За что ругают пожарных?

Мифы вокруг работы службы пожаротушения развенчал потомственный огнеборец Денис Огородников

Завтра, 30 апреля, Пожарной службе России исполняется 360 лет. В канун профессионального праздника корреспондент «Копейки» встретился с человеком, который не понаслышке знает, что значит идти в огонь, выносить из пламени человека. Денис Огородников — потомственный пожарный. Он с детства знал, что пойдет по стопам отца. Спустя много лет, когда мечта Дениса осуществилась, он понял, что между романтическим представлением о профессии и суровой реальностью будней мало общего. Но любить свою работу не перестал — просто начал чувствовать себя ответственным за каждый выезд на место происшествия.

— Денис Геннадьевич, признайтесь: в детстве баловались спичками?

— Как и любой мальчишка, наверное, я немножко баловался с огнем — спички, газеты жег, костры в лесу палил. Но до серьезных шалостей, например траву запалить и убежать, не доходило. У меня всегда тормоз срабатывал: отец пожары ликвидирует — значит, я не имею права их чинить. Да и папа с пеленок научил, что огонь за собой всегда тушить нужно. А отцовское наставление навсегда остается в памяти, сидит крепче, чем информация из любого учебника.

— Получается, что вы потомственный пожарный?

— Да. Мой отец Геннадий Васильевич Огородников всю жизнь проработал в пожарной охране. Сейчас он на заслуженном отдыхе, а уходил на пенсию в должности полковника, с поста начальника службы пожаротушения Иркутской области.

— А как маленький Денис представлял работу бойца службы 01?

— Отец не слишком много рассказывал дома о своей работе, делился только какими-то особенными моментами, приводил в пример поступки коллег. На работу, конечно же, он меня с собой не брал. В то время у нас не было еще столько новостных передач по телевидению, в которых рассказывали бы о происшествиях, столько газет с заметками о пожарах. Поэтому для меня работа отца была окружена неким ореолом романтики, геройства, я гордился тем, что он спасает людей.

— Геннадий Васильевич обрадовался, когда сын сообщил ему, кем хочет стать?

— Как раз наоборот, папа был не в восторге, потому что знал работу пожарных изнутри. Он предлагал мне освоить какую-нибудь параллельную профессию, в надежде что я увлекусь ею и передумаю. Спасибо маме, она помогла мне убедить отца. В 1996 году я поступил в Иркутскую высшую школу МВД — так тогда назывался Восточно-Сибирский институт МВД России, через три года получил специальность техника пожарной безопасности. По распределению работал в ПЧ-4, это Свердловский округ Иркутска. В 2000 году поступил на заочное отделение в тот же институт и через четыре года стал инженером пожарной безопасности.

— Как удавалось совмещать работу и учебу?

— Дежурство — сутки через трое, образование профильное, поэтому, когда приходил вызов на сессию, меня отпускали. Хотя в первый год обучения с кадрами были проблемы и мне приходилось даже занятия пропускать, чтобы на дежурство заступить.

— Вы помните свой самый первый выезд на пожар?

— Да, конечно, это случилось еще во время учебы. Чтобы стать настоящим пожарным, практику проходят с первого курса обучения, идет стажировка в учебной пожарной части. На втором стажеров уже берут в ПЧ города, а на третьем ставят начальниками караулов. Ведь пока не посмотришь, не потрогаешь — не научишься ничему. Мое боевое крещение состоялось на 1-м курсе. Пожар был, помню, на улице Кожова, ему присвоили 2-й номер сложности, горели деревянные двухэтажные постройки. Приехали — и я ничего понять не могу, чего делать-то надо? Курсантам дали ломы и сказали: здесь сломать и тут разобрать. Тогда еще осознание, что я тушу пожар, не пришло. Зеленых юнцов никто в пламя не допустит, на высоту не загонит. Берегут мальчишек, ответственность за них несут. А как нам тогда хотелось героями стать! Тельняшку рвали на груди, в бой кидались, везде нужно было пробраться, все самим изучить!

— Денис, вы помните всех людей, кого вынесли из огня?

— Конечно. Хорошо запомнился мой первый спасенный мужчина. Пожар случился в первом часу ночи 1 декабря. Мы как раз только закончили подготовку анализа боевых действий за 11 месяцев, и тут, только прошло несколько минут, начался декабрь — и срочный выезд. Сильное задымление в квартире на первом этаже в Первомайском. Нас встретили соседи, сказали, что дверь металлическая, они стучали-звонили — никто не открывает. Мы приставили лестницу к балкону, разбили стекло в двери, надели противогазы, вошли в квартиру. Сразу заметили лежащего человека, вынесли его на балкон: еще живой. Сорвали со стены ковер, на ковре спустили мужчину на землю, пока скорая ехала, оказывали первую помощь. А вот женщину, которую обнаружили в другой комнате, спасти не удалось. Дело в том, что на жизнеспособность людей в такой ситуации влияют разные факторы.

У женщины, по словам врачей, обнаружили заболевание сердечно-сосудистой системы, и это сыграло свою роль. А мужчина был в нетрезвом состоянии, и, как показывает практика, иногда в одной и той же ситуации пьяный человек выживает, а трезвый умирает.

Еще хорошо помню пожар на бульваре Рябикова во время новогодних праздников. Тогда на Синюшиной Горе дежурила и ПС-52 с Ново-Иркутской ТЭЦ. Они прибыли на пару минут раньше и вошли в квартиру. Я подхожу к дверям — они выносят мужчину. Мы с командиром отделения осмотрели его — вроде уже нет признаков жизни, клиническая смерть наступила. Попробовали сделать искусственное дыхание, непрямой массаж сердца — и вдруг появился пульс, прерывистое дыхание. Молодой еще мужчина, лет 30—35 ему. Выжил.

— Спасенные вами люди благодарить не приходили?

— Нет, не приходили. Главное, что они выжили. Нас вообще редко благодарят, больше ругают.

— И за что ругают пожарных?

— Самый распространенный миф — что мы приезжаем без воды. Почему так думают? Время «работы» одной цистерны объемом в 3000 литров при условии использования ствола Б — 10 минут, то есть за 10 минут вода вся выходит. Если мы применяем стволы большего диаметра, расход воды сразу увеличивается, а если еще и не один ствол, а два или три — то за пару минут цистерна в 3000 литров опустошается. Конечно, потом мы задействуем и ближайшие водоисточники, еще по дороге на объект дежурный нам сообщает, где они находятся. Но у людей создается впечатление, что мы приехали без воды. Еще одно заблуждение — пожарные ходят и ничего не делают. Это не так. У каждого пожарного есть своя задача, каждый знает, что должен делать: один прокладывает ствол, другой несет лестницу, третий устанавливает. Тушить пожары — командная работа. Начальник караула докладывает обстановку диспетчеру, координирует действия своих людей. В боевой одежде все на одно лицо, и, если один отошел от машины, а другой подошел, складывается впечатление, что один и тот же человек ходит и ничего не делает. За что нас еще ругают? Все разломали и водой залили. Не заливать мы просто не можем. Применять порошки и пену в жилых помещениях нельзя — вредные они. И не ломать ничего не можем: огонь хитрый — он умеет прятаться, и мы обязаны проверить все места, где он мог затаиться. И тогда не то что сломанные перегородки — вообще ничего не останется.

— Денис, по прошествии многих лет работы вы уже можете сказать, насколько ваши романтические представления о профессии отличаются от суровых будней пожарного?

— Даже еще во время учебы профессия была в некоем ореоле романтики. А вот когда сам прочувствовал все на своей шкуре, когда в горящий дом вошел, когда зимой в минус 40 промок и промерз насквозь — ореол куда-то исчез. Но любить свою работу я не перестал, хоть и не легкая она вовсе. Вот весной-летом — в самый пожароопасный период — у нас бывает выездов за смену в полтора раза больше, чем часов в сутках. Как-то 39 раз выезжали: пожоги травы, сжигание мусора — а там ветерок, то на забор огонь пошел, то на баню, то к соседям. Как правило, на Кайской горе траву каждый год жгут — а там строения старые на курорте «Ангара», людей много. Вот и ездим.

— А не появилось желания сменить профессию?

— Нет, что вы. С годами понимаешь, что ты не просто герой и супермен, что на твоих плечах лежит большая ответственность — за коллег, подчиненных, за их работу и безопасность, за то, чтобы все, кого можно спасти, были спасены.

Метки:
baikalpress_id:  11 183
Загрузка...