«Убийцей себя не считаю»

Почти четыре года длилось расследование дорожно-транспортного происшествия, унесшего летом 2005 года жизнь двух усть-илимских подростков. Наконец правосудие поставило в этом деле точку

Весть о том, что в районе пивоваренного завода насмерть разбились молодые ребята, молниеносно разлетелась по городу. Тогда двух приятелей, катавшихся на мотоцикле, сбил КамАЗ. Шестнадцатилетний Анатолий Горохин скончался на месте аварии, его одноклассник Степан Распопов умер по дороге в больницу. Виновник трагедии Николай Сисигин, как выяснилось, не только грубо нарушил правила дорожного движения (не уступил дорогу), но и находился за рулем в алкогольном опьянении. Несмотря на очевидность улик, расследование дела затянулось на несколько лет. Отчасти вина в проволочке лежит на сотрудниках, которые очень плохо провели работу на месте ДТП.

В тот день Сисигин пребывал в глубоком похмелье после дня рождения племянника. Опохмелившись пивом, он сел за руль арендованного грузовика и сделал несколько рейсов от угольного разреза до ТЭЦ. Около десяти часов вечера Сисигин намеревался подремонтировать машину, а потом еще раз съездить на разрез. Следуя мимо пивзавода, он должен был свернуть на ул. Братскую. В это время навстречу по главной дороге двигался мотоцикл «Иж-Юпитер». Водитель КамАЗА обязан был уступить дорогу, однако не убедился в безопасности выполняемого маневра, и самосвал, продолжая движение, вошел в поворот. Лобовое столкновение не оставило мотоциклистам никаких шансов.

Как показывает практика, около 50 процентов всех виновников ДТП со смертельным исходом остаются по большому счету безнаказанными: в основном привлекаются лишь к административной ответственности, в лучшем случае отбывают наказание условно. Вот и в ситуации с Сисигиным до суда дело дошло лишь благодаря колоссальным усилиям потерпевшей стороны. Несколько раз уголовное дело прекращалось за отсутствием состава преступления, возвращалось для производства дополнительного следствия, в УВД города проводились служебные расследования в отношении экспертов-криминалистов и сотрудников ГАИ по поводу ненадлежащего составления первичных документов при осмотре места происшествия и т. д.

 Только обвиняемый с первых дней, похоже, был уверен, что выйдет сухим из воды. Дело дошло до суда лишь спустя два года после случившегося. Сисигин уже и думать забыл о ДТП. Ему даже удалось уйти от административного наказания за управление автомобилем в нетрезвом состоянии: пока писал жалобы на решение мирового судьи, истек срок давности. Повестку в судебное заседание в качестве обвиняемого проигнорировал. Пришлось возбуждать на него розыскное дело. При задержании от дачи показаний отказался и вину не признал.

Таким же образом вел себя и на суде. Может потому, что ему и раньше улыбалась удача. В 1998 году Сисигин уже находился на скамье подсудимых за соучастие в убийстве, но в связи с амнистией был освобожден от тюремного заключения. Есть в его биографии еще одна уголовная статья — злостное уклонение от уплаты алиментов. На этот раз теорию уклонения от ответственности, которой по жизни следовал подсудимый, опроверг Усть-Илимский городской суд в лице федерального судьи Константина Фрейдмана. За совершенное преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 264 УК РФ, Сисигин Н.И., 1957 года рождения, приговорен к четырем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением права управлять транспортным средством на срок в три года. Также суд взыскал с осужденного компенсацию морального вреда в пользу потерпевших — по 150 000 рублей.

Осужденный обжаловал данное решение в областной кассационной инстанции. В жалобе указал, что приговор считает незаконным и несправедливым, мотивируя следующим: «Суд не учел, что я имею 33-летний водительский стаж и виноват лишь в том, что стоял на дороге и парни сами в меня врезались. Я не боюсь тюрьмы или поселения. Да и годы не те, чтобы бояться. Но я хочу, чтобы знали родители погибших ребят и мои близкие, что я не убийца. Помогите снять с меня это клеймо!» Данная жалоба осталась без удовлетворения, и 25 февраля 2009 года приговор вступил в законную силу.

Интервью по поводу

Прокомментировать свое решение по этому уголовному делу мы попросили судью Константина Феликсовича Фрейдмана.

— Как известно, не так часто в судах выносится реальное наказание по данной уголовной статье. С какими сложностями вам пришлось столкнуться?

— Рассмотрение уголовного дела не составляло особых сложностей. Единственное — его сильно заволокитили на предварительном следствии, ведь преступление совершено в июне 2005 года. Следствие почему-то приходило к выводу, что дело может быть закончено реабилитирующим результатом в пользу подозреваемого. Здесь надо отдать должное потерпевшим. Если бы они не поддерживали настойчивую позицию по защите своих интересов, дело, может быть, было бы давно прекращено и находилось бы где-нибудь в архиве милиции. Родители погибших ребят посещали все судебные заседания, в том числе и областные. Сами разыскивали свидетелей и обеспечивали их явку. В большинстве своем, надо сказать, потерпевшие по различным уголовным делам ведут себя пассивно. С одной стороны, опускают руки, оттого что не могут найти правду, а с другой — не хотят лишний раз переживать душевную боль, ворошить психологическую травму. В данном же случае настойчивость потерпевшей стороны была вознаграждена: дело дошло до суда и было рассмотрено по существу.

— Как видно из материалов, за время расследования из органов МВД уволились сотрудники милиции, которые занимались данным уголовным делом. Наверное, не случайно в двухтомном деле появился такой факт?

— Да, следователей за четыре года сменилось немало. Явно хотели спустить ситуацию на тормозах. Органы милиции не очень-то горели желанием разыскать свидетелей, показания которых имели бы решающее значение. Так же непрофессионально велось расследование на первоначальной стадии. По всей вероятности, это и послужило причиной увольнения неопытных следователей. Во время судебного разбирательства определенные ошибки следствия мы смогли восполнить, рассмотрев дело на основе свидетельской базы. Показания очевидцев четко указывают на нарушение водителем Сисигиным правил дорожного движения, следствием чего явилась смерть двух молодых людей.

— Не слишком ли мягкое наказание предусмотрено за данную категорию преступного деяния?

— Соглашусь. Считается, что нарушение водителями правил дорожного движения, повлекшее смерть людей, — преступление неосторожное, и обычно виновники аварии отделываются легким испугом — условным осуждением. Хотя наказание должно преследовать цель социальной справедливости, служить задачам предупреждения и профилактики совершения новых подобных преступлений. В последнее время все же идет тенденция к ужесточению в этой сфере законодательства. Изменения в сторону усиления ответственности в сфере безопасности дорожно-транспортных происшествий внесены недавно как в административное законодательство, так и в уголовное. К примеру, лишиться права управления автомобилем могут не только водители, находящиеся в алкогольном опьянении, но и лица, выехавшие на встречную полосу движения. С марта текущего года ужесточена санкция статьи, по которой осужден Сисигин: до 9 лет лишения свободы. Раньше наказание предусматривало до 7 лет лишения свободы. Введен новый отягчающий квалифицикационный признак — совершение указанного вида преступления в состоянии опьянения. Подобные меры государство вводит неспроста. Статистика свидетельствует о том, что мы больше теряем людей в дорожно-транспортных происшествиях, чем в локальных военных конфликтах. По большому счету сложившееся положение, можно сказать, идет вразрез с демографической политикой в стране. Конечно же, основная причина ДТП — это пьяный водитель, поскольку примерно половина ДТП происходит по вине водителей, находящихся в состоянии опьянения.

— Наверное, дело Сисигина — один из редких примеров реального наказания?

— Пожалуй. За 2008 год Усть-Илимским городским судом было рассмотрено 8 уголовных дел по ч. 2 и ч. 3 ст. 264 УК РФ. Лишь по одному из них было вынесено наказание с реальным лишением свободы. Два дела прекращено, два отправлено на доследование. В текущем году подобных завершенных процессов пока не было. В настоящее время два уголовных дела находятся на стадии рассмотрения. Суд, конечно, исходит из конкретных обстоятельств. В данном случае осужденный не раскаялся, не попытался хоть каким-то образом загладить свою вину перед потерпевшими. Он не признал даже факта нахождения в нетрезвом состоянии, хотя есть показания врача, который его освидетельствовал.

Подтверждение тому — показания приборов и результаты анализов. Тем более что знакомые Сисигина тоже подтвердили на суде, что он часто выпившим садился за руль. Да не какого-то легкового автомобиля — а большегрузной машины. Такое пренебрежительное отношение подсудимого к окружающим, повлекшее две человеческие жертвы, должно было получить соответствующую правовую оценку. И если общественности об этом станет известно, то водители будут знать, что даже при всех своих положительных характеристиках за данное преступление они могут получить реальное наказание. Также стоит напомнить, что в случае любой аварии водитель, независимо от вины, несет ответственность по компенсации морального вреда пострадавшим.

— В вашей практике были подобные дела?

— Были. В конце 2003 года состоялся суд над гражданином А., 1944 года рождения, который на таксующем транспорте сбил молодую женщину на пешеходном переходе напротив магазина «Север». У погибшей остался пятилетний ребенок. Виновник ДТП был осужден на 2,5 года лишения свободы, с лишением водительских прав на три года и выплатой компенсации морального вреда.

— Наверное, виновные водители не считают все-таки себя убийцами. Поэтому соответственно и ведут себя — как в ходе предварительного следствия, так и в зале суда.

— Может быть. Однако нельзя забывать, что любое транспортное средство — это источник повышенной опасности. И я думаю, что для каждой семьи лишение жизни близкого человека, будь то по причине болезни, или совершения умышленного преступления, либо путем ДТП, — горе одинаково непоправимое.

P. S. Казалось бы, в этом деле можно поставить точку, но для семей, потерявших своих сыновей, которые через неделю должны были получить аттестаты зрелости, судебная история не закончилась. В настоящее время Горохины и Распоповы намерены предъявить иск к правоохранительным органам, по вине которых так долго тянулось следствие.

Статистика

* За 2008 год на территории РФ было совершено 218 322 дорожно-транспортных происшествия; из них со смертельным исходом — 29 936; по вине пьяных водителей — 13 611.

* В Иркутской области совершено 4003 ДТП, в которых погибло 654 человек, ранено 4977.

* В Усть-Илимске совершено 1038 ДТП, в которых пострадало 102 человека; из них 8 погибло; 13 аварий произошло по вине нетрезвых водителей.

Метки:
Загрузка...