В новой ипостаси

Известный в прошлом хоккеист, а ныне наставник команды «Байкал-Энергия» рассказал о тяготах и лишениях тренерской службы

«Как вы относитесь к критике со стороны болельщиков?». Первый вопрос к главному тренеру иркутской хоккейной дружины возник сам собой. Евгений Ерахтин встретил корреспондента «Копейки», сидя за компьютером и просматривая записи, которые оставляют на одном известном интернет-сайте поклонники команды. Некоторые из них в ходе обсуждения часто позволяют себе весьма нелицеприятные высказывания в адрес наставников бело-синих. — Да это нормальное явление. Оно было, есть и будет. Неважно — Ерахтин ты, Иванов или Сидоров. Болельщики довольны только тогда, когда команда выигрывает. И никакие былые заслуги здесь не в счет, — ответил Евгений Владимирович.

Срочно требуются лидеры

— Нынешний сезон — первый в вашей тренерской карьере, проведенный от начала и до конца. Каким он стал в плане становления Евгения Ерахтина как наставника хоккейной дружины? Можно ли сравнить его с предыдущим сезоном, когда вам в пожарном порядке пришлось принять команду после первого же матча чемпионата?

— Главное приобретение — это все-таки тренерский опыт. Идет наращивание информации. Появляется уверенность, возникают новые идеи. Ну а сравнить два сезона невероятно сложно. По моим ощущениям, они были очень разные, как, впрочем, и состав хоккеистов, с которыми пришлось работать.

Основной минус первого сезона заключался в том, что не все ребята поняли нововведения, предложенные новой командой тренеров: не все поняли нашу цель, не все переварили те нагрузки, которые на них легли. В результате очень долго запрягали — и на Кубке не особо блистали, и дебют чемпионата провалили. Самым большим плюсом тогда оказалось присутствие в команде двух лидеров, двух хоккеистов, способных взять игру на себя, — это Насонов и Кадакин. Один отдавал, другой забивал. За счет этого «Байкалу» удалось выйти из крутого пике — после Нового года мы начали побеждать и в финальной пульке выглядели совсем неплохо.

В прошлом межсезонье форсировали подготовку и уже осенью вышли на достаточно высокий уровень. В итоге пробились в полуфинал Кубка страны. Но увы, после подъема неминуемо наступает спад. В такой ситуации необходимо терпеть — играть, что называется, на зубах. Именно в этот момент партнеров должны повести за собой опытные хоккеисты, настоящие лидеры. У нас же, как вы знаете, таковых практически не осталось. И в первую очередь это касается линии созидания. В обороне, по-моему, в нынешнем чемпионате мы выглядели более-менее хорошо...

— Но ведь в начале сезона казалось, что именно атака станет коньком «Байкал-Энергии» в этом чемпионате. Подбор форвардов, согласитесь, совсем неплохой: молодые, амбициозные ребята, которые в большинстве своем очень прилично выглядели в предыдущем сезоне. Что случилось?

— Рисовать общую картину не берусь. По этому поводу еще предстоит большая аналитическая работа. Пройдемся по персоналиям. Женька Яковлев — это нападающий, скажем так, не острый. Говоря легкоатлетическим языком, он не спринтер, а стайер. Это, знаете, как Сергей Домышев раньше играл. Забивал, может, и не очень много — около двух десятков мячей за чемпионат, но стабильно. Андрей Герасимов форвард совсем другого плана. В Краснотурьинске он всегда был на острие атаки. Но парню всего 20 лет, и это был его дебютный год в составе «Байкал-Энергии». Естественно, не сумел в полной мере адаптироваться. Здесь в качестве сравнения хочется привести Евгения Иванушкина, который, перейдя в иркутскую команду, первый сезон тоже отнюдь не блистал. Что было потом, все знают...

Что касается Ромы Мурзина, то здесь, скорее всего, проблемы психологического плана. У него такой склад характера, что каждую неудачу он переживает очень остро, зацикливается на ней, начинает комплексовать. А ведь нападающий Роман очень даже перспективный. Вспомните, как он каждый раз выстреливал, переходя в новый коллектив. В свой актив он вполне может записать и прошлый год в «Байкале»... Сейчас, увы, не сложилось. Будем надеяться, что это временное явление.

Панибратство недопустимо

— А вы вообще тренер жесткий?

— Наверное, нет. Хотя все зависит от ситуации. Иногда приходится стукнуть кулаком по столу, принять непопулярное решение. Я считаю, что тренер не должен быть добрым, а хоккеисты должны его даже немного недолюбливать.

— Но ведь со многими нынешними подопечными вы совсем недавно, как говорится, делили один кусок хоккейного хлеба. Как сейчас изменились взаимоотношения?

— В первую очередь нужно сразу четко определить грань. Да, раньше со многими ребятами у меня были приятельские отношения. Но панибратство закончилось: теперь я тренер — ты игрок. Поначалу было невероятно сложно держать эту дистанцию и мне, и хоккеистам. Это не говорит о том, что я сейчас хожу с высоко поднятой головой и никого вокруг не замечаю. В свободное время мы ходим друг к другу в гости, со многими продолжаем дружить семьями, однако все вольности уходят на второй план, когда дело касается работы... К счастью, все ребята адекватно воспринимают ситуацию и на этой почве никаких конфликтов у нас не возникает.

Кстати, сразу хочу сказать, что все высказанные в Интернете подозрения болельщиков о некоем заговоре против Ерахтина, возникшем якобы по ходу чемпионата, абсолютно беспочвенны. Наоборот, на протяжении всего сезона наш молодой тренерский коллектив всегда ощущал поддержку со стороны игроков.

— Но вы же не будете отрицать, что кризис был? И очень серьезный кризис...

— Самый трудный момент случился после домашней ничьей с «Волгой» (6:6). Хотелось все бросить, уйти от всех. На душе было очень нелегко. Что остановило? Поддержка друзей, близких, игроков, руководителей и учредителей клуба. Звонили Сергей Евгеньевич Лихачев и Сергей Иванович Ломанов. Успокаивали. Говорили, что в тренерской работе такие ситуации происходят постоянно и нельзя опускать руки, нужно стиснув зубы продолжать работать.

«А я жизнь учу не по учебникам...»

— На чем сейчас базируется тренерский опыт Евгения Ерахтина? Ведь, как известно, высшую школу тренеров, как в футболе, в русском хоккее еще не открыли...

— Подобная школа просто жизненно необходима нашему виду спорта. Но ее действительно пока нет. Были слабые попытки организовать в Москве нечто похожее на тренерские курсы, но не сумели собрать необходимое количество народа.

Совершенствовать свое мастерство, таким образом, приходится самостоятельно. Помогает богатый опыт игрока — как-никак в хоккее я уже более двух десятков лет. Пищу для размышления дает общение с ведущими тренерами страны. Ну и литературу, конечно, приходиться почитывать. Учебных пособий, посвященных непосредственно хоккею с мячом, к сожалению, почти нет, поэтому стараемся адаптировать под наши задачи методики, разработанные для других игровых видов спорта. Иногда заглядываю и в свою записную книжку, которую я вел, будучи игроком...

— Кстати, за время карьеры вы тренировались под руководством очень многих тренеров: это Лихачев, Лазицкий, Выборов, Баринов, Лахонин... Чья методика ближе всего?

— Конечно, игрок лучше всего воспринимает работу того наставника, с кем он добился наибольших успехов. В моем случае это Сергей Лихачев. Именно на его тренировках я начал делать свои первые пометки. Впрочем, общение с другими специалистами тоже не прошло незамеченным.

В этой связи нельзя не вспомнить Бориса Баринова. Его опыт сейчас очень пригодился бы нашему молодому тренерскому коллективу. Кстати, после трагической гибели Бориса Федоровича я с разрешения его супруги забрал все записи, которые вел этот тренер. Сейчас они очень помогают в работе. Заглядываю туда, когда становится особенно трудно...

Шведов не будет

— Вопрос, который наверняка интересует многих болельщиков: если вдруг возникнет ситуация, когда и Евгению Ерахтину нужно будет выйти на поле...

— Ни при каких обстоятельствах это уже не случится. Не готов ни психологически, ни физически. Да и зачем? Болельщики помнят того Ерахтина, который, смею надеяться, радовал их игрой. Нет, я слишком дорожу своим именем, чтобы его дискредитировать.

— И все-таки фамилия Ерахтин все чаще появляется в протоколах хоккейных матчей — причем в списке игроков. Речь, конечно, о вашем сыне Никите...

— Не скажу, что он уже дорос до профессионального хоккеиста, но у него есть главное — огромное желание им стать. В 19 лет в нашем виде спорта раскрываются только единицы. У него еще уйма времени. Сразу скажу, в команде он не потому что у него папа тренер. Есть объективная оценка возможностей хоккеиста. У него неплохие задатки. Меня, например, он давно обогнал и по росту, и по другим физическим кондициям...

Кстати, Никите гораздо тяжелее пробивать себе дорогу в большой хоккей, нежели ровесникам. Фамилия приковывает внимание, и его всегда будут сравнивать с Ерахтиным-старшим. Ему необходимо соответствовать определенному уровню. А это, поверьте, серьезный груз.

— Ну и напоследок вопрос, на который вы вряд ли дадите сейчас исчерпывающий ответ. Но не задать его я не могу... Какое пополнение ждет «Байкал-Энергию»? В Интернете что-то болтают о шведах, о возвращении «беглецов» из Хабаровска...

— Фамилии, конечно, пока назвать не могу, но заверяю болельщиков, что переговоры мы ведем только с теми хоккеистами, которые, с одной стороны, смогут усилить наш состав, а с другой — горят желанием играть именно в нашей команде. Скандинавов в «Байкале» однозначно не будет. Были намерения пригласить российского хоккеиста, выступающего в данный момент в Швеции, но пока не вышло. Об игроках же, выставленных на трансфер дальневосточной дружиной, могу сказать лишь, что переговоры ведутся. Более конкретная информация будет обнародована только после подписания контрактов...

Наше досье

Ерахтин Евгений Владимирович. Родился 19 февраля 1966 года в Абакане. Мастер спорта. С 1986-го по 1996 год выступал за «Саяны». Потом — в иркутской команде. Серебряный (1998) и дважды бронзовый (1994, 1999) призер чемпионатов России. Финалист Кубка России (2006). Трижды включался в список 22 лучших игроков (1994, 1999, 2000). В высшей лиге провел 454 матча, забил 132 мяча (в том числе 228 матчей и 71 мяч — в составе «Сибсканы» и «Байкал-Энергии»). С 2006 года — на тренерской работе.

Загрузка...