Студенты с Севера

Будущее выпускников школ Катангского района — не только охота и рыболовство

Далеко на севере Иркутской области, вдоль реки Нижней Тунгуски, среди суровых таежных просторов расположен Катангский район. В районном центре — поселке Ербогачен — всего чуть более двух тысяч человек. Местные жители издавна занимаются старинными промыслами — охотой, рыболовством. Когда молодежи приходит время выбирать профессию, большинство ребят по традиции продолжают дело отцов, тем более что с малых лет они хорошо знают тайгу, умеют держать ружье и вместе со взрослыми ходят на зверя. Правда, не все северяне хотят остаться охотниками на всю жизнь. Есть молодые люди, которые мечтают о другом будущем — об учебе в большом городе. За высшим образованием выпускники школ отправляются в областной центр — от Ербогачена это около двух часов лету. Но иногда судьба забрасывает будущих студентов гораздо дальше Иркутска. Например, в Санкт-Петербург.

Ербогачен

Несколько человек из Катангского района Иркутской области учатся в Санкт-Петербургской полярной академии. Студентка Наталья Нетесова, родом из Ербогачена, сейчас на последнем курсе. Девушка стоит перед выбором — получив диплом, вернуться на родину или остаться в Санкт-Петербурге. — Когда на лодке подъезжаешь к Ербогачену, то первое, что видишь, — большой выступ-яр, и сразу тебя окутывает ощущение чего-то родного, любимого и незаслуженно забытого, — рассказывает Наталья.

В Ербогачене очень доброжелательные люди. В этом районе живут эвенки — у них особый говор, непростой язык. Я изучала эвенкийский язык год, но так и не смогла его освоить. В школах он преподается для желающих. В основном его продолжают изучать эвенкийские дети, хотя они знают родной язык с рождения от родителей. С эвенками мы живем общей компанией, никаких различий нет. Но если меня бросить одну в тайге, я оттуда не выберусь, а у эвенкийских детей есть природное чутье — они могут найти дорогу и пропитание. Раньше эвенки считались кочевым народом: семьи перегоняли стада оленей по тайге, лесам, занимались охотой, рыбалкой. Сегодня многие живут в деревнях, работают, хотя, может быть, осталось несколько кочевых семей.

В Ербогачене есть уникальный Музей им. В.Я.Шишкова — наша гордость. Там очень большой архив, в котором, если покопаться, можно найти информацию столетней давности.

Семья

— Моя мама — педагог начальных классов. В нашей семье три сестры, как в пьесе А.Чехова. Старшая похожа на отца, я — на маму, а младшая на своего папу. Мы дружим с младшей, а старшая нас контролирует. Младшая сестра очень талантлива — с первого класса отличница, учится в музыкальной школе, спортсменка. Сейчас ей 12 лет, а она уже готова поступать в СПбГУ. Это, конечно же, не очень скромно, но у нас вся семья талантлива: я окончила школу с серебряной медалью, старшая сестра получила образование в художественной школе, а сейчас, после окончания в Питере педагогического университета им. А.И.Герцена, работает в администрации нашего района.

Поступление

— Когда я оканчивала школу, встал вопрос о выборе будущей профессии. Мама хотела, чтобы я поступала в Петербург (там уже училась старшая сестра). Мне же хотелось учиться в Иркутске, куда собирались поступать все мои одноклассники, друзья. Все решилось волею случая: как-то мама зашла в нашу местную администрацию по своим делам и вынуждена была ожидать приема. На столике лежал журнал-справочник «Северные просторы», где она наткнулась на интересную статью об образовании для детей Севера. В статье упоминались три петербургских университета — педагогический им. А.И.Герцена, технологический и Полярная академия. Маму заинтересовало именно последнее название: она записала все данные, позвонила и все узнала. Среди иркутских вузов я уже присмотрела университет путей сообщения, государственный университет и академию туризма, но на семейном совете было решено: я еду в Петербург.

Меня интересовала профессия экономиста, так как самым любимым всегда был предмет математика. Экономика меня привлекает и с практической точки зрения: изучать биографии экономистов не так интересно, как работать с графиками, их вариантами и разработкой. Я поступила в Государственную полярную академию на факультет экономики и управления (специальность — «Национальная экономика»), который готовит специалистов для работы в своих регионах.

Конечно же, в городе абитуриенты более подготовлены по общеобразовательным предметам, так как у них свободнее доступ к информации, чем в селах и деревнях. Тем не менее и у нас хорошие школы, где работают сильные педагоги. Кроме того, у нас есть небольшое преимущество: для поступления в некоторые вузы в район приезжает специальная выездная комиссия, устраивается конкурс, устанавливается проходной балл, съезжаются абитуриенты из окрестных деревень. Когда выпускники сами едут в Петербург или Иркутск, им приходится сдавать экзамены на общих основаниях.

В год моего поступления была выездная комиссия из Иркутска, которая имела право отбирать студентов для Государственной полярной академии по договору о целевой подготовке специалистов, заключенному между местной администрацией и вузом. Эта комиссия отбирала абитуриентов из окрестных деревень и результаты отправляла в различные вузы. По проведенным испытаниям я была рекомендована комиссией для поступления в Полярную академию.

Санкт-Петербург

— За неделю до объявления о зачислении в академию мы всей семьей отправились в Петербург, где узнали положительный результат, и меня сразу поселили в общежитие.

Люди Петербурга поразили меня сдержанной интеллигентностью. До этого я очень редко бывала в городе. Летом мы с семьей иногда ездили в Иркутск на две недели. А здесь, в Петербурге, мне пришлось жить одной. Сначала я очень пугалась огромных дорог, могла растеряться посередине улицы. Сестра водила меня за руку, все показывала. Очень хорошо, что наше общежитие находится напротив академии: никуда не надо ездить и можно постепенно адаптироваться к городским условиям. В первый год после шести вечера я не выходила на улицу, в основном читала. С девчонками-второкурсницами, к которым меня подселили в общежитие, мы сразу подружились. В общежитии было весело: ходили друг к другу в гости, много разговаривали, общались, рассказывали о своей родине, узнавали обычаи разных народов. У нас образовалась своя компания, все мы дружим до сих пор, иногда ходим в знаменитый клуб «Метро».

Учеба

— Первый год обучения был основан на школьной программе. Я старалась не пропускать занятий, чтобы не потерять нить. Педагоги в академии очень разные, среди них есть такие, которые оставляют след на всю жизнь. У нас на курсе преподавал Борис Варламович Берсенадзе — он вел теорию вероятности: в первый раз, наверное, я встретила такого интересного математика. На его лекциях я сидела с открытым ртом и много записывала. Этот человек мог легко объяснить очень сложную вещь, сразу все становилось просто и понятно. Еще я полюбила преподавателя истории Наталью Александровну Портнягину. Она учила нас самостоятельно анализировать каждое историческое событие, делать свои выводы.

Я еще не знаю, как определится мой путь после окончания вуза: тема диплома посвящена моему району, и семья очень хочет, чтобы я вернулась в свое родное село. Но я благодарна судьбе за то, что учусь в Санкт-Петербурге, в Полярной академии.

Моя родина — Катанга

Свое имя Катангский район получил от реки Катанги — так раньше называли верховья Нижней Тунгуски. Катанга традиционно являлась охотничье-промысловым районом. На ее долю в 1970—1980-х годах приходилось около 40% добываемого в Приангарье соболя.

Катангский — самый крупный по территории и самый малонаселенный район Иркутской области: всего 15 поселков. В райцентре Ербогачен проживает 2,3 тыс. человек, в селе Подволошино — 560, в селе Преображенка — 490, в селе Непа — 350 человек, в остальных 150, 100 и меньше жителей.

Село Ербогачен за свою историю несколько раз меняло название. Основанное в 1786 году, оно называлось и Ербогомохлем, и Эрбогачом. Сегодняшнее имя села в переводе с эвенкийского означает «лысая гора».

В Ербогачене базируются геологические партии и пушно-заготовительные (соболь, белка, горностай, ондатра) предприятия. Здесь есть Музей писателя В.Я.Шишкова, автора известного романа «Угрюм-река» и эпопеи «Емельян Пугачев». В Ербогаченском музее хранится уникальная план-карта Катанги, выполненная в 1914 году Вячеславом Шишковым. На карту нанесено множество деревень по берегам Нижней Тунгуски, большинства из которых уже не существует.

Сейчас поселок Ербогачен связан регулярным авиасообщением с Иркутском. Однако грунтовую взлетную полосу часто закрывают в дождливую погоду. Телефонная связь с внешним миром неустойчивая.

В катангской тайге можно встретить лося, кабаргу, бурого медведя, росомаху. Много глухарей и рябчиков. Нижняя Тунгуска богата рыбой (сибирский осетр, сиг, таймень).

Метки:
baikalpress_id:  11 000