Хищные звери — в роли зазывал

Что получается, когда некоторые предприниматели Иркутской области в погоне за клиентами незаконно содержат в неволе опасных диких животных

Смерть тулунчанки

Вопрос о морали сразу же остро встал в новой России с приходом рыночной экономики. Особенно с развитием малого и среднего бизнеса, напрямую связанного с человеком. А это в первую очередь торговля, общественное питание, гостиничное дело, отдых и туризм. Стараясь любыми способами привлечь побольше клиентов, посетителей, отдельные предприниматели стали содержать на территориях своих предприятий в неволе диких зверей, в том числе опасных для людей — волков, рысей, медведей, — не думая о последствиях. Мне уже приходилось рассказывать на страницах «Копейки» про лесных мишек. О том, какие это мощные, агрессивные и совершенно непредсказуемые хищники. Однако бизнесменов подобное не останавливает. Для некоторых из них лозунг «деньги не пахнут» главный, а порой и единственный. Косолапых содержат в клетках без разрешения, без создания им необходимых условий и соблюдения всех мер безопасности. В итоге, случается, люди гибнут от нападения зверей-невольников, получают чудовищные раны.

 В Тулуне три года назад медведь жил в одном придорожном кафе. И всем эта забава нравилась. Хозяин кафе привлекал зверем посетителей, которые буквально валом валили сюда — поглазеть, а заодно поесть-попить. Доходы кафе росли. Хозяин радовался. Пока не произошла трагедия. Мишку содержали в разделенной надвое клетке. Пока он сидел запертым на одной ее половине, женщина, приглядывавшая за диким животным, убиралась в другой. Но в тот злополучный день все пошло не так, как обычно. Дверь, за которой находился хищник, открылась, и он сразу же напал на женщину. Убил ее. Причину ЧП так и не смогли выяснить: то ли медведь сам умудрился засов отодвинуть лапой, то ли тулунчанка забыла дверь запереть.

 Владельца кафе не осудили за допущенную смерть человека, даже административно серьезно не наказали. Он сказал, что это не его медведь, что он вообще ничейный. Ну вроде бы забрел мишка невесть откуда и сам сел в клетку. Разрешения на содержание хищника в неволе на территории общепитовской точки, естественно, не было.

Главный специалист — эксперт Управления Россельхознадзора по Иркутской области, биолог-охотовед Юрий Яковлев — вспоминает, как однажды они с коллегами во время очередной проверки обнаружили медведя под Ангарском в таком же придорожном кафе, что и под Тулуном, где хищник убил женщину. Содержался он и здесь незаконно. Составили протокол, выдали предписание с требованием или убрать зверя, или создать для него нормальные условия и получить разрешение. Но владелец кафе подал иск в суд. Судья, как и в тулунской истории, встал на защиту предпринимателя. Больше всего в этом рассказе Яковлева меня поразила «гуманность» судьи, который руководствовался тем, что, дескать, медведь стал... любимцем ангарчан — они туда любят ездить, многие с детьми.

Девочка и несказочная медведица

 Летом 2008 года на территории ООО «Парк-отель «Бурдугуз», находящегося недалеко от областного центра, на Байкальском тракте, медведица покалечила четырехлетнюю девочку. Об этом сообщали многие СМИ. Прокуратура Иркутского района возбудила дело об административном правонарушении. Служба по охране и использованию животного мира Иркутской области оштрафовала виновных на 75 тыс. рублей, а мать девочки вчинила коммерческой организации иск о возмещении вреда, причиненного здоровью ее дочери, затрат на покупку лекарств (ребенок до сих пор находится на лечении), а также морального ущерба. Недавно, 10 марта 2009 года, в Иркутском районном суде под председательством судьи Марины Шевченко это гражданское дело было рассмотрено. Я позвонил помощнику судьи Людмиле Старшовой, которая сообщила, что вынесено решение взыскать с ООО «Парк-отель «Бурдугуз» в пользу истца более 180 тыс. рублей.

Госинспектор службы по охране и использованию животного мира Иркутской области Павел Минченко рассказал: раньше разрешение на содержание в неволе медведей и других охотничьих видов животных выдавало Управление Россельхознадзора по Иркутской области, а с 1 января 2008 года полномочия переданы их службе.

— Наши специалисты выезжали в ООО «Парк-отель «Бурдугуз», разбирались, что там произошло, почему медведица, находившаяся в клетке, смогла лапой дотянуться до девочки, схватить ее когтями за руку и серьезно покалечить.

Девочка потом долго лежала в больнице. Она приехала в парк-отель с матерью отдохнуть, играла мячом. Мяч неожиданно закатился под клетку, стоявшую над землей. Ребенок, не понимая опасности, воспитанный на сказках о добродушных лесных мишках, потянулся за ним, хотел достать, и медведица ее схватила за руку.

— Через прутья? — уточняю у Минченко.

— Нет, через отверстие над кормушкой. Все произошло очень быстро, никто, в том числе мать, не успел среагировать.

— Как такое вообще стало возможно? Там что — не было вокруг клетки со зверем никакого ограждения?

— Ограждение стояло чисто символическое — заборчик из досок, высотой около метра. Хотя Россельхознадзор, выдавая временное разрешение, предписал установить более прочное металлическое ограждение. Но руководители «Бурдугуза» это требование проигнорировали. Пока не случилась беда. Только тогда они решили установить нужную защиту. В декабре прошлого года мы туда снова ездили, проверяли — сетка была. А вскоре получили письменное уведомление, что 23 января 2009 года осуществлен вынужденный отстрел медведицы. Причину объяснили так: дикий зверь представляет опасность для отдыхающих.

Ну наконец-то уразумели! Неужели, чтобы это понять, нужно было дожидаться чрезвычайного происшествия, потерять деньги и отчасти репутацию?

Отдохнули, называется...

 18 декабря минувшего года по тому же Байкальскому тракту, на 21-м километре, в расположении гостиничного комплекса ООО «Байкал» произошел похожий случай. Группа молодых людей приехала сюда отдохнуть. Место красивое, посетителям предлагают массу услуг. Есть и свой мини-зоопарк, в котором содержалось на тот момент несколько хищных птиц, хорек, соболь, рысь, як, две лисы. И конечно, медведь, куда же без него. Лесной мишка являлся тут, по сути, главным зазывалой, к нему было приковано основное внимание посетителей.

Приехавшие молодые люди не стали исключением. Один из них решил сфотографироваться рядом с косолапым. Легко перемахнул через невысокий деревянный забор, ограждавший (точнее, не ограждавший) клетку с хищником, вплотную подошел к нему. Рассказы очевидцев о том, что сделал парень дальше, разнятся. Одни говорят — он просто встал спиной к клетке, повернулся лицом к объективу фотокамеры, которую держал наготове кто-то из его друзей. Другие утверждают: все было не так. Дескать, молодой человек находился в подпитии и неосмотрительно полез покормить зверя. Следствие эти версии проверяет. Но как бы там ни было — топтыгин дотянулся лапой до человека, схватил его за руку и со всей силой потянул к себе в клетку. Парень отчаянно закричал — от боли, от страха. Поднялся переполох, крик, шум. Прибежала гостиничная охрана. Молодого человека отбили у зверя, но было уже поздно: хищник успел его покалечить — порвал когтями и даже покусал.

 Истекавшего кровью человека срочно увезли в иркутскую городскую клиническую больницу № 3 и без промедления положили на операционный стол. Хирурги сумели руку сохранить, не ампутировали, но дальнейшей жизни парня не позавидуешь. Такие серьезные увечья бесследно не проходят. Заместитель главного врача больницы по травматологии, главный травматолог министерства здравоохранения Иркутской области Вадим Домашевский пояснил мне при личной встрече, что рука у молодого человека будет функционировать процентов на шестьдесят. Обслуживать себя он сможет, но заниматься тяжелым физическим трудом — нет.

— Это, конечно, лучше, чем остаться без руки вообще, — философски рассудил главный травматолог. — Однако качество жизни будет значительно снижено.

— В каком состоянии пострадавшего привезли? Был ли он в сознании?

— Находился в сознании, но в сильном шоке. Поступил к нам с неполным травматическим отрывом правой руки, она висела лишь на сухожилиях и мышцах. У него были переломы обеих костей предплечья с повреждением сосудов и обширные рвано-укушенные раны. Он иркутянин, женат... Перенес в общей сложности четыре операции. Выписался из больницы недавно, пару недель назад. Сейчас продолжает лечение амбулаторно. К нам еще придет, мы должны снять аппараты внешней фиксации, известные в народе больше как аппараты Илизарова.

— Вадим Александрович, что вы думаете по поводу этого случая?

— Думаю, дикие животные, особенно такие опасные, как медведь, не должны находиться на территориях гостиничных комплексов, предприятий отдыха, общественного питания. Им там не место. Звери должны жить в своей естественной среде — в дикой природе. Это мое глубокое убеждение. Но если уж решили содержать медведя в клетке, то необходимо предпринять абсолютно все меры для безопасности людей. А отдыхающим могу посоветовать: не надо устраивать фотосессии с хищниками в неволе и дружить с ними на брудершафт. Для своего же блага.

Подворье сторожил медведь

Сразу же после ЧП в гостиничном комплексе «Байкал» туда прибыли работники милиции, службы по охране и использованию животного мира Иркутской области. Выяснилось, что диких зверей и птиц на территории «Байкала» содержали незаконно.

Павел Минченко:

— На момент проверки на месте оказался антикризисный управляющий, который был назначен на эту должность недавно и ничего вразумительного по поводу мини-зоопарка сказать не мог. Нашли управляющего, он принес временное разрешение Россельхознадзора на содержание диких животных в неволе. Оно было просрочено. Как и в случае с ООО «Парк-отель «Бурдугуз», Россельхознадзор, выдавая «Байкалу» временное разрешение, обязывал эту коммерческую организацию обтянуть клетку с медведем металлической сеткой. Однако сделано это не было. Столь безответственное отношение к безопасности клиентов и посетителей поражает. Руководители гостиничного комплекса вели себя так, будто совершенно не понимали, что, заведя медведя, имеют дело с диким и опасным для людей хищником.

 Служба подготовила документы о привлечении виновных к административной ответственности, наложила штраф. Но вот что интересно: упреждая наказание, менеджеры-управленцы принесли от налоговых органов документ о том, что у них одни убытки, просили взыскать самую маленькую, минимальную сумму штрафа — не более 50 тыс. рублей. Вот такая у наших сегодняшних бизнесменов мораль. Купить целый зверинец могут, деньги нашлись, а 75—100-тысячный штраф им, видите ли, не по карману. Тут, как говорится, и комментировать нечего.

 Я не поленился, поискал ради собственного любопытства в местных СМИ, какую рекламу давали в прошлые годы коммерческие предприятия гостинично-развлекательной, общепитовской отраслей. Прочитал и не удивился. Все, как сговорившись, обещали своим клиентам «высокое качественное обслуживание», «незабываемый отдых». Четырехлетняя девочка и парень, чуть не оставшиеся без рук, свой отдых, разумеется, никогда не забудут. А реклама? Так в России ей давно перестали верить! Но кое-кто все-таки верит.

Удивляют и слишком маленькие суммы, взыскиваемые по решениям наших судов с тех, по чьей вине становятся возможными нападения хищников, содержащихся в неволе, на людей. Но даже и с этими, смешными по международным меркам, суммами предприниматели зачастую не согласны... Однажды я смотрел по одному из центральных телеканалов рассказ о Канаде, о правах и защите ее граждан. Обратил внимание на приведенный в фильме пример: частная канадская компания добровольно, не дожидаясь никаких судов, выплатила молодой женщине 200 тысяч долларов за причиненный физический вред ее здоровью. Куда меньший, чем маленькой иркутянке. Глава компании сказал по этому поводу так: «Репутация нам дороже денег». От наших бизнесменов я подобных заявлений никогда не слышал.

 Слава Богу, российское законодательство содержать медведей в домашних условиях любым нашим гражданам не разрешает. В отличие от юридических лиц. Согласно статье 26 Федерального закона «О животном мире», содержание диких животных в полувольных условиях и искусственно созданной среде обитания допускается только по лицензиям специально уполномоченных государственных органов по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира, среды их обитания. Потому что при этом должны быть обеспечены безопасность людей, гуманное обращение с дикими животными. При соблюдении, разумеется, санитарно-ветеринарных и зоогигиенических требований. Нарушителям грозит административное или уголовное наказание. В домашних условиях обеспечить все требования закона проблематично, практически невозможно. Ну а о каких конкретно диких зверях идет речь, законодатель не разъясняет, не уточняет. Нет и подзаконных актов, регламентирующих этот вопрос. Вот и держат поэтому медведя на личном подворье, а волка — в пустующем птичнике.

 В Чунском районе житель одной из деревень посадил мишку на привязь во дворе и держал его вместо собаки. Зверь бегал по подворью, волоча цепь по натянутому тросу, и пугал своим рыком сельчан. Мужику объяснили, что может быть и хуже, но он отмахнулся.

 Охотники часто, добыв медведицу, забирают медвежат домой. Маленькие мишки растут с детьми поначалу добрыми, смешными и безобидными. Кажется, что они будут такими всегда. Но очень скоро начинаются проблемы. Однажды, рассказали мне, дедушка-охотник подарил внуку медвежонка. А тот, подросши, так рванул мальчишку, что его едва спасли.

 Настало время на региональном уровне упорядочить наконец все вопросы, касающиеся полувольного содержания диких животных. Это право у нас теперь есть, поскольку функции переданы центром на места — в руки областных, краевых и республиканских властей. Пока что такая нормативно-правовая база отсутствует. Специалисты руководствуются в своей работе по-прежнему лишь Законом «О животном мире», Кодексом РФ об административных правонарушениях, Типовыми правилами охоты в РФ и другими федеральными документами, где не все учтено и не все, как я уже сказал, детально прописано.

Из неволи — на волю?

 Хуже всего для дикого зверя — неволя. Для хищника, каковым является медведь, вдвойне. В неволе его поведение становится непредсказуемым. Иной раз зверь просто мстит людям за свое заточение, и малейшая ошибка с их стороны, малейший недосмотр могут иметь роковые последствия. Поэтому, прежде чем посадить хозяина тайги в клетку, даже маленького медвежонка, стоит хорошо подумать о возможных последствиях и целесообразности этого шага. Даже если цель благая.

 Благой целью вроде бы руководствовались и в ЗАО «Иркутскзверопром», когда в 2005 году решили создать на базе своего районного подразделения, ООО «Нижнеудинское», реабилитационный центр для медвежат, оставшихся без мамаш. В дальнейшем их планировалось отпустить в дикую природу. Но что-то с этой затеей не заладилось, а медвежата уже были приобретены, и начатое дело решили не бросать. Центр, так и не став центром, функционировал как обычный биопитомник по содержанию лесных мишек. В ЗАО «Иркутскзверопром» надеялись выросших, взрослых медведей использовать в качестве резерва для охоты.

 В 2006 году в биопитомнике находилось 10 зверей — кстати, в черте города. ООО «Нижнеудинское» предъявляло счета в ЗАО «Иркутскзверопром», их оплачивали. Но в 2007-м не стали этого делать. То ли посчитали подготовку медвежьего сафари делом неперспективным, затратным, то ли из-за нехватки ресурсов. В общем, финансирование прекратилось. Нижнеудинский руководитель понес в итоге большие убытки, а вскоре его уволили. Но земля-то под ООО «Нижнеудинское» принадлежала ему. Тогда бывший директор создал свое собственное коммерческое предприятие ООО «Успех» и занялся заготовкой леса, пушнины, ягод, грибов. Однако продолжал косолапых кормить. Взывал к ЗАО «Иркутскзверопром», писал письма, просил или дать ему средства, или медведей забрать.

 Увы, спор хозяйствующих субъектов закончился ничем, письменного договора на содержание топтыгиных между ними заключено не было. Правление ЗАО «Иркутскзверопром» фактически отказалось от мишек и предложило ООО «Успех» распорядиться ими по своему усмотрению. По информации службы по охране и использованию животного мира Иркутской области, сегодня в ООО «Успех» не осталось ни одного медведя. Вроде бы, со слов гендиректора этого общества с ограниченной ответственностью, их отпустили их в лес. Но я сомневаюсь. Медведь, выросший в неволе, в тайге может не выжить. Более того, он будет представлять реальную угрозу для людей, и это руководителю ООО «Успех» хорошо известно. Скорее всего, был осуществлен вынужденный забой. В самом деле, отпускать таких крупных хищников из клетки в дикую природу чрезвычайно опасно. Приведу в этой связи лишь один пример. Одиннадцать лет назад в микрорайоне Ново-Ленино областного центра мужчина с сыном гуляли в пригородном лесу. Совсем рядом с жилыми домами. Откуда ни возьмись появился медведь, бросился на мужчину и загрыз его насмерть. Мальчик сумел убежать и позвал милицию. Прибывшие на место происшествия стражи порядка застрелили мишку, принялись тщательно его осматривать. Обнаружили на шее сильно вытертый мех от ошейника. Стало ясно, что четвероногий убийца жил где-то в неволе, на привязи, а потом его или отпустили за ненадобностью, или он сам убежал. А поскольку далеко в лес не ушел, корм себе найти не мог, то и решил с голодухи напасть на человека.

В заключение хочу привести слова председателя шелеховского охотколлектива «Байкалснаб» Владимира Бутько:

— Промышляю диких зверей давно. Охотник я азартный, фартовый. На территории Иркутской области в разные годы добывал и волка, и медведя. С медведем надо быть особенно внимательным и осторожным. В неволе, в неприспособленных условиях содержания он может представлять реальную угрозу для людей. Население должно быть информировано об этом. Вот я и информирую.

Михаил Ивкин. Фото автора, из архива службы по охране и использованию животного мира Иркутской области

Метки:
Загрузка...