Халхин-Гол пройден!

Главная цель и крайняя точка маршрута экспедиции «Молодежь Прибайкалья — героям Халхин-Гола» достигнута через две недели марша из Иркутска

Экспедиционеры уже вновь в Улан-Баторе. Пройдено более трех с половиной тысяч километров не только асфальтированных, но и степных, по-настоящему фронтовых дорог. Халхин-Гол — местность на самой восточной окраине Монголии, на границе с Китаем. Именно этот участок площадью 65х25 километров летом 1939 года стал театром боевых действий. Необъявленная четырехмесячная война, задуманная японскими генералами, унесла жизни десятков тысяч солдат с обеих сторон.

Но добраться до Халхин-Гола не стало самоцелью российско-монгольской экспедиции. Поскольку 70-летие победы было провозглашено национальным праздником, то и готовиться к нему начали заранее и с государственным размахом. К примеру, решение о проведении международной молодежной экспедиции, которую здесь именуют «1939—2009. Мы не забудем», принималось на самом высоком межправительственном уровне. Подготовлена она оказалась соответствующе.

— Организацию меропрития оцениваю на «отлично» — говорит комендант иркутской делегации Леонид Моторин, — Особенно это касается офицерского корпуса. На марше ведь целый батальон: пока караван идет к очередной стоянке в степи, там разбивается полевой лагерь, подводится электричество, готовится ужин на 200 человек. Утром мы снимаемся с ночевки и знаем, что в следующей точке маршрута все будет опять готово.

Такой четкой организации, по словам г-на Зоригта, руководителя монгольской части экспедиции, удалось достигнуть благодаря слаженной работе многих: членов парламента страны, министерств обороны, здравоохранения, молодежных организаций.

Внимательно и строго, а вернее с дальним прицелом, монголы подошли и к отбору кандидатов на маршрут. Из 300 желающих выбрали 70 человек с хорошей физподготовкой, знанием истории той войны и навыками русского языка. С этими молодыми людьми занимались офицеры, имеющие опыт службы в горячих точках: Сьерра-Леоне, Афганистан, Ирак... Можно представить впечатления наших ребят от первой встречи с монгольскими сверстниками, одетыми в натовскую форму и державшимися в строю как американские солдаты.

Ежевечерне автоэкспедиция вставала на стоянку и превращалась в молодежный лагерь с соответствующей программой: концерты, дискотеки, спортивные соревнования и просто общение. В музыкальной программе тон задавали все те же офицеры Восточно-Сибирского института МВД Вадим Зырянов и Сергей Цыдыпов, в репертуаре которых кроме разудалых современных песен о нашей армии, неизменно принимаемых на ура, есть песни и на монгольском языке. Это обстоятельство подтолкнуло всех к созданию совместных песенных номеров.

А вот в спорте иркутянам пришлось не так легко. Иркутские студенты подозревали (и, кажется, небеспочвенно), что против них в состязаниях выходят не просто студенты монгольских вузов, а курсанты полицейской академии... Но все же в чемпионате по футболу, прошедшем в пограничном отряде Мэнэнгэ, иркутяне стали первыми среди пяти команд, вырвав победу в серии послематчевых пенальти.

Так, не особо скучая, караван вплотную приблизился к восточной границе с Китаем. Асфальт давно закончился, укатанная проселочная дорога подходила к концу. Сильный дождь прибил клубы пыли — теперь в кузовах КамАЗов можно было дышать без респираторов. Но дорога превратилась в болото. Военные грузовики, конечно, шли хорошо, а микроавтобусы с журналистами и сопровождающими офицерами постоянно проваливались в грязь.

Семьдесят лет назад лето на этой дороге стояло жаркое и засушливое. Но именно сверстники наших участников экспедиции, глотая клубы пыли и ремонтируясь прямо на обочине, на допотопных автомобилях обеспечивали нашим солдатам подвоз всего необходимого, без чего та победа в степи вряд ли состоялась бы: это боеприпасы, топливо, продовольствие, вода, дрова.

— Конечно, нам тяжело: постоянная тряска, устали ехать в КамАЗах, пища не та, экстремальные полевые условия, — делится впечатлениями Евгения Савина, студентка из Иркутска, прадед которой на Халхин-Голе начинал воевать, — но мы даже не жалуемся. А вот как наши деды прошли все это и смогли еще и победить? Жалко, что недолго побывали на местах боев, не все увидели.

Наиболее плотно и ожесточенно сражения шли на противоположном, восточном берегу речушки Халх. А это уже самая граница — нужны особые разрешения для того, чтобы группа в 200 человек оказалась там. Поэтому организаторы ограничились не менее значимыми полями боев, но по эту сторону реки.

Сопка Баян-Цаган. Единственное место, где японцы сумели форсировать реку. За нее шли жестокие сражения. Здесь героически погибла танковая бригада Яковлева, экстренно отправленная Жуковым без поддержки артиллерии и пехоты на помощь мотострелковым подразделениям, которым грозило окружение.

Сопка Ремизова. Братская могила монгольских пограничников, первыми принявших удар японцев.

Командный пункт комкора Жукова, откуда велось оперативное командование всеми советско-монгольскими соединениями.

Озеро Буйр-Нуур. Здесь 22 июня 1939 года, ровно за два года до начала Великой Отечественной войны, произошел один из крупнейших воздушных боев Второй мировой: 120 японских самолетов против 95 советских истребителей. За два с половиной часа японцы потеряли 31 самолет, наша авиация — 11. Тот бой окончательно закрепил наше превосходство в воздухе.

Во всех этих памятных местах побывали участники экспедиции, возложили венки, отдали дань памяти.

 Три дня назад наступил заключительный этап длительного похода.

Участники экспедиции «Молодежь Прибайкалья — героям Халхин-Гола» намерены пообщаться с послом России в Монголии Борисом Говориным и губернатором Иркутской области Дмитрием Мезенцевым.

Метки:
baikalpress_id:  11 706