Страсти по соболям: правда пушного промысла

Окончание. Начало в № 27, 28, 29

Гуманность стоит дорого

Профессиональные охотники в некоторых районах Иркутской области имеют по 300-400 капканов. Где они возьмут огромные деньги на техническое перевооружение? К тому же надо учитывать и такой факт: принцип постановки на пушного зверька гуманных капканов сильно отличается от обычных, к которым сибирские промысловики давно привыкли, и с которыми ходили в тайгу еще их деды, прадеды и прапрадеды. Я имею в виду, конечно, не сам конкретный капкан, а принцип его работы, который действует безотказно уже не одно столетие.

 - Если Россия дрогнет, уступит, то мы будем тогда покупать за бугром не только шубы, но и капканы, а отечественный пушной промысел захиреет, - высказал свою точку зрения один из ведущих биологов-охотоведов Иркутска. - Хотя рано или поздно охотничью отрасль нам перевооружать придется. В том числе и капканами. Лучше, естественно, начать делать это раньше. Я вижу единственный выход - не сидеть, подобно герою известной русской сказки, на печи, не ждать, а пользуясь экономическим кризисом, начать массовое производство недорогих отечественных гуманных орудий лова уже сегодня. Тем самым можно снизить в какой-то мере и безработицу. Вон сколько мужиков в деревнях и поселках осталось не у дел. Надо ковать пока горячо, пока металл нынче резко подешевел.

- Говорят, гуманные капканы хотят делать и в Прибалтике.

- Вот, вот... Соболь наш, а капканы будут ихние - канадские, литовские или польские. Смешно, ей-богу. Вечно мы опаздываем. Соболь, между прочим, ни в Канаде, ни в Литве, ни в Польше не водится.

Чтобы успешно решать эти и другие наболевшие вопросы по организации эффективного и прибыльного пушного промысла, да и не только его, а всей охотничьей отрасли Приангарья, надо вести постоянную работу по подготовке кадров профессиональных охотников, восстановить захиревшую охотничью науку, развивать свою пушную промышленность, учиться обработке (выделке) шкурок по современным технологиям, открывать мастерские по качественному пошиву из сибирского меха модных шуб, полушубков, головных уборов и т. д. Глаза бы не глядели: везем в наш пушной регион эти изделия чуть ли не со всего мира. Без боя сдали позиции грекам, туркам, китайцам, где своего меха кот наплакал или его там нет вовсе. Вы спросите, где же они тогда его берут? Да у нас и берут. Пользуясь безденежьем охотников, охотничьих хозяйств, невозможностью взять кредит, скупают по дешевке куницу, ондатру, рысь, волка, лисицу и контрабандно вывозят. Затем шьют из них шикарную одежду по лучшим европейским лекалам и продают ее сибирякам, как сделанную из своего собственного меха. Кто же будет говорить, что занимается контрабандой...

 Эту унизительную и оскорбительную для России схему (сами, выходит, ничего делать не умеем?) китайцы да еще финны активно применяют и в отношении другого нашего природного богатства - леса. Приобретают необработанный кругляк тоже за бесценок, превращают его на своей территории в мебель, другие сложные изделия и продают уже за большие деньги. Смешно, но в том числе и нам. Прибыль, естественно, оседает в карманах соседей.

 Поглядишь - с российской стороны границы стоят бесконечной вереницей лесовозы, вагоны с кругляком, а с их - десятки мощных современных заводов, построенных в очень короткие сроки для глубокой переработки нашей древесины. Догадайтесь с первого раза, где мы покупаем сегодня высококачественную бумагу? В частности, для глянцевых журналов? Правильно, в Финляндии и Китае.

"А давайте позовем китайцев"

 Есть еще один аспект нехватки профессиональных охотничьих кадров - демографический. Население в деревнях и отдаленных поселках убывает, молодые мужчины или спиваются, или уезжают. Особенно заметна убыль среди русских. Я тут совершенно случайно и неожиданно раскрыл большую государственную тайну, прочитав один безобидный с виду документ. Все знают: Россия ежегодно теряет около 700-800 тыс. своих граждан. Смертность у нас по-прежнему опережает рождаемость. Это в целом по россиянам. Чиновники, собственно, эту информацию и не скрывают. Но вот о том, что жуткое сокращение российского народонаселения идет в основном за счет славян - русских, белорусов, отчасти украинцев, они помалкивают. Я лично этот феномен объясняю очень плохими социально-экономическими условиями жизни в краях и областях, где преобладает славянское население, по сравнению с республиками. На бумаге, то есть по Конституции, все регионы равны. А на деле - нет. Приведу в этой связи лишь один пример, и вы все поймете сами. У Иркутской области (90% населения - русские) 5-7 лет назад центр забирал до 60% всех собираемых на ее территории налогов, у Татарстана - не более 14-18%, а большинство автономий вообще ничего в Москву не отправляют. Поэтому в Казани уже давно снесли все ветхие дома (Иркутск только собирается сделать это), много строят доступного по цене жилья, шикарные автодороги, мосты, школы, расширяют объемы социальной поддержки, развивают производство. Там работать есть кому, рождаемость хорошая, а из рабочих поселков (да и деревень тоже) никто не уезжает. Никуда не бежит. Зачем? Бегут ведь от плохой жизни.

 Сейчас, по информации ученых БГУЭП, специалистов управления федерального казначейства по Иркутской области и других источников, прежних вопиющих перекосов вроде бы нет. Согласно аналитической записке налоговиков, в 2008 году из общей суммы доходов, собранных на нашей территории, в бюджет Иркутской области было направлено 53,3%. На сайте федеральной налоговой службы РФ картина и вовсе умиротворяющая: в 2008-м из регионов в федеральный бюджет ушло только 48,2%. Но это, как говорится, общая температура по больнице.

 По другим данным финансы все равно продолжают очень сильно утекать из Приангарья. Как по старой, названной мною выше, схеме, так и за счет того, что крупные компании, работающие на территории Иркутской области, регистрируются в других местах. Чаще всего в Москве, где и платят налоги. В результате такой политики в Первопрестольной крутятся до 80% всех общероссийских денег. Не утяжеляет финансовый кошелек Приангарья и действующая схема по возмещению налога на добавленную стоимость - в том виде, в каком она существует.

 В такой ситуации говорить о снижении уровня нашей бедности, улучшении демографической картины пока не приходится. Так, в Тайшетском районе, на территории которого постоянно сокращается число профессиональных охотников на пушного зверя, население в поселках городского типа только между двумя Всероссийскими переписями (в 1989 и в 2002 годах) уменьшилось с 11,9 до 10,6 тыс. человек. Да и самому Тайшету похвастаться нечем, он ужался за этот период с 40,6 до 38,5 тыс. Некоторый прирост дают лишь селяне, которые упорно цепляются за свою землю, держатся за нее, потому что земля их кормит. В первую очередь - собственные подворья. У наемных рабочих - ситуация более тяжелая.

 К чему это я? Да к тому, что пушным промыслом в Сибири всегда охотно занимались наряду с аборигенами именно русские, белорусы, украинцы. Казаки, переселенцы-первопроходцы. Удивительно, но наша собственная история учит, что она никого и ничему не учит. В первую очередь власть. В этой связи хочу напомнить, какую умелую и тонкую переселенческую политику вело во времена реформатора Столыпина царское правительство на рубеже XIX-XX веков, желающее, чтобы в Сибирь приезжало как можно больше русских людей из перенаселенных юго-западных частей Российской империи. Переселенцы валом валили за Урал на восток, потому что им предоставлялись большие льготы, оказывалась прямая государственная поддержка.

 Назову лишь некоторые из них. Переселенцев не призывали в армию, освобождали на полвека от всех налогов, выдавали на переезд безвозмездно щедрые подъемные - каждой семье 50 рублей. По прибытии можно было взять еще 50-рублевую беспроцентную ссуду на очень длительный срок, чтобы купить необходимое для жизни на новом месте. Лошадь стоила тогда в Восточной Сибири 7 рублей, корова - 5 рублей, свинья или овца - 50 копеек. Так что сами можете судить, какая была гигантская поддержка тем, кто срывался с родных и насиженных мест. В итоге из западной и южной частей России в восточную в течение буквально нескольких лет переехало до 3,2 млн человек. Всего же намечалось переселить на новые земли 12 млн россиян, но помешали войны и революция.

 Изучая как-то исторические хроники, обратил внимание на такую деталь: беспроцентную ссуду переселенцы Восточной Сибири могли возвращать натурой - мясом, зерном, маслом, картофелем и... пушниной. Поэтому охотиться умели все, стимул был большой. А вот сегодня приехавшие в Приангарье несколько десятков русских семей из бывших союзных республик на ПМЖ выживают с трудом. Громко заявленная программа оказания государственной поддержки по добровольному переселению наших соотечественников на историческую родину фактически провалена. Это признали местные власти, директор Федеральной миграционной службы Константин Ромодановский, аудиторы Счетной палаты и даже сам президент Дмитрий Медведев. Ну не могут нынешние чиновники (их число, кстати, за последние 10 лет в России удвоилось) не загубить на корню любое полезное для страны и общества дело. Намечалось, что только в 2007-2008 годах в РФ из стран СНГ переселятся, примерно, 65 тыс. человек, а приехало лишь 8,8 тысяч. В общем, скребем людские резервы по сусекам. В том числе и на пушном промысле. Скоро, может статься, и скрести-то будет нечего. В этой связи горячие головы предлагают: "А давайте не париться, где взять молодых промысловиков, давайте позовем китайцев. Отдадим им в аренду пустующие отдаленные охотничьи угодья. Китайцы помогут их освоить". Китайцы, конечно, помогут. У них 700 млн человек живут в абсолютной нищете. Помогут, разумеется, себе, а не нам. Не стоит об этом забывать.

Метки:
baikalpress_id:  35 184
Загрузка...