Дубынин Николай

Герой Советского Союза родился в деревне Алексеево Братского района

Герой Советского Союза Николай Михайлович Дубынин родился в деревне Алексеево Братского района. Активный участник советско-финской и Великой Отечественной войн он прошел боевой путь от западной границы до Москвы и от Москвы до Берлина. Николай Михайлович Дубынин не только характером, но и внешне воплощал образ настоящего сибиряка: высокий, широкоплечий, кряжистый, крепкий, с грубоватыми мужицкими чертами лица, открытым и честным взглядом. От его фигуры, даже в старости, веяло силой и добротой.

Николай Михайлович Дубынин родился 19 апреля 1919 года в деревне Алексеево Братского района Иркутской области в крестьянской семье. Окончил начальную школу, в 1934-1935 годах работал в колхозе.

Великую Отечественную войну наш земляк встретил в Белоруссии, в городе Белостоке, в 6-м отдельном авиадесантном полку. За спиной у него были служба в рядах Красной армии, советско-финская война, ранение, учеба в снайперской школе и в школе парашютистов-десантников.

Красноармейцы его воинской части летом жили в больших брезентовых палатках по 20 человек в каждой. Спали на топчанах (деревянные койки на козлах). Палатки находились в реденьком лесу, почти рядом с карьером, из которого когда-то брали грунт для полотна железной дороги. Кормили красноармейцев хорошо - первые и вторые блюда были мясными, каждый мог получить добавку. И в хлебе не было ограничения. Одежда - хлопчатобумажные гимнастерки и брюки, на ногах ботинки с обмотками.

Жизнь в палаточном лагере была безмятежной, без тревог и волнений. В субботу, 21 июня 1941 года, после обеда солдаты помылись в бане, посмотрели концерт армейских артистов и в 23 часа, как всегда, отошли ко сну.

На рассвете 22 июня проснулись от гула самолетов, затем землю сотрясли взрывы бомб. В первые минуты никто не понял, что происходит. Красноармейцы в нижнем белье бросались к выходу из палаток, но тут же падали замертво, сраженные осколками бомб. Через полчаса на парашютах был сброшен вражеский десант. Десантники из автоматов расстреливали мечущихся в панике военнослужащих.

Как позже вспоминал Дубынин, из его взвода в живых остались только восемь человек. Он и его товарищи успели добежать до карьера и там отлежаться.

Оставшиеся бойцы всех родов войск (в лесу, кроме палаток пехотинцев, были палатки санитарного батальона, связистов, железнодорожников, пищевиков и других служб) небольшими группами лесом, проселочными дорогами стали пробираться на восток, в сторону Минска.

Большая группа красноармейцев, в которой находился Дубынин, вышла на деревеньку из двадцати домов на берегу небольшой речки. Красноармейцы разбрелись по домам, Дубынин с пятью попутчиками подошел к старенькой избенке.

На стук в окно из двери показался мужик лет пятидесяти с правой деревянной ногой. Он загнал в собачью конуру захлебывающегося лаем лохматого пса и подошел к военным. Измерив взглядом с ног до головы их изнуренные фигуры, безногий спросил насмешливо:

- С чем пожаловали, аники-воины?

- Пробираемся к своим, идем от самой границы, - ответил за всех Дубынин.

- Похоже, от немцев тикаете?

- Может быть, и так, - хмуро ответил долговязый парень.

- В первую мировую войну немцы и австрийцы не раз от нас драпали, а ныне наоборот, - не унимался старый солдат.

- Нынче немцы напали на нашу страну вероломно, неожиданно, - запальчиво ответил курносый красноармеец.

Возникшую перепалку прервал Дубынин:

- Отец, не будем травить друг другу душу. Наверху, в Москве, разберутся, что и как произошло. Главное - всем нам защитить Родину. Будем надеяться, что скоро фашисты побегут назад...

Николай Дубынин оказался прав: зимой 1941 года гитлеровцы были отброшены от Москвы, в начале 1943 года - от Сталинграда, 9 мая 1945 года завершили свой поход на СССР капитуляцией. А пока Дубынин испытывал горечь отступления на Восток. Фронтовые дороги довели до исторического Бородино, где он был тяжело контужен.

Выйдя из госпиталя, Николай Дубынин попал в саперные войска, с которыми уже не расставался до конца войны. Воевал на Западном, потом на 2-м Белорусском фронтах командиром саперного отделения 64-го понтонно-мостового батальона, а затем помощником командира взвода другого батальона.

Высшую награду Родины - Золотую Звезду Героя Советского Союза - Николай Михайлович Дубынин получил за форсирование Одера.

20 апреля 1945 года южнее города Штеттина саперы 87-го понтонно-мостового батальона начали переправлять наши части. Одер в этом месте широкий; длинный остров разделял реку на два рукава. Если восточный рукав понтоны с солдатами или техникой пересекали быстро и легко, то за островом, в западном рукаве, бушевал ад. Глади воды не существовало - был кипящий котел, разрывы тяжелых снарядов и бомб по всей реке взметали в небо водяные столбы, сплошной гул стоял в воздухе. Густой дым закрывал оба берега, солнечный весенний день походил на сумеречное ненастье. Взвод Дубынина под шквальным пулеметным огнем переправлял самоходные пушки, артиллерию, сделав без передышки 33 рейса. Три раза фашисты разбивали паром, но саперы снова и снова исправляли его и продолжали свою работу. Трое суток люди не знали ни сна, ни отдыха. В строю осталось меньше половины бойцов, остальные были ранены или убиты. Исхлестанный взрывными волнами, черный от дыма, с запавшими от бессонницы глазами старший сержант Дубынин продолжал командовать уцелевшим взводом. Не растерялся он и в тот момент, когда на исходе третьего дня прорвавшийся немецкий танк прямой наводкой пробил борт катера, смертельно ранил моториста. Громкий, уверенный голос Дубынина успокоил пехотинцев, шинелями бойцов заткнул он пробоину и, действуя за моториста, высадил бойцов на западный берег. А когда бой закончился, и переправленные на левый берег части остановились из-за минных полей, саперы взялись за разминирование. Четверке оставшихся в живых из взвода старшего сержанта Николая Михайловича Дубынина было присвоено звание Героев Советского Союза.

Николай Михайлович демобилизовался в 1945-м после участия в параде Победы в Москве. Возвращению домой с войны прославленного земляка радовался весь район. В Братске его попросили выступить в клубе перед жителями. А потом по распоряжению райкома на телеге, запряженной парой лошадей, с лучшим гармонистом и запасом водки отправили фронтовика в родное село. Далеко за околицу на лучших лошадях, с красными флагами вышли встречать Героя и стар и млад.

- На колени перед ним падали. Радовались, что хоть он-то пришел. Слез было много, - вспоминают его односельчане.

После демобилизации Николай Михайлович Дубынин много лет работал начальником Долоновского отделения связи, а затем трудился в таежном поселке Тарма Братского района. Уже в мирное время был награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны I - II степени, Красной Звездой. Долгие годы открывал 9 мая торжественные мероприятия в Братске. В 50-ую годовщину Победы вновь прошел по Красной площади в параде ветеранов, был на приеме в Кремле.

Про ту далекую войну Николай Михайлович вспоминал неохотно. С досадой говорил, что мощную линию обороны - "Маннергейма линию", которую финны сооружали в 1927-1939 годах вдоль границы с СССР, не надо было ударять в лоб, брать с фронта, следовало бы обходить, как поступали в конце войны, - меньше бы несли потерь. И Николай Михайлович в качестве примера рассказывал об умелой фронтовой операции одного батальона. Командир батальона сибирского полка умело провел красноармейцев между дотами в тыл противника и после успешного рейда с незначительными потерями вернул батальон на старые позиции.

"В любом деле нужна смекалка, а в боевой обстановке - тем более", - говорил Николай Михайлович. Сам Дубынин за смелые действия в той войне был удостоен медалью "За боевые заслуги".

В 2003 году Герой Советского Союза Николай Михайлович Дубынин ушел из жизни. Именем этого героя назван переулок в Падуне. В братской школе № 20 в историко-краеведческом музее есть стенд, посвященный герою.

Линия Маннергейма (финск. Mannerheim-linja) - комплекс оборонительных сооружений на Карельском перешейке, созданных для сдерживания возможной агрессии со стороны СССР. Длина линии составляла около 135 километров, глубина около 90 километров. Линия Маннергейма строилась с 1927 по 1939 год. Она насчитывала свыше 2000 огневых точек, дотов и дзотов. Также на линии было множество минных полей, гранитных надолбов, завалов, проволочных заграждений. В сочетании с непроходимыми лесами, болотами и сложным рельефом Карельской местности линия Маннергейма была образцом оборонительных укреплений и фортификационного искусства. Вся система укреплений, протянувшаяся от Финского залива до Ладожского озера, была предназначена для защиты Финляндии от вероятного нападения со стороны СССР.

Названа по имени Маннергейма, по приказу которого разрабатывались планы обороны Карельского перешейка еще в 1918 году. По его же инициативе были созданы наиболее крупные сооружения комплекса.

Советские войска дважды прорывали линию Маннергейма, в ходе Зимней войны 1939 - 1940 годов и в ходе Великой Отечественной войны в 1944 году во время Выборгской наступательной операции. Сегодня большинство укреплений находится на территории России, но они были практически полностью уничтожены в конце войны. На территории Финляндии осталась небольшая часть "Линии Маннергейма", которая превращена в музей под открытым небом.

Метки:
baikalpress_id:  11 630