Компьютер вместо Марьиванны

Дистанционное обучение могло бы решить проблемы образования школьников-инвалидов

Дыр разного размера в российской системе образования не перечесть. В Приангарье одна из самых больших прорех — обучение школьников с ограниченными возможностями. Если ребенок инвалид-колясочник, учеба в обычной школе для него просто невозможна. Непросто будет ему и поступить в высшее учебное заведение. Прекрасную возможность в получении знаний дает дистанционное обучение. Положительных примеров по стране множество — Москва, Кемерово, Красноярск. В Иркутске дистанционное обучение распространено в основном на уровне вузов. Одна из программ для такой учебы написана аспиранткой, не понаслышке знакомой со всеми проблемами инвалидов-колясочников. Говорить о программах для школьников в областном центре пока не приходится. Пионером в этом направлении стал Усольский район: есть преподаватели, разработаны программы. Запуск проекта упирается в деньги. Необходимо примерно 100 000 рублей.

Путь в обычную школу детям-инвалидам ограничен или заказан. Доставка ребенка в школу (социальное такси перестало работать в Иркутске, а в других городах области его просто нет), проемы, лестницы, пороги не пускают коляски. Немаловажен психологический аспект: даже если ребенка примут в коллектив, всегда найдется один человек, способный оскорбить. Такая травма для учащегося на коляске в сотни раз тяжелее, чем для здорового ребенка, способного постоять за себя.

Поэтому дистанционное обучение посредством диалога ученика и учителя через Интернет поможет решить актуальную для этих детей проблему образования. Понятно, что железный ящик никогда не заменит живого общения. Но он поможет ребенку получить знания, найти друзей, пусть посредством форумов и чатов.

Усольские пионеры

Больше года здесь продвигают проект «Дистанционное обучение детей-инвалидов Усольского района» — первый и пока единственный в Иркутской области. В будущем планируется подключить к нему и обучать ребят из других районов области.

— Проект родился по заказу комитета по образованию района, — рассказывает руководитель территориального ресурсного центра информационной и научно-методической поддержки образования Елена Карюк. — Ребята, не посещающие школу по состоянию здоровья, должны учиться и понимать, что могут достойно жить и приносить пользу. Для этого разработаны творческие, исследовательские, практико-ориентированные курсы.

В проекте участвуют 12 детей из семи образовательных учреждений района, с различными диагнозами, в том числе ДЦП, тугоухость, врожденные аномалии органов движения. Одно из условий попадания в программу — проживание в благополучной семье. Дело в том, что аппаратно-программные комплексы передаются на ответственное хранение родителям, и, согласитесь, будет обидно, если мама или папа продаст дорогостоящую технику за пару бутылок катанки. Учителей в проекте больше, чем учеников. Это 13 разработчиков дистанционных курсов, педагоги-кураторы и психолог. У коллектива есть свой классный руководитель — так называемая виртуальная мама. Все педагоги прошли обучение и разработали 12 элективных курсов, которые размещены на специализированном сайте www.do.uoura.ru. Все курсы получили рецензии ИГПУ и сейчас проходят регистрацию авторства.

Теперь о финансовой стороне вопроса. Часть средств на реализацию проекта выделил муниципалитет, зарплату сетевым преподавателям и разработчикам курсов выплачивает область. Интернет-трафик детям-инвалидам планируется оплачивать частично из кармана образовательных учреждений, частично из родительских средств, те и другие согласны.

Замечательно, что у 9 из 12 ребят дома есть компьютеры, один подключен к Интернету. Нужны еще три компьютера, а еще каждому школьнику необходима веб-камера. А это деньги. Только на технику требуется 100 000 рублей (по ценам прошлого года). Один готовый дистанционный курс по предмету школьной программы стоит от 2800 до 5000 рублей. Расходы по подключению домашних компьютеров к Интернету зависят от населенного пункта, наличия домашнего телефона и технических возможностей провайдера.

— По вопросам компьютеризации мы обращались за помощью в министерство образования Иркутской области, к спонсорам, оформляли заявку в американский благотворительный фонд, — делится Елена Карюк. — Пока деньги не выделены... В декабре прошлого года откликнулся один из операторов связи, обещали рассмотреть наш вопрос.

Следующая ступень

Многие подростки с ограниченными физическими возможностями после окончания школы могли и хотели бы учиться дальше. Очная форма им недоступна. Далеко не все образовательные учреждения горят желанием обучать детей-инвалидов. Объяснение то же — нет условий...

— У людей, прикованных к коляске, уровень мотивации занятий на расстоянии высокий, — считает Людмила Рожина. — Но только дистанционно окончить вуз невозможно. Учеба в институте предполагает защиту квалификационной работы, и оценивать ее должна комиссия, поэтому необходимо личное присутствие студента.

Тем не менее дистанционное обучение как одна из форм получения знаний распространено, например, при Иркутском госуниверситете. Работает российский портал открытого образования «Виртуальный университет», на нем более 200 представительств вузов России и стран СНГ. Если вы планируете изучить конкретную дисциплину, то заходите на портал, заключаете договор, оплачиваете обучение и начинаете заниматься. После успешного прохождения курса получаете сертификат государственного образца, который учитывается при приеме на работу.

Сами с усами

Планка условий и требований к специалистам при приеме на работу постоянно повышается. Люди с ограниченной «физикой» делают упор на интеллектуальный багаж, и многие добиваются немалых высот.

Олеся Липчинская — старший преподаватель кафедры английского языка Иркутского государственного лингвистического университета, автор собственного курса дистанционного обучения, который в 2007 году успешно прошел апробацию на базе ИГЛУ. Несмотря на заболевание — детский церебральный паралич — Олеся окончила общеобразовательную школу, затем — лингвистический университет с красным дипломом (заочно). На настойчивую девушку обратили внимание.

— По окончании университета я получила самый большой и желанный подарок в жизни, — рассказывает Олеся. — От руководства вуза поступило предложение о приеме на работу в должности ассистента кафедры английского языка. Я, конечно же, согласилась!

В течение следующих лет иркутянка проверяла контрольные работы студентов-заочников по английскому языку и одновременно продумывала собственную программу дистанционного обучения.

— Работа шла в течение нескольких месяцев, — говорит Олеся. — Сначала я в университете изучила основы проектирования дистанционных курсов, затем руководство предоставило мне специальные компьютерные программы, сотрудники информационного отдела научили в них работать. Когда человек упорно стремится к цели, у него все получается. Получилось и у Олеси — она создала программу для студентов, уже владеющих основами английского языка.

— С ее помощью студенты могут улучшить свои знания в области грамматики, — рассказывает автор курса, — к примеру, разобраться со сложнейшей системой времен английского глагола или потренироваться в употреблении артиклей. Олеся признается: во время работы над курсом в первую очередь думала о людях с ограниченными возможностями. С вопросами обучения иностранному языку в сети Интернет связана и тема ее будущей диссертации. Решение поступить в заочную аспирантуру далось нашей героине нелегко. По словам Олеси, она решилась на этот серьезный шаг благодаря исключительной поддержке родных и коллег, которые безоговорочно верят в нее.

— За испытательный срок на мой курс записалось более десятка студентов первого курса факультета заочного обучения, — делится Олеся. — Среди них была и студентка с ограниченными возможностями, которая очень ответственно выполняла все задания. Английская грамматика непростая, поэтому сложные правила я снабдила подробными объяснениями и доступными примерами, а для закрепления знаний на учебном сайте приготовила несколько тестов, которые необходимо выполнить в режиме реального времени. Общение преподавателя и обучающихся очень важно, поэтому мы все время «вели переговоры» со студентами: решали организационные вопросы, выполняли в чате работу над ошибками. По окончании дистанционного курса каждому из обучавшихся была выставлена итоговая оценка (по пятибалльной системе). Я очень довольна результатами и благодарна людям, которые мне помогли создать этот курс. Сейчас Олеся разрабатывает вторую авторскую программу дистанционного обучения. Она будет посвящена англоязычной лексике, связанной с психологией человека.

***

В 2009 году в национальный проект «Образование» включено новое направление — развитие дистанционного образования детей-инвалидов. Министр образования и науки России Андрей Фурсенко заявил, что на эти цели государство выделяет 1 миллиард рублей. По его словам, средства должны быть направлены в первую очередь на оснащение региональных центров дистанционного обучения детей-инвалидов, на установку необходимого программного и учебно-методического обеспечения, подготовку кадров. В Усольском районе практически все сделали сами. Будем надеяться, что Министерство образования и науки России выделит недостающие средства: 100 000 рублей по сравнению с миллиардом просто крошки от большого пирога.

Метки:
baikalpress_id:  11 069