Потомки сказочника Ершова-2

Праправнучка поэта, иркутянка Татьяна Рындина побывала на родине предка на юбилее «Конька-Горбунка» и стала героиней репортажа Первого канала

Весной этого года «Копейка» рассказала о том, что в Иркутске проживают потомки замечательного русского сказочника Петра Ершова. Родственники автора знаменитого «Конька-Горбунка» много лет не поддерживали отношения друг с другом, встретиться им помогла «Копейка». После выхода материала в нашей газете нашлась Татьяна Геннадьевна Рындина, еще одна праправнучка Ершова, — она позвонила в редакцию и поделилась своими воспоминаниями. В мае по приглашению Ишимского музея иркутянка впервые побывала на родине своего предка. Она была единственным представителем рода Ершовых и почетным гостем на празднике Дней славянской культуры — его традиционно проводят в городке, который невероятно гордится своим талантливым земляком и бережно сохраняет память о нем. В этом году «Коньку-Горбунку» отметили юбилей — 175-летие. Татьяна Рындина стала героиней репортажа, снятого в Ишиме журналистами Первого канала, — сюжет показали в программе «Время» 6 июня, в день рождения Александра Сергеевича Пушкина. Как известно, два этих имени — Пушкина и Ершова — в русской литературе тесно связаны.

В тени от громкого имени

О том, что она является потомком русского сказочника Ершова, иркутянка Татьяна Геннадьевна Рындина не вспоминала много лет. Да и, признаться, не знала ничего толком. Слышала чуть-чуть, в детстве, но не придавала значения. Тем более родители Татьяны расстались, когда она была совсем маленькой. Девочку воспитывала мама, а родство с поэтом-классиком шло по линии отца — Таня видела его крайне редко. Геннадий Феликсов был сыном учительницы Софьи Александровны — дочери младшего сына Ершова, Александра, работал вахтовым методом, пропадал на буровой. Бабушка Софья с внучкой не были близки, поэтому при семейных воспоминаниях девочка присутствовать не могла. Впрочем, Феликсовы и Ранские (семья Елены Александровны, другой дочери младшего Ершова; в Иркутске они жили по соседству) родство с автором знаменитой сказки, которую когда-то похвалил Пушкин, тоже старались не афишировать.

Только когда Татьяна стала взрослой женщиной и сама начала читать своим детям «Конька-Горбунка», ее мама обмолвилась: «А ведь Петр Ершов — твой прапрадед!» Так жизнь вернула иркутянку к историческим корням. Но прошло немало времени, прежде чем Татьяна окончательно поверила в то, что в ее родословной есть известный на всю Россию человек — ведь доказательств, кроме когда-то сказанных матерью слов, у нее не было. Помогли случай и «Копейка». Однажды, проходя мимо журнального киоска, мама Татьяны Геннадьевны увидела: полощется на ветру газета, а на первой полосе — цветная фотография иркутянок, снятых на фоне памятника Коньку-Горбунку, и большой заголовок: «Потомки сказочника Ершова». В том мартовском номере «Копейка» рассказывала, как наш город связан с автором «Конька-горбунка». Татьяна Рындина немедленно позвонила в еженедельник, и так потянулась ниточка — начал разматываться замысловатый клубок истории.

Вскоре на Татьяну Геннадьевну, до поры остававшуюся в стороне от громкого имени прапрадеда, вышли сотрудники Ишимского музея. Ишим — это город в Тюменской области, близ родного села Ершова, Безруково. В Ишиме Петр младенцем был крещен. В этих местах свято чтут память земляка. Сказку «Конек-Горбунок» знает едва ли не каждый его житель, школьники точно — в этом Татьяна Геннадьевна убедилась воочию.

Сотрудники музея сразу прислали иркутянке посылку: в ней — диск «Великий сказочник», снятый Леннаучфильмом, альманах с биографией предка и удостоверение. Оно подтверждало, что Татьяна Рындина действительно является праправнучкой поэта, и ее сыновья Сергей и Иван — ветви большого генеалогического древа рода Ершовых.

Народная слава

Отправляясь в Ишим по приглашению музея на юбилей «Конька-Горбунка», иркутянка не ожидала, какими любовью и вниманием ее окружат местные жители. Женщина почувствовала себя буквально знаменитостью. Она никак не могла привыкнуть: из дома уезжала вроде обычной пенсионеркой, 30 лет и 3 года отработавшей на железной дороге, а стала настоящей звездой — ее снимало телевидение, у нее брали автографы, с ней мечтали сфотографироваться. Народная слава едва не настигла ее уже в вагонном купе — по пути в Ишим.

— В дороге ведь даже с незнакомыми общаешься, но я не говорила, кто я, на вопросы отвечала: просто еду в Ишим в первый раз, в творческую командировку. Короче, про родословную молчала, — улыбается Татьяна Геннадьевна. Можно представить, что почувствовали люди, когда при выходе на перрон на их соседку по купе налетела толпа народа — с букетами, видеокамерами, фотоаппаратами. Сотрудники музея и местное телевидение устроили нашей землячке горячую встречу.

Все время, что она провела в Ишиме, Татьяна Геннадьевна чувствовала на себе заботу ишимцев. И когда ее разместили в номере люкс в лучшем санатории города. И в деревне Безруково, на родине прапрадеда, — иркутянку свозили туда в первый же день ее приезда. И на прогулке по Ишиму: Татьяна Геннадьевна стояла на высоком косогоре у берега реки, откуда весь город виден как на ладони, — туда, вероятно, не раз захаживал ее великий предок. С этого места, кстати сказать, открывается удивительная панорама — город Ишим как бы лежит на огромном ките. Скорее всего, именно поэтому в сказке Ершова появился необыкновеный персонаж:

Вот въезжает на поляну Прямо к морю-окияну; Поперек его лежит Чудо-юдо Рыба-кит. Все бока его изрыты. Частоколы в ребра вбиты, На хвосте сыр-бор шумит, На спине село стоит; Мужички на губе пашут, Между глаз мальчишки пляшут, А в дуброве, меж усов, Ищут девушки грибов.

...В селе Безруково, ныне Ершово, Татьяну Геннадьевну ждало печальное известие: бревенчатый храм во имя Преподобного Петра Столпника, который восстанавливали на народные деньги в память о Ершове, сгорел 9 мая. Деревенские ребятишки-третьеклассники баловались со спичками, все воспылало — сами едва успели ноги унести. От церквушки, которую должны были открыть в этом августе как часть музея деревянного зодчества, остались только маковки.

— Деревенскую церковь, которую строили в Безруково при жизни Ершова и при его активном участии, снесли в 1969 году, — напоминает мне Татьяна Геннадьевна. — Это ведь совсем недавно, как можно было! Там, где церквушку срезали по землю, — остатки кирпичного фундамента. Туристы увозят с собой по кирпичку, музейщики и мне накопали осколков. Сейчас на этом святом месте стоит обелиск героям Великой Отечественной войны.

Как одна семья

Праздничный день 24 мая начался торжественно. Зазвучал благовест на Богоявленском соборе, где крестили Петра Павловича, и с центральной площади через весь город в сторону Дворца культуры двинулся крестный ход. За батюшкой — ученицы церковно-приходских школ, представители славянских народностей — русские, украинцы, белорусы, поляки, казаки — в национальных костюмах; на грузовике ехала звонница, за ней шли духовные лица и верующие. На каждом перекрестке многочисленную колонну встречали с песнями и плясками народные коллективы.

— Меня переполняло счастье, такое чувствовалось единение, мы шли как одна семья, — делится Татьяна Геннадьевна.

Во Дворце культуры состоялся большой концерт. В фойе иркутянка увидела коллекцию книг из личной библиотеки, собранную жителем Ишима: в ней «Конек-Горбунок», переведенный на многие языки мира — венгерский, французский, польский.

— В том числе на японский. Представляете? — улыбается Татьяна Геннадьевна. — Конек-Горбунок там вообще смешной.

А Иванушка — то ли с прищуром, то ли самурай, их национальности. Татьяне Рындиной предстояло выступить с речью перед полным залом.

— Ночью слова писала, в четыре утра встала, перед зеркалом и окном говорила — выучила, — со смехом вспоминает иркутянка. — Меня на сцену пригласили, поднялась я на ватных ногах и все забыла — «Дорогие друзья!» только помню. Начала, голос дрожит, но понемногу разговорилась. Села на место, смотрю: люди утирают слезы, видимо, задела я какие-то струнки души собравшихся в зале.

В программе «Время»

На празднике с иркутянкой пообщались журналисты Первого канала. Они готовили сюжет для программы «Время» ко дню рождения Пушкина — по телевидению он был показан 6 июня. Как эти два события связаны между собой? Дело в том, что в конце 90-х в литературе была сделана попытка сотворить сенсацию — появилась версия, что «Конек-Горбунок» принадлежит перу Александра Сергеевича, а не Петра Ершова, тогда студента университета. Корреспонденты Первого канала поинтересовались мнением Татьяны Геннадьевны. Для иркутянки этот спор решен раз и навсегда:

— Я очень горда тем, что являюсь праправнучкой Петра Павловича Ершова. Его авторство давно доказано. Пушкин, — я знаю, читала об этом не раз, — написал после выхода «Конька-Горбунка»: «Теперь этот род сочинений можно мне и оставить».

Почему Ершов больше не писал? Так у него жизнь была трагическая. В 23 года он женился на женщине с четырьмя детьми, его собственные дети умирали, и жена скончалась при родах. Надо было кормить многочисленную семью. Реформам в образовании, которые он собирался провести в Сибири, не дали ходу. И он должен был сказки писать? У Ершова рождались стихи, и все они были наполнены болью, любовью, страданием. Потому что к веселью его мало что располагало.

В Ишим Татьяна Рындина привезла памятный подарок — тарелку с видом Иркутска. Музей уже подумывает собрать и выставить коллекцию таких сувениров, где будут представлены не только города России — потомков знаменитого сказочника разбросало по всему свету: Амурская область, Магадан, Москва, Америка (Калифорния)...

На следующий юбилей, 200-летие Ершова, в 2015 году иркутянка мечтает приехать в Ишим вместе с Валентином Распутиным.

Коротко

Петр Ершов был трижды женат, испытал много страданий. Похоронил двух жен, а из 15 или 16 его детей выжили только четверо — какой-то злой рок висел над родом Ершовых. В третьем браке поэта с Еленой Николаевной Черкасовой выросло двое детей — Владимир и Александр. Иркутская ветвь ершовской родословной идет по линии младшего сына Петра Павловича — Александра.

Загрузка...