скважину (именно на этой глубине! — Авт.) и добываем ее — прекрасно.

У меня несколько таких примеров. Однажды ко мне обратились буровики (они работали в нашем садоводстве) — просили посмотреть, стоит ли бурить на месте, которое хозяин выбрал под колодец. Пройдя с рамкой, я увидел: смысла нет, до воды 53 метра и плитняк плотностью 6 метров — это надо через шестиметровую скалу пробуриться, очень глубоко. Геологи поверили — бросили, бурить не стали.

* * *

Человек издавна ищет воду. Представители современной цивилизации нуждаются в ней не меньше, чем их древние собратья. Даже сейчас, спустя тысячелетия, каждый раз, когда фонтан студеной влаги начинает бить из-под земли, люди испытывают искреннюю первобытную радость. А как иначе? Ведь и в ХХI веке мы остаемся детьми природы...

Загрузка...