Школьники искали золото Колчака

Однако интересы детской общественной организации «Ориентир» из Введенщины гораздо шире, чем просто кладоискательство

В живописном месте на берегу Иркута, где своенравная река разрезает скалы, стоит село Введенщина. Люди здесь живут по-разному: кто в роскошных особняках, а кто в покосившихся хибарах. Из таких не похожих друг на друга домов каждое утро выбегают дети и торопятся в школу. Впереди не только уроки — у школьников Введенщины своя «боевая» организация, много интересных дел: помимо учебы они ходят в увлекательные походы, убирают школу и село, копают огороды участникам войны и хлопочут за ветеранов, помогают солдатам-сиротам из Чистых Ключей. Однажды отряд особого назначения (ООН — как себя называют мальчишки) искал золото Колчака — через Введенщину в Гражданскую проходил загадочный обоз. «Рыли долго, золота, правда, не нашли, но осталось много тайн, которые мы скрепили кровью», — по секрету делится с нашим журналистом Галина Васильева, педагог-организатор и ребячий вожак. Попасть в организацию совсем не просто — нужно пройти полосу испытаний: молчанием, дорогой, водой, огнем, голодом, костром, дружбой и страхом.

Между пионерами и скаутами

Как это обычно бывает, ничего не случилось бы, не появись человек, увлеченный сам и способный зажечь других. Введенщине повезло — сюда в 2000 году из соседних Баклашей переехала Галина Васильева. Скромный библиотекарь, она всегда мечтала работать с детьми — просто выдавать книги ей было мало.

— Родом я из деревни Романово Заларинского района, — рассказывает Галина Михайловна. — Окончила Иркутское культпросветучилище, вернулась домой, трудилась в сельской библиотеке, но меня все время тянуло к детям. Вроде бы никто не просил, но я что-то вечно с ними организовывала. С художественной самодеятельностью мы постоянно ездили выступать перед полеводами, доярками.

В Баклашах, где Васильева оказалась в 1986 году, в школьной библиотеке тоже, как в ее родном Романово, всегда было полно детей. Надумала она их объединить. Но как? Пионерская организация к тому времени совсем стала разваливаться... Да и не хотелось Галине Михайловне всех под одну гребенку грести, как в пионерии. Чтобы каждого было видно и с каждым поговорить, мечтала она. Помог случай: на одном из совещаний познакомилась сельский библиотекарь с Ольгой Ефименко, лидером скаутского движения в Шелеховском районе. И уже вскоре баклашинский отряд старшеклассников под предводительством Галины Васильевой получил боевое крещение в летнем лагере скаутов у станции Дачной (на Олхе). В круговороте полезных дел заодно с своими ребятами Галина Михайловна набиралась знаний и опыта — узнала, как палатку поставить, костер разжечь, организовать переправу или целый концерт...

...От Баклашей до Введенщины вроде бы рукой подать, но после переезда начинать в местной школе неугомонной Васильевой пришлось все заново.

— Только я стала работать, в сентябре, — нас с классом отправили на уборку картошки, — рассказывает Галина Михайловна. — Вижу: трое моих мальчишек мотанули с колхозного поля. Кричать уже было далековато, я четыре пальца в рот — и веселый свист! Они вернулись с открытыми ртами. Еще бы: я уже тогда в возрасте была, седая, а тут такое! «Где вы так научились свистеть?» — удивленно спросили они. Ответила: «У скаутов!» А потом пацаны позвали меня в поход по Иркуту. Эти мои беглецы — Алеша Родин, Петр Степанов, Миша Мазур (сейчас они уже отслужили в армии) — придумывали законы организации, программу, устав. Правда, название «скаутский отряд» у нас не прижилось — как-то не восприняли его ни ребята, ни педагоги. Поэтому наша организация стала называться просто — «Ориентир».

Полоса испытаний

Во Введенской школе 140 учеников — с первого по одиннадцатый классы. В организации «Ориентир» 23 человека, два отряда: школьно-вожатский (для любителей повозиться с малышами) и отряд особого назначения (ООН). В ООН — только мальчишки определенного возраста, с 5-го класса по 9-й.

— Почему только мальчишки, не знаю, — рассуждает Галина Михайловна. — Видимо, потому что у меня две дочери и с ребятами мне интереснее. В нашем отряде даже не те, кто хочет быть, а кому нужна помощь. Чтобы они не потерялись, на ноги встали. К примеру, к празднику как ведущую я взяла бы хорошую девочку, которую литераторы научили читать красиво — и все! За три часа ее подготовила бы. А так я беру мальчишку, у него и язык, и произношение, и манеры — все не то, и я с ним каждый день занимаюсь. Он знает, что я его жду, говорю: «Сегодня приходи обязательно!» И к Дню Победы он выходит выступать перед всем селом — это настолько для него ответственно, престижно и важно...

Попасть в отряд может уже пятиклассник. Но не каждый. Старшие устраивают для новичков полосу испытаний — самых разных и неожиданных, чтобы проверить характер. Для этого введенские школяры отправляются в поход — за 5—7 километров от села.

— Самым трудным для ребят оказалось испытание молчанием, — делится Галина Михайловна. — Двадцать минут нужно идти и не разговаривать, такое дается тяжелее всего. Испытание дорогой — надо преодолеть большой путь и не ныть. Воды из речки наносить ладошками в бутылку на расстояние — это испытание водой, а вода у нас в Иркуте, сами знаете, холодная. Проверка огнем — нужно пройти через большие костры. Голодом — это когда мы не берем с собой еды.

Есть такое испытание, которое обычно ребята не ожидают, — дружбой: помочь при переправе, вынести пострадавшего.

— И всегда пострадавшей почему-то оказываюсь я, — смеется Галина Михайловна. — Показываю ноги — они у меня в таком состоянии, что любое место требует ремонта. Ребята видят это, на полном серьезе верят, ищут, на чем нести, и тащат меня. Зимой по снегу, с горы до самого спуска. Нынче я так замерзла, прямо околела совсем, но терпела усиленно — надо же им было дойти до конца.

Деревенские ребята отчаянные, ничего не боятся — разве только кладбища. Поэтому испытание страхом устраивают там — пройти мимо него надо ночью.

— Мы почему-то когда на кладбище идем, — удивляет меня своим бесстрашием Галина Михайловна, — то обязательно светит огромная луна и собаки воют. Сначала я не боюсь, а потом и на меня страх нападает. Я даже своих родственников привлекаю, они садятся посередине кладбища — свечки зажигают.

Бр-р, в общем-то, жутковатая история. Но, с другой стороны, вспоминаю: когда много лет назад я была в пионерском лагере (он находился рядом с небольшой деревней), самым отважным поступком у наших мальчишек и девчонок считалось сходить ночью на местное кладбище. Тайком от вожатых, разумеется. Кто выдерживал дорогу туда и обратно, на следующее утро просыпался настоящим героем. Для полного правдоподобия смельчаки приносили с собой в лагерь вещественные доказательства — искусственные цветы с могилок. Так что посещать по ночам усопших — давняя традиция у подрастающего поколения.

— Испытания можно придумывать самые разные, — убеждена Галина Михайловна, — насколько фантазии хватит. Если привнести что-то свое, то получится не так, как у всех.

Помогли ветерану получить автомобиль

За 9 лет «Ориентир» сделал много хороших дел. Они и сами заводилы — что-нибудь интересное обязательно придумают и в школьных событиях поучаствуют. В селе знают: что бы ни происходило, ребята из организации будут самыми активными.

— Вся школа выходит на очистку берега Иркута, — продолжает Галина Михайловна. — Отряд работает в полном составе, лучше всех. Последние машины он загружает.

— Акцию «Чистота родного края» мы сами придумали, — рассказывает десятиклассник Леня Зуев. — Начали уборку возле магазина, у нас там всегда много мусора, потом по центральным улицам уже другие подхватили. Когда я приехала в школу, там началась «Весенняя неделя добра». Устроили ярмарку — из дома несли старые вещи (блузки, кофты, брюки, обувь, игрушки) и дарили детям, чьим семьям сейчас тяжело. Давно, уже лет пять, отрядовцы помогают солдатам срочной службы из военного городка Чистые Ключи — собирают кто что может: яблоки, конфеты, печенье, сало, постряпушки разные — получается четыре-пять посылок. Девчонки отвозят их в часть — передают из рук в руки молодым ребятам, у кого нет родных. Они ждут, радуются, фотографируют на память. Девчонки-вожатые молодцы, за здоровый образ жизни. Восьмиклассницы Маша Зарайская и Зоя Медведева на перемене для малышей то конкурс скакалок устроят, то на «Веселые старты» родителей соберут, чтобы они со своими чадами в силе и ловкости посоревновались. А однажды целый день меняли сигареты на чупа-чупсы — у тех, кто, к сожалению, уже курит.

— И обещание с них брали, что бросят, — они расписку давали, — делится Маша Зарайская, девчушка с милыми веснушками. — Следили за ними потом, конечно. Ходили по магазинам, разносили письма: просим не нарушать закон — чтобы детям сигареты не продавали.

В «Ориентире» всей душой переживают за людей, которые живут рядом. Как-то в Шелеховском районе объявили конкурс «Общественные признания». ООН сразу написал туда о введенском фельдшере Людмиле Даниловне Санниковой и Давыде Давыдовиче Блеме — школьном физруке, — уж очень много они делают для села.

Большая забота отрядовцев — ветераны Великой Отечественной войны, труда.

— Мы им огороды копаем, картошку, воду носим, — солидным голосом рассказывает Леня Зуев. — Интересуемся, где воевали, за что награды имеют.

— За ветеранов хлопочем перед социальной защитой, комиссаром Иркутской области Сундаревым, — Галина Михайловна продолжает. — Нашему земляку, участнику войны Григорию Ивановичу Макарову, помогли приобрести бесплатный автомобиль — писали в областной комиссариат. Второму, Николаю Михайловичу Рупосову, к сожалению, помочь не смогли — поздно узнали, что он без машины, оказывается, остался. Если бы мы знали...

У одной нашей бабушки, Варвары Гавриловны Плотниковой, нет документов — она числится как ветеран труда, но воевала. Отправили запросы в Москву, ребята ездили в военкомат несколько раз. Ждем, пока ничего. Обо всех ветеранах ВОВ собрали материал, чтобы о них осталась память. Память о войне — святое. Как напоминание о ней — обелиск погибшим во время Великой Отечественной землякам, который стоит у школы. Ребята сами ухаживают за ним, моют, щиплют траву вокруг, сажают цветы.

— Когда сносили памятник русскому солдату в Эстонии, в Таллине, мы устроили акцию протеста, — у Галины Михайловны становятся очень грустными глаза. — 4, 5, 7 мая по 5 минут стояли в карауле.

По следам золотого обоза

Больше всего в «Ориентире» любят историю, считают: самые интересные загадки — в прошлом.

— Когда отмечали юбилей генерала армии, дважды Героя Советского Союза Афанасия Павлантьевича Белобородова (он родился в Баклашах), мы о нем многое узнали, — Галина Михайловна заметно оживляется. — С мальчишками про него изучали литературу. В своих мемуарах «Прорыв на Харбин» Белобородов пишет: 16-летним пацаном оказавшись в отряде красных партизан, он с братом ждал в тайге какой-то обоз. Очень крепко промерз, сильно заболел и оглох. Нас заинтересовало, что это за обоз. Стали спрашивать у старожилов, оказывается, по их словам, шел он через Введенщину. Мы подумали, что это золото Колчака.

Из книги «Прорыв на Харбин»: «Из партизанских отрядов формировались красноармейские полки, нас влили в 8-й Иркутский стрелковый полк... В конце января наш батальон послали в тайгу, в заслон, который должен был перекрыть дорогу белогвардейцам. Говорили, что этот отряд генерала Каппеля везет на санных подводах золото, которое белые награбили еще в Казани, когда захватили кладовые с золотым запасом Государственного банка. Мы ждали каппелевцев всю ночь. Мороз стоял градусов под сорок». По рассказу старейшины села Марии Андриановны Поповой (мы ее еще живой застали), получалось: Белобородов с отрядом ждал обоз в другом месте, где-то в районе Смоленщины. Но колонна прошла через наше село. Мария Андриановна рассказывала, обоз находился в середине, впереди ехали всадники в голубых шинелях и сапогах со шпорами — наверняка офицеры-каппелевцы. Сзади тоже шло много конных. Этот обоз возле нашей церкви останавливался и в церкви ночевал. Дедушка одного из отрядовцев, Вовки Кочкина, вспомнил: будучи пацаном, он к этому обозу подходил, и их, детей, до утра не отпустили к родителям. Никого не убили, только, когда этот обоз на рассвете ушел, тогда освободили. Наверняка везли что-то такое, о чем нельзя чтобы кто-то узнал.

Золота везли много, упаковывали не сильно, его даже расфасовывали в дороге. И у нас родилась версия: кто-то по пути для себя мог спрятать часть, чтобы потом вернуться на это место. Два лета мы рыли это золото. В Интернете любое упоминание выискивали, вычитывали, все книги перелопатили.

— В библиотеке книг на всех даже не хватало! — восклицает Леня Зуев. — Я только пять книжек брал, и другие пацаны по две...

— Золото мы, правда, не нашли, но тайны остались, их мы скрепили кровью, — заговорщицки улыбается Галина Михайловна.

* * * ...И все-таки сначала отрядовцев объединили походы — по Иркуту, Олхе, Байкалу. Вместе с Галиной Васильевой и ребятами по трудным тропам всегда шагает рядом Сергей Сомов из Шелеховского центра детского творчества.

— У сельских детей очень хорошо выражена любовь к родному месту, — считает педагог. — Город ее отшиб, и городские этой привязанности уже не понимают. А деревенские очень серьезно чувствуют связь с родными местами, с землей.

У Введенщины очень интересное будущее — строится объездная дорога. Свежесть, которую сельские ребята сохранили, в отличие от городских, станет для них большим плюсом. Введенщина в этом смысле особое место.

Загрузка...