По следу сибирской пантеры

Так биологи-охотоведы называют иногда рысь — за грациозность, ловкость, стремительность в прыжке и скрытный образ жизни

Рысь, единственный представитель кошачьих в нашей тайге, — самый плотоядный хищник. В рацион волка, например, кроме мяса могут входить ягоды, плоды фруктовых деревьев, бахчевые, саранча. Медведь — зверь вообще всеядный. Бывает, что на отдельных лесных участках, где много растительной пищи, особенно ягод и орехов, он довольствуется только ею. Росомаха не брезгует ничем: ест остатки шкур зверей, убитых другими хищниками, старые кости. Если очень голодная, то может употребить в пищу даже тряпки, в которых хранилось мясо. Рысь же гурман, на все это не позарится, ест преимущественно свежее мясо. Если по какой-либо причине (болезнь, рана) не может добыть свою основную пищу — зайца-беляка, косулю, кабаргу или боровую дичь, то может от голода сильно ослабеть и даже погибнуть. Падалью питаться не станет. Лишь в исключительном случае, оголодав, может утащить приманку или найти и съесть погибшего зверя-подранка, сумевшего уйти от охотника, но не сумевшего выжить. Охотники рассказывали мне, что находили зимой особей с совершенно пустыми желудками.

Взрослый изюбрь ей не по зубам

 Наверное, я должен разъяснить неискушенному читателю, что специалисты под общим словом-синонимом «пантера» имеют в виду прежде всего леопарда, реже — барса. Так же как за понятием «благородный олень» кроются наши изюбрь и марал, европейский и кавказский олени, а также другие подвиды копытных. Естественно, численность сибирской пантеры всецело зависит от численности тех диких животных и птиц, которыми она питается — в первую очередь зайца-беляка. А поскольку их бывает в разные годы то много, то мало — популяция рысей тоже резко колеблется вверх-вниз. Согласно прошлогодним данным (за нынешний, 2009-й, они еще не готовы), рысей обитало в Приангарье более 1,9 тыс. голов. Сейчас служба по охране и использованию животного мира Иркутской области заканчивает обработку информации их расчетной послепромысловой численности на новый охотничий сезон 2009—2010 годов, собранной в результате ЗМУ (зимнего маршрутного учета диких животных по следам на снегу). Но специалисты говорят, что названная выше цифра вряд ли сильно изменится. Возможно, даже увеличится, поскольку численность зайца-беляка, косули, кабарги, а также глухаря, рябчика, тетерева, по предварительным прогнозам, не должна уменьшиться. А если и уменьшится, то не намного.

Некоторые охотники считают: сибирская пантера наносит серьезный урон популяциям косули и кабарги. Но это не совсем так. Ученые и специалисты, досконально изучающие проблему, уже давно пришли к выводу, что главным виновником снижения численности этих копытных являются браконьеры. Ну и волки вносят, конечно, свою отрицательную лепту. А ущерб от таежной кошки небольшой. Хотя, соглашаются они, численность рыси необходимо регулировать, чаще на нее охотиться.

 Леденящие душу рассказы о том, что рысь забирается высоко на дерево, караулит там копытных, молниеносно бросается на них сверху и может даже напасть на человека, как говорится, сильно преувеличены. Биолог-охотовед, сотрудник кафедры биологии зверей Иркутской государственной сельхозакадемии Борис Дицевич соглашается: да, рысь может подстерегать крупную добычу на дереве, но делает это редко, взбирается невысоко, чаще всего охотится с небольших возвышений, например с древесных завалов. Как все кошачьи, она засадный хищник. Зайца-беляка скрадывает на тропах, к косуле или кабарге подбирается по снегу как можно ближе и ждет удобного момента для прыжка. Ждать в засаде может долго. Терпения ей не занимать. Да и умный это зверь, тонкий, способен все точно рассчитать, взвесить.

 — Может рысь напасть с дерева на взрослого лося или изюбря? — спрашиваю Бориса Дицевича.

 — Нет, со взрослым лосем, изюбрем, северным оленем ей не справиться, — поясняет мой собеседник. — А вот молодняк этих крупных копытных ей вполне по силам. На человека может напасть, если ранена. Или по ошибке, приняв его за зверя. Но такие случаи крайне редки.

Восточно-сибирская — особо крупная

 Дикая сибирская кошка обитает в Приангарье повсеместно, где может найти себе корм и где снег не очень глубокий. А таких территорий у нас немало. Особенно рыси полюбились земли в Усть-Ордынском округе, Братском, Жигаловском, Нижнеудинском районах. Руководитель службы по охране и использованию животного мира Иркутской области Валентин Бороденко подчеркнул, что в Восточной Сибири (как и в Западной) обитают особенно крупные особи. Это общепризнанный и научно доказанный факт.

 — Добытая рысь — гордость для любого охотника, — добавил Бороденко. — Мех ценный, красивый — варьирует от пепельно-голубого до рыжего цвета. Да и сам по себе этот охотничий трофей незабываемый.

— Чем объяснить, что восточно-сибирская рысь крупнее других?

— Причина кроется, наверное, в сложных природно-климатических условиях, когда, чтобы выжить, ей надо передвигаться в поисках пищи на большие расстояния и охотиться даже на молодых крупных копытных. Концентрация диких животных, которыми питается рысь, на каком-то одном географическом участке у нас невысока ввиду ограниченности кормовой базы.

 Рысий век длится в среднем 12—15 лет. Но в научной литературе был однажды зафиксирован случай долгожительства — 25 лет. Живут они семьями — самец, самка и один-два детеныша. Иногда рождаются три-четыре, но редко. Зимой, бывает, самец ходит и охотится отдельно. То есть семья разукрупняется, разбивается на две части, чтобы добыть больше пищи и не голодать. Волки, кстати, чтобы прокормиться в суровое зимнее время, поступают совершенно иначе. Они сбиваются в стаи для коллективной охоты. Рысь же индивидуалист.

Спариваются сибирские пантеры зимой, в январе — марте. Молодые особи уже на второй год после рождения уходят из семьи и начинают самостоятельную жизнь. Живут и охотятся эти хищники на своей территории, метят ее, охраняют от чужаков. Но границы не такие строгие, как у тех же волков. Ходят обычно по тропам, поэтому нередко попадают в петли, в том числе поставленные охотниками на зайцев. Это становится сегодня для дикой кошки настоящим бедствием, ибо такой способ ее добычи легкий, не слишком затратный, а мех стоит дорого. Цена одной шкуры составляет 8—10 тыс. рублей. На фоне 20—30-рублевой беличьей шкурки, падающего в цене меха колонка, горностая и даже соболя это хорошие для промысловика деньги. Но нередко охотники забывают, или не могут, или не успевают проверить все свои петли, и тогда пойманная мертвая дикая кошка так и остается лежать в тайге бесхозной. В конце концов ее труп поедают другие хищные звери и птицы. Подчас они успевают это сделать еще до прихода промысловика.

— Все реже рысь добывают с помощью собак и ружья, — с сожалением заметил Борис Дицевич.

— Почему?

— Ну, во-первых, такой способ более трудоемкий, во-вторых, хороших охотничьих собак мало. Хотя охота на рысь с собаками — занятие, скажу я вам, очень и очень интересное. Увлекательное. Запоминающееся надолго. В прежние годы ее преследовали на лошадях, что еще больше добавляло азарта. Охота на дикую кошку ведь штучная, не массовая, чем и интересна.

— Мясо рыси пригодно в пищу?

— Да. Оно вкусное, белое, как у курицы. Может быть небольшой специфический привкус, но если приготовить правильно, то он полностью исчезает. В прошлые века мясо рыси высоко ценилось, считалось царским блюдом. Нынче его надо обязательно проверять в ветлаборатории на трихинеллез. Как и мясо медведей, диких кабанов, которые роются в земле. Рысь сама в земле, понятное дело, не роется, но ест иногда мышей — носителей этой опасной для человека болезни.

Кто ходит по тайге «елочкой»?

 Борис Дицевич добыл в разные годы семь сибирских пантер. Ходил на них только с собаками. Считает, что после медведя охота на рысь — самая интересная и захватывающая. Однажды он преследовал матерого кота почти пять часов без отдыха с двумя опытными восточно-сибирскими лайками. Рысь бежит по снегу медленнее собаки, но быстрее, чем человек. Однако догнать ее Дицевич все равно мог бы раньше — собаки дважды окружали зверя и пытались удержать до подхода хозяина. Потеря драгоценного времени происходила по вине молодого охотника, который увязался за Борисом Николаевичем.

 А начиналась эта любительская охота не очень интересно. Группа иркутян, в их числе и Борис Дицевич, отправилась в конце промыслового сезона закрывать купленные, но еще не использованные лицензии на нескольких диких животных. Искали в первую очередь следы лося. Объезжали на уазике угодья по старым лесовозным дорогам. Но следов не было видно, прошедшая накануне пурга их полностью замела. В бесплодных поисках прошла первая половина дня. И вдруг неожиданно, подъехав к горной речке, охотники издали заметили на льду, покрытом снегом, свежую звериную тропу. Подумали, что прошел лось. Но Дицевич, выйдя из машины и приблизившись, сразу узнал характерный след дикой кошки.

— Рысь, в отличие от волка, который передвигается по прямой и оставляет на снегу углубления от когтей, ходит «елочкой». Это ее фирменный почерк. Когти при этом втянуты, никаких следов на снегу не оставляют, — просвещает меня Дицевич. — Следы этого зверя не спутаешь со следами любого другого обитателя тайги... Говорю ребятам: «Прошел крупный кот. Буду его преследовать со своими собаками». Взял карабин. В рюкзак положил топорик, фонарь, пару бутербродов, небольшой термос с чаем. Зверь матерый, опытный — я чувствовал, что гонка может продлиться долго, возможно, придется даже заночевать в лесу. Прихватил с собой также компас, чтобы не заплутать — места были дикие, глухие... А тут еще молодой охотник пристал с просьбой — возьми да возьми с собой. Не мог ему отказать — взял, а потом сильно пожалел.

 Кот сначала двигался по руслу речки, потом свернул на склон крутого хребта, надеясь, видимо, что собаки там отстанут. По январским меркам стояла теплая погода — минус 10. Деревья после метели накрыла сильная кухта (налипший мокрый снег), идти по следу зверя было нелегко. Как, собственно, и самой рыси. Маскхалат у Бориса Дицевича быстро промок. Пришлось его снять и остаться в одном суконном костюме. Он легкий, теплый, не намокает. В нем удобно преследовать зверя. А у молодого охотника «сукна» не было, он шел в маскхалате, который не только промок насквозь, но и постоянно цеплялся за ветки. Борису Дицевичу приходилось время от времени его дожидаться. В конце концов он сказал парню: «Иди строго по моему следу, не заблудишься» — а сам побежал за рысью. Дело в том, что хищник постоянно делал круги, стремясь сбить со своего следа и собак, и людей. В такой ситуации отставший молодой напарник мог запросто потеряться в лесу. Тем более что компаса у него не было.

Коты бывают разные...

 Минут через сорок лайки догнали кота, но тот на дерево, как обычно делают эти хищники, если их преследуют собаки, не пошел. Отбивался от них на земле. Когда Дицевич подоспел на лай своих четвероногих помощников, кот сумел вырваться из их кольца чуть раньше и устремился дальше в предгорья. На снегу остались лишь натоптанные круги и капельки свежей крови. Видно, одна из лаек изловчилась все-таки его ухватить и прокусила шкуру. Потом собакам удалось снова догнать и остановить ловкого хищника. Но и на этот раз, спасаясь от них, он не залез на дерево, снова отбил атаку и снова ушел вперед. Только на третий раз собакам удалось загнать зверя на толстый сук огромной сосны, где они и удерживали его грозным лаем до подхода охотника.

 Приблизившись, Борис Дицевич увидел такую картину: кот стоит задними лапами на суку, метрах в десяти от земли, а передними упирается в верхний сук и презрительно смотрит на лающих внизу собак. Как только выстрел свалил кота с дерева, одна из лаек вцепилась ему в горло. Сразу оттаскивать ее Дицевич не стал. Большинство охотников стараются это не делать. Дают возможность своим питомцам почувствовать зверя на зубах, осознать причастность к его успешной добыче: не зря лаяли и преследовали. В противном случае четвероногие помощники могут потерять азарт, интерес к охоте.

— Двум собакам самостоятельно рысь не одолеть? — любопытствую у Бориса Николаевича. — Она им, как говорится, не по зубам? И почему кот сразу же, когда они его догнали, не залез на сосну?

— На мелкие деревья рысь не пойдет. Только на большие. Наверное, не было поначалу таких. А по силам ли собакам самим справиться с рысью — это вопрос сложный. Лайки ведь умницы, они хорошо понимают, что их главная задача — задержать зверя до подхода охотника, а не ввязываться в кровавую драку. При плотном контакте рысь может и убить собаку. Она падает на спину и защищается длинными, сильными лапами с острыми когтями. Когти у нее что лезвие хорошо заточенного ножа, одного удара лапой достаточно, чтобы вспороть живот любой собаке. Вот те и не лезут на рожон, избегают слишком тесного контакта с таким грозным и опасным хищником. Одна из моих лаек, сука, была к тому же брюхатая, осторожничала.

— Сколько весил добытый кот?

— 33 килограмма. Но мне как-то попался и под сорок. А обычно средний вес 16—30 килограммов у самцов и 14—22 — у самок. Длина туловища составляет 70—110 сантиметров.

— Несли до зимовья зверя на плече? Или тащили по снегу на тонких свежесрубленных молодых деревцах, соорудив из них легкую волокушу? В некоторых отдаленных таежных деревнях охотники до сих пор используют при случае такой «санный» метод.

— Ну это уже далекая старина, дедовский способ, — смеется Дицевич. — Сегодня у опытных охотников есть поняга. Это такое нехитрое, но очень удобное приспособление для переноски на спине большого, тяжелого, неудобного груза, каковым является добытый зверь. С помощью поняги я и нес по тайге тушу кота в течение двух часов. Уже потемну.

— Молодой напарник догнал вас?

— Да, когда кот уже был застрелен.

Потягается силой с барсом?

Рысь — очень интересный зверь для изучения ее биологии в дикой природе, убежден Борис Дицевич. Иногда она преподносит своим поведением такие сюрпризы, в реальность которых верится с трудом. Как-то несколько лет назад в Прибайкалье, в бассейне реки Сармы, охотники нашли добытого дикой кошкой крупного самца косули. Поразило, что сибирская пантера сумела затащить его на сосну — на высоту 2,5 метра от земли. Случившееся жарко обсуждали в среде биологов и охотоведов. Многие предположили, что это мог сделать снежный барс, живущий в горах Восточного Саяна. Дескать, только ему да еще леопарду, весящим примерно столько же, сколько и убитый козел, под силу затащить такого крупного копытного на дерево. Но было и немало сомневавшихся, поскольку леопарды у нас, как известно, не водятся, а снежных барсов в тех местах, примыкающих к Малому морю, никто и никогда не встречал. Подтвержденных фактов их захода на эту территорию нет. Хотя, бывало, саянские снежные барсы и забредали далеко от мест своего постоянного обитания. Говорят, встретили одного в окрестностях Больших Котов. Поступали сигналы, что видели этого хищника в Забайкалье — в Чарской долине.

 Борис Дицевич тоже заинтересовался приведенным выше фактом. Собрал информацию. В том числе и ту, что поведали охотники-очевидцы. Изучил сделанный ими фотоснимок. По всем признакам, по характеру следов от когтей хищника на коре дерева сделал однозначный вывод: это могла быть очень крупная рысь, самец.

Лимиты не осваиваются

 В Восточной Сибири слабо развита спортивная охота на рысь. Хотя она, как считают Борис Дицевич, Валентин Бороденко и другие специалисты, очень перспективна.

Увы, пока что любителей спортивной охоты (и охоты вообще) на сибирскую пантеру не так уж много. Хотя цена лицензии небольшая — 450 рублей. Ежегодно, говорят в службе по охране и использованию животного мира Иркутской области, без ущерба для популяции можно добывать около 300 особей. Однако лимиты не осваиваются. В прошедшем промысловом сезоне было куплено всего 35 лицензий, а добыто и того меньше — 8 хищников. По официальным данным. На деле же, конечно, добывается значительно больше, но сколько (хотя бы приблизительно) и куда, кому сбываются шкуры — неизвестно. То есть по-прежнему у нас процветает черный рынок. Пора наконец сделать его цивилизованным, прозрачным. В итоге и доходы той или иной территории можно увеличить за счет налоговых отчислений. Пока же доходы стригут даже не сами охотники, а перекупщики.

Михаил Ивкин. Фото автора, из личных архивов героев публикации и из Интернета

Метки:
baikalpress_id:  11 212
Загрузка...