Партизанский штаб

В Зиме сохранился дом, в котором ждали цесаревича Николая, а потом располагался отряд красных партизан

Необычная судьба здания в Старой Зиме, в переулке Школьном, где в данное время расположен межшкольный учебный комбинат. В усадьбе готовились к встрече цесаревича и заседали красные партизаны.

Конюшня в беседке цесаревича

 Как рассказывает краевед Людмила Горшкова, первый владелец, мельник Иван Елохин, специально поставил дом в том месте, где Московский тракт поворачивал к паромной переправе через Оку. Место бойкое, много проезжающих, которым Елохин за определенную плату предлагал кров и пищу. Так, существует предание, согласно которому один из владельцев выстроил во дворе за короткий срок беседку в виде высокой башенки на случай остановки здесь цесаревича Николая, который перед коронацией отправился на восток.

Косвенное отношение самодержца к беседке категорически не понравилось очередному хозяину, ссыльному поселенцу Моисею Бениционовичу Пятигорскому, и он устроил там конюшню и сеновал. Неприязнь Моисея к самодержавию возникла не на пустом месте. После стычки с помещиком его отправили этапом в Сибирь в пятифунтовых кандалах, а после побега заковали в семифунтовые кандалы. Ссыльного приписали к Братскому, а затем Балаганскому острогу. Но с помощью взяток он купил право поселиться в Зиме.

 Из дезертиров — в партизаны

 В семье у Моисея было семеро детей. Одного, Давида, пристроили «мальчиком» в магазин. Когда ему исполнилось четырнадцать, он уехал в Иркутск. Началась Первая мировая война, в Иркутске активизировалось подполье большевиков. Их взгляды пришлись по душе Пятигорскому-младшему, который стал выполнять роль связного. Моисея призвали в колчаковскую армию, но он убежал из вагона в районе Зимы. Убежал не один.

 Как писала в 70-х годах прошлого века зиминская журналистка Т.Остапенко, тогда многие зиминские заимки стали местами тайного поселения дезертиров. На одной из них и нашел пристанище Пятигорский. Дезертиры, уклонявшиеся от мобилизации в Белую армию, жили в специально выкопанных и тщательно замаскированных землянках. Говорят, остатки тех строений сохранились до сих пор.

 Те, кто жил на заимке, держали постоянную связь с большевистским подпольем, один из представителей которого, Абрам Рубанович, часто приезжал в Зиму из областного центра — видимо, выполняя особые задания Иркутского подпольного комитета. Наведываясь в Зиму, он обязательно бывал в доме Пятигорских.

 Постепенно из дезертиров, скрывавшихся на лесных заимках, под руководством большевиков сформировался партизанский отряд. После Октябрьской революции 1917 года в доме Пятигорских действовал штаб партизан, которыми командовал Иван Новокшонов. Оружие добывали в боях, совершая набеги на базы противника. Одно из таких нападений — на милицейский участок в Старой Зиме — организовал Давид Пятигорский.

Секретные документы в девичьей опочивальне

 В конце 1919 года партизаны начинают объединяться в более крупные отряды, которые открыто выступают против Белой армии. Вместе со всеми в боевых операциях принимает участие и Давид Пятигорский. Участвует он и в самой крупной операции, в которой партизаны выступили вместе с регулярными частями Красной армии, — Ухтуйском бое.

 В доме Пятигорских в дни подготовки к бою было шумно и многолюдно. Возле постели, где спали дочери хозяев, стоял сундучок с документами партизанского штаба. Рядом — вооруженные часовые. Девушкам приходилось спать не раздеваясь.

 В день боя многие семьи жителей Старой Зимы скрылись на заимках. Уехали и Пятигорские. Только одна из сестер случайно задержалась. Бой возле Ухтуя партизаны проиграли. После поражения стали срочно эвакуировать штаб. Командир предложил девушке поехать с ними. Но она отказалась. Когда мужчины уехали, девушка обнаружила на столе забытые бумаги и бросила всю кипу в печь: если белые нагрянут с обыском, документы не должны им достаться. Когда пламя охватило бумаги, раздался взрыв — внутри оказались патроны.

 Партизаны скрываются в лесу. Пытаясь задержать продвижение белых, бойцы Новокшонова вступают с ними в перестрелку. Снова поражение — силы пока не равны. Потеряв несколько человек убитыми, партизаны опять отступают. Ночью Давид Пятигорский привозит тела погибших товарищей в свой дом. В городе все еще белые. Только через несколько дней появляется возможность похоронить павших партизан. Во дворе дома Пятигорских сделали гробы. Женщины привели в порядок одежду погибших. Могилы выкопали недалеко от дороги, ведущей из Старой Зимы в город, рядом с часовней, которая потом разрушилась. Позднее здесь поставили памятник.

Памятник в виде большого цементного куба, с изображением винтовок, известен, пожалуй, каждому зиминцу. В городе его называют «печка» — оттого, что формой похож. Но вот чью память он увековечил, знают почему-то не многие. Как это ни удивительно, большинство зиминцев, к которым мы обращались с вопросом о том, кому поставлен памятник, пожимали плечами, некоторые неуверенно предполагали: «Красноармейцам?», «Воинам, погибшим в Великую Отечественную?». Был даже такой вариант: солдатам Колчака?..

 Кинотеатр в родовом гнезде

 После Гражданской войны Давид Пятигорский, воевавший в Красной армии, демобилизовался. Женился. Вместе с женой воспитал троих сыновей — Геннадия, Якова и Георгия. В тридцатые годы, во время сталинских репрессий, опасаясь преследований (вот он, еще один крутой поворот в российской истории), уехал в Канск Красноярского края. Его сыновья много лет спустя приехали в родной город, но в родительском доме уже не жили. Дом Пятигорских превратился в социальный объект. Одно время здесь размещался кинотеатр. Интересно, что супруга одного из внуков бывшего владельца, Нина Иосифовна Пятигорская, несколько лет работала здесь кассиром-контролером.

 Нина Иосифовна и ее супруг Яков Давыдович до сих пор живут в Зиме, недалеко от родового гнезда — на улице Набережной. Почти каждый день проходит Яков Давыдович мимо дома с мемориальной доской, на которой выбито: «В этом доме был штаб партизанского отряда». А для Якова Давыдовича это дом, в котором он родился, где прошло детство. «Я здесь в углу стоял», — шутливо упомянул он в разговоре.

 Больше десяти лет назад ушел из жизни еще один потомок красного партизана, живший в Зиме, — Геннадий Пятигорский, ветеран Великой Отечественной. Солдат, прошедший всю войну, участвовал в разгроме немцев под Москвой. В последний год войны участвовал в операциях десантников, действовал в тылу врага. Награжден орденом Отечественной войны, медалями.

 Тайный ход в подземелье

 Сегодня в бывшем доме Пятигорских — межшкольный учебный комбинат. Здесь девочки получают профессию парикмахера, а юноши в спортзале занимаются тяжелой атлетикой. Честно говоря, масштабы помещения впечатляют. Для крестьянского дома размеры немалые. Но ведь и семья была большая — семеро детей. Очень высокие потолки, большие комнаты. Зная историю дома, гадаешь: в каком зале что находилось? Определить сложно.

 Краеведы рассказывают, что был в этом доме тайный подземный ход, вел он в лес. Вероятно, лазейкой пользовались партизаны и подпольщики. Тайна подземного хода пока так и остается тайной.

Метки:
baikalpress_id:  11 252