Усть-илимский Тарас Бульба

Отцу, убившему сына ножом во время семейной ссоры, вынесен приговор

Страшно подумать, что сказанная когда-то известным гоголевским персонажем фраза: «Я тебя породил, я тебя и убью», — окажется актуальной и в наше время. Тогда Тарас Бульба убил своего отпрыска за предательство родины. Трагическому случаю, который произошел в Усть-Илимске, предшествовал вполне рядовой конфликт между отцом и сыном.

Два удара

Трагедия в семье Семикиных разыгралась в октябре прошлого года. В тот день Семен не ночевал дома, и, вернувшись, не пожелал давать отчет выпившему отцу о причине своего отсутствия, стал грубить. Евгений Алексеевич сделал вывод, что сын прогулял рабочий день. Выяснение отношений перешло в драку. Семен поднял на родителя руку — ударив отца кулаком по лицу, сын удалился в свою комнату. Возмущенный дерзким поступкам своего отпрыска папаша ринулся за ним, прихватив с собой нож с откидным лезвием. Семен в это время стоял спиной к двери. Услышав, что вбежал отец, он резко развернулся и угодил под внезапный острый удар в грудь. От боли парень опустился на диван. В порыве ярости отец нанес сыну вторую ножевую рану. Семен захрипел, полилась кровь. Лишь через некоторое время старший Семикин понял, что теряет родного наследника, и набрал телефон «Скорой», а затем — милиции. Но было уже поздно...

«Учил добру»

На суде обвиняемый признался в содеянном частично:

— Да, нож взял, но убивать не хотел. Я виноват и буду казнить себя за это всю жизнь....

Семикин просил не лишать его свободы, ведь у него растет внук. Защищала отца и старшая дочь Наталья:

— Когда все произошло, папа ходил по комнате и плакал, и все время повторял, что не понял, как это случилось. К нам с братом он относился хорошо, маму боготворил. Он обычный мужчина, который хочет, чтобы в семье все было благополучно, никогда грубо не выражался. Он всегда учил нас добру и призывал жить дружно, когда не станет их с мамой... Брат был своеобразным парнем. Вспыльчивым. Его очень раздражало, когда родители интересовались, где он проводит время и почему не является на работу. Часто оскорблял отца нецензурной бранью.

Сын

...Семен рос веселым, дружелюбным и подвижным мальчуганом. Увлекался спортом. Однажды он получил серьезную травму позвоночника, и ему пришлось носить корсет. Стесняясь своего положения перед товарищами, юноша, как только выходил из дома, сразу снимал его с себя. Из-за этой проблемы Семена не взяли в армию, хотя он так мечтал о солдатской службе. Парень хотел поступить в институт, но по той же самой причине не решился сдать документы в вуз.

Оставался один выход — искать работу. Отец помогал ему несколько раз трудоустроиться, но Семен надолго нигде не задерживался. Сказывались физические нагрузки — спина ныла, у парня начал расти горб. Часто, придя с работы, он по нескольку часов просто лежал на диване. Заработанные деньги тратил на своих приятелей. Дружки, видя, что Семен щедрый и открытый человек, однажды предложили взять по его паспорту кредит на крупную сумму. Когда Семикин-младший отказался, «товарищи» поставили парня «на счетчик» за то, что он их «кинул». Родители об этом узнали случайно и все же не смогли предотвратить драку, когда целая толпа избивала их сына.

Дружки наведывались и домой, после их визита исчезали ценные вещи. Родители перестали давать сыну ключи от квартиры. Семен всегда отзванивался, когда шел домой или когда хотел выйти на улицу. Положение затворника раздражало молодого человека, и он попытался устроить свою личную жизнь отдельно от родителей, но и здесь ничего не получилось. Видимо, отчаяние 20-летнего парня переросло в агрессию — так он защищался от этого неприветливого мира. Но за нож взялся именно отец...

Мать

Пожалуй, самая тяжелая роль в этой печальной истории досталась Надежде Михайловне Семикиной. С одной стороны, она — мать потерпевшего, с другой — жена обвиняемого. В одночасье женщина лишилась двух близких людей. Почему так произошло, ведь они прожили одной семьей почти 30 лет? Из показаний Надежды Семикиной:

«В июле 2008 года с сыном что-то случилось: он все чаще стал выговаривать отцу, что не получает от него должного внимания. Однажды, когда я была на работе, позвонил муж и сказал, что Семен невменяемый. Тогда, чтобы успокоить сына, пришлось вызывать милицейский наряд... Бывало, мы ссорились с мужем по поводу воспитания сына. Я считала, что знаю нашего ребенка лучше, и просила его не вмешиваться, когда у сына возникали какие-то проблемы. Говорила, что справлюсь сама, без него».

Усть-Илимский городской суд приговорил Е.А.Семикина, 1958 г.р., к шести годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. На днях приговор вступил в законную силу.

После приговора

В судебной практике встречается немало уголовных дел, связанных с семейными трагедиями. Как правило, они происходят на бытовой почве. Правосудию, вероятно, нелегко выносить окончательный вердикт в таких случаях. Прокомментировать свое решение мы попросили судью Константина Фрейдмана, рассматривавшего дело Евгения Семикина:

— Действительно, случай не ординарный, и решение далось чрезвычайно трудно. С одной стороны, обвинитель настаивал назначить срок наказания — 10 лет лишения свободы, мотивируя тем, что произошло убийство близкого родственника. С другой, семья останется без кормильца: сына уже не вернуть, а без помощи отца придется сложно материально.

— Поэтому родственники погибшего так горячо защищали подсудимого?

— Думаю, что да. Близкие явно преследовали меркантильный интерес, ведь большую часть семейного дохода приносил именно отец. Иначе как объяснить тот факт, что после вынесения приговора родственники не баловали своим посещением осужденного. Разрешение на свидание дает судья. Насколько я помню, было это всего один раз.

— Константин Феликсович, как, по-вашему, в чем кроются корни трагедии?

— Я считаю, что родители изначально упустили сына, не уделяли ему серьезного внимания. У ребенка образовался комплекс, который выплеснулся в такое ненормированное поведение. Когда отец увидел итог своего недовоспитания, ему это не понравилось. Люди ведь по-разному поступают. Согласно семейному кодексу, родители обязаны отвечать за того, кому дали жизнь. Они, конечно, помогали сыну искать работу. Да, парень прогуливал, мать его защищала. Но, в конце концов, человек, доживший до седин, умудренный опытом, во время «воспитательного процесса» обязан был сдержать свои эмоции.

Травма погибшего тоже, я считаю, сыграла психологическую роль. Парень не был свободен в своих желаниях. Это приводило к развитию определенных комплексов. Такое положение постепенно вылилось в агрессивное поведение по отношению к отцу, в частности. Если бы у ребенка было все благополучно со здоровьем, то, я думаю, его поведение было бы более лояльным. Трагедия этой семьи заключалась в том, что каждый полагал, что он со своей стороны делает все в достаточной мере.

Что предшествовало трагической развязке в тот роковой день? По материалам дела видно, что отец пришел домой в алкогольном опьянении, а значит, он не мог полностью контролировать свои действия. Сын, оскорбив пьяного отца, пошел к себе в комнату. Семикин идет следом и осознанно берет нож. Наносит удар в беззащитного человека. Сын садится на диван. В эту минуту надо бы остановиться, но отец наносит второе ножевое ранение.

— Одним из смягчающих обстоятельств была явка с повинной. Из материалов дела видно, как обвиняемый переживал, даже плакал...

— Да, явка с повинной была, но здесь надо иметь в виду, что у него практически не было другого выхода. А слезы — это в совокупности: и переживание за свои действия, и потеря сына, и боязнь тюрьмы. Ранее Семикин уже привлекался к уголовной ответственности за кражу и незаконное хранение оружия. Это говорит о том, что в нем уже существовали элементы асоциального поведения. На мой взгляд, если бы отец в тот день был трезвым, он наверняка нашел бы другие методы разрешения конфликта.

— Если бы санкция статьи предусматривала низший предел — 4 года, вы бы присудили минимальный срок?

— Думаю, что нет. При вынесении наказания рассматривалось обычное убийство. У нас нет такого квалифицирующего признака, как убийство родственника. Но при этом учитывались все смягчающие обстоятельства: возраст, состояние здоровья, явка с повинной. Подсудимый выбрал самое радикальное средство — нож: орудие, которым можно лишить жизни человека. Поэтому срок в шесть лет лишения свободы брался как наиболее обосновывающий наказание при данных обстоятельствах и уравновешивающий мнение обоих сторон.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments