Под ударной волной

Жители Ангасолки боятся, что однажды могут остаться без крыши над головой

Августовское землетрясение изменило жизнь населения Слюдянского района. Больше всего оно ударило по Култуку, однако пострадали и ближайшие к нему поселки. Жители дома № 2 по улице Заводской поселка Ангасолка с прошлого лета живут в состоянии постоянной тревоги и готовности немедленно покинуть квартиры. Землетрясение, случившееся на Байкале 27 августа 2008 года, раскроило их квартиры и подъезды на части. Даже капитальные стены покрылись трещинами, фундамент повело. Щели со временем только увеличиваются. Основная причина — толчки от взрывов в карьере по добыче щебня. Люди боятся, что дом может сложиться как карточный. Строение уже признали аварийным, но на обстоятельную экспертизу нет денег.

 Чтобы поговорить с соседями, Ольге Красотиной не нужно выходить даже в подъезд — трещина в стене одной из комнат насквозь уходит в другую квартиру. Еще через одну щель на кухне с улицы дует холодный ветер. Несмотря на то что батареи греют хорошо, зимой в квартире было очень холодно, все тепло выдувало через такую «вентиляцию». А у Ольги маленький сын.

В каждой квартире картина похожая — их в трехэтажном двухподъездном доме восемнадцать. В общей сложности в страхе живет 54 человека. Во время землетрясения стены ходили ходуном, падали шкафы, серванты, билась посуда... Когда в 88-м году люди праздновали новоселье, то вряд ли предполагали, что через каких-то два десятка лет будут бояться входить в собственные квартиры. Говорят, этот дом изначально был построен неправильно — на засыпанном болоте. Уже через год фундамент начал отходить, а после землетрясения совсем потрескался. Теперь люди живут как на вулкане — и в переносном, и в прямом смысле. Дело в том, что в поселке находится щебеночный завод.

Каждодневными небольшими взрывами, которые проводят здесь, никого в Ангасолке не удивишь. А два раза в месяц происходят мощные массовые подрывы грунта, и тогда толчки сопоставимы с землетрясением в 5—6 баллов, говорят люди. В большинстве случаев жителей предупреждают о проведении опасных работ, но бывает и по-другому. Не так давно во время планового взрыва народ бежал из своих квартир, думая, что Байкал снова разбушевался.

— После землетрясения мы неделю жили в вагончике возле дома, — рассказывает Татьяна Николаевна Питкевич,— но и вернувшись в квартиру, не перестали бояться. При каждом толчке выскакиваем на улицу в чем есть, да еще с грудным ребенком, потому что стены шатаются. Мы хотим, чтобы специалисты дали гарантию, что в наших квартирах безопасно жить. Смотрим телевизор, видим, что происходит в мире: что-то в Чечне или Абхазии случилось — сразу бегут помогать всей страной. А нам никакой помощи не предлагают.

 Щели по периметру дома жители в свое время заклеили бумажками: если трещины увеличатся, то бумага порвется. Так давно она порвалась.

— Обои все отстали, стены лопнули, потолок провис, отваливается. Где могли — сами все подклеили, подремонтировали. Да мы себе в квартирах ремонта большого и не просим, некоторые уже сделали его. Главное, фундамент укрепить, чтобы дом совсем не развалился, — говорит Галина Геннадьевна Рябова. — Как объявляют массовый взрыв, мы на улицу идем, захватив документы. С нами жили дочь и два внука, теперь боятся здесь оставаться — сняли квартиру в соседнем доме. Так что мы сейчас с мужем вдвоем остались, думаем: придавит, так двоих. И не продашь квартиру, и не поменяешься теперь.

Собственников жилья (в доме не приватизированы только четыре квартиры) уже настроили на то, чтобы они наводили порядок в жилье самостоятельно. При этом квартплата в поселке огромная — за трехкомнатную квартиру стоимость достигает восьми тысяч рублей. Со следующего года квартплату обещают сделать стопроцентной...

За комментарием по данной проблеме мы обратились в администрацию Слюдянского района.

— Для начала необходимо провести полное обследование, — объясняет заведующая отделом капитального строительства Слюдянского района Вера Черноскутова. — Мы не смогли провести экспертизу раньше, потому что искали фирму, которая предложила бы приемлемые условия. Вроде нашли, теперь ждем ответа. Если, скажем, потребуют за работу миллион рублей, самостоятельно мы не сможем это оплатить, будем обращаться в область. Как только определят состояние дома, включим его в программу по сейсмоусилению. Тогда деньги на восстановление дома пойдут в следующей пропорции: 64 процента — из федерального бюджета, по 18 — из областного и муниципального кармана. В этом случае здание можно восстановить довольно быстро.

А пока люди живут в полной неопределенности, считая время от взрыва до взрыва...

Метки:
baikalpress_id:  11 066