Тайлаган в местности Горхон

Старейшины говорят: главное — чтобы помыслы у людей, присутствующих на молебне, были чисты

В мае состоялось внеочередное заседание совета Прибайкальских шаманских общин, на котором определили даты и место проведения двух важных для западных бурят молебнов нынешнего года — Тэнгриин Юhэн ноедто и Ердын ехэ тайлаган. Первый из них — тайлаган Тэнгриин Юhэн ноедто — состоялся в прошедшую пятницу в красивейшем местечке Горхон Баяндаевского района. Выбор совета общин оказался не случаен. Среди вековой степи, где располагался когда-то улус кочевников, находится древний Хушуун с вековыми лиственницами. Деревья не единожды поражались молниями; по свидетельству старейшин, происходило это, как правило, вскоре после молебна и считалось добрым знаком.

С ночи небо затянуло тучами, солнечный свет рассеивался, и от этого огромный степной ковер с его разнотравьем приобрел особый колорит. Лилии и ромашки выглядели так, будто их раскрашивал ребенок, с особым усердием налегая на цветные карандаши. Опасения относительно возможного дождя авторитетные старики из числа участников молебна отвергли, заверив журналистов, что осадки ожидаются не раньше чем окончится мероприятие. Однако тревоги репортеров не ограничивались дождем.

Коллеги рассказывали, что в прошлом году старейшины, проводившие обряд на горе Булен, не позволили приблизиться непосредственно к месту совершения таинства поклонения богам. Забегая вперед скажу, что на этот раз атмосфера была более демократичной. Снимающая братия, стараясь не мешать проведению обряда, выбирала самые «вкусные» ракурсы. В процессе общения представители родов то и дело переходили с русского языка на бурятский, поэтому мы заранее попросили прощения за возможные неточности. Тут же выяснилось, что языковой барьер нередко возникает и в семьях.

— Молодежь плохо знает бурятский язык, и это настоящая проблема, — говорит Терентий Алексеевич Батагаев. — Мы с женой общаемся, а внуки не все понимают, особенно числительные. И это проблемы на бытовом уровне, а здесь, на тайлагане, все гораздо сложнее. Обряды поклонения имеют огромные исторические корни и большой философский смысл. Видите там, на пригорке, остатки стены? Так вот здесь был большой улус, жили люди. При советской власти шло укрупнение, скотоводов сорвали с места, теперь вот никого здесь нет. Но мы должны в первую очередь поклониться предкам, потом попросить урожая, чтобы плодился скот, были здоровы семьи, а напасти — саранча, пожары, засуха — обошли стороной.

— Нас не будет — кто все это передаст молодежи? — спрашивает присутствующих Терентий Владимирович Шабаев. — Они должны знать, какого рода-племени, хранить самобытность. Вот раньше старики сильнее были, проводилось по три тайлагана в год — весной, летом и осенью. Потом долгое время все пребывало в забвении, многое ушло. Сейчас традиции начинают возвращаться. Информация идет с небес, порою даже снится. Все это надо передать.

— Помните, что сказал новый губернатор во время инаугурации? — говорит Батагаев. — Он сказал примерно так: не следует забывать, что находимся на бурятской земле, следует покапать где надо, а то либо машина сломается, либо колесо спустит. Хорошо сказал! За это мы его уважаем.

 Тем временем старейшины — шаманы шести районов Усть-Ордынского округа, плюс Ольхон, Качуг, Иркутск — выбрали себе помощников, распорядились выставить котлы, доставить жертвенных животных — овец и лошадь. Обряд не терпит суеты и просчетов, поэтому распорядители долго вели подготовительную работу. Перед местом совершения обряда натянута ленточка, за нее могут заступать только старейшины и их помощники. Еще одна ленточка (она находилась метров за сто от священных костров) отделяла женскую половину бурятских родов. Причем одно из главных правил называется арюун, что в переводе означает «чистая семья». Если семейный календарь не соответствует правилу, никто из этой семьи не может присутствовать на тайлагане. Нельзя смыкать руки за спиной, держать их в карманах, недопустима обувь с голыми пятками.

 Пока шли приготовления, Терентий Алексеевич Батагаев и потомственный шаман в девятом поколении Виталий Борисович Павлов рассказывали о визите в Усть-Орду северо-американских индейцев.

— Мне пришлось переводить с английского на бурятский и наоборот, — говорит Батагаев. — Сразу вспомнил институт иностранных языков, который окончил в свое время. Правда, пришлось делать паузы, чтобы более точно перевести смысл обрядов. Гости все хорошо поняли, их обычаи весьма схожи с нашими. В процессе общения мы так прониклись друг другом, что расставаться было тяжело.

 Начало обряда. Воткнуты в землю березки по числу общин, деревья окроплены водой. Шаманы произносят молитвы, после чего в жертву приносят лошадь и овец. С возгласом «Тоорэк!» в воздух брошены деревянные чашки. Судя по одобрительному гулу (диалоги велись на бурятском языке), посуда упала удачно, скотоводы могут рассчитывать на урожай. Траву, выщипанную на месте падения чаши, раздают представителям рода. Каждый участник молебна получит свою часть мяса жертвенного животного, им угостят духов предков, хозяина очага, а затем и родных. По такому же принципу поделят освященную белую пищу. — На тайлагане смогут побывать все желающие, независимо от национальности и веры, — говорит Терентий Батагаев. — Главное, чтобы помыслы человека были чисты. Мне кажется, что именно этого нам сегодня не хватает. Ведь так просто: пожелай человеку добра, хорошего пути, здоровья ему, его родным и близким. Вот тогда нам не страшен кризис, и в первую очередь духовно-нравственный.

P. S. Следующий молебен Ердын ехэ тайлаган состоится 11 июля 2009 года.

Метки:
baikalpress_id:  35 150