Мы Тебя Слышим!

Тема нового проекта «Копейки»: общение военнослужащих с родными и близкими, от солдатских треугольников до еженедельных звонков

Кажется, что с того момента как человек открыл закон всемирного тяготения, изобрел паровой двигатель и разложил тела на молекулы, мир стал изменяться с невероятной скоростью. То, что 20 лет назад казалось фантастикой, сегодня обычное дело. Когда-то письмо до Москвы шло несколько месяцев, а сегодня нужны секунды, чтобы получить необходимую информацию. Наша газета совместно с известным оператором сотовой связи продолжает знакомить вас с новыми историями рубрики: ЭТО МТС, или Энциклопедия Теплого Общения. Если у вас в запасе есть истории о том, как в одной семье, одной дружеской компании, одном коллективе узнавали о новостях много или несколько лет назад, и как это происходит сегодня — пишите нам.

Февраль в России традиционно мужской месяц. День защитника Отечества аккурат на конец февраля пришелся. Так уж история распорядилась. Поэтому сегодня нам бы хотелось рассказать о той части мужского населения страны, которая себя к защитникам причисляет и потому праздник считает своим профессиональным. Мы искали истории о том, как много лет назад и совсем недавно находясь на службе далеко от дома, наши мужчины сообщали о себе родным и близким; как любимые девушки в течение двух, а то и более лет общались со своими любимыми. Нам было интересно, отразилась ли «мобильная революция» на современной армии...

Солдатский треугольник: весточка с фронта

 Это было в 1943 году. В Бурятии в небольшой деревне жила с двумя дочерьми молодая женщина. Как все, с утра до ночи работала, недоедала, недосыпала, растила девочек и ждала вестей с фронта от мужа. И вот в конце лета она получила привычный солдатский треугольник, в котором сообщалось, что муж после госпиталя отпущен в краткосрочный отпуск и по осени приедет на несколько дней. Примерно сообщалась и дата. Настолько примерно, насколько это возможно в военное время. И вот близко к указанному сроку Антонина (так звали женщину), оставив младшую дочь на попечение старшей, отправилась за десятки километров на станцию.

Через 40 лет после описываемых событий ее муж во всех подробностях вспоминал этот промозглый осенний день, когда он сошел на перрон из проходившего мимо товарного поезда: «Ночь уже была, дождь лил. На станции темно. Я в будочку-то захожу, а она, милая, комочком на лавочке спит. Так ее жалко стало тогда. Я же и не знал даже, что она на этой лавке уже девятый день спит, меня все ждет». Когда я в детстве слушала эту историю, мне тоже было очень жалко Антонину. Потому что это была моя бабушка, а офицер, спрыгнувший на перрон, соответственно мой дед. И все вроде хорошо закончилось, потому что дед вернулся здоровый, правда, только в конце 1946-го, и еще потому что в августе 1944-го родился мой папа. Но мой детский ум все никак не мог понять, неужели нельзя было точнее сообщить о приезде или позвонить откуда-нибудь, чтобы не нужно было бабушке моей так долго на станции дожидаться. В ответ на мои вопросы дед только улыбался...

«Я служу на границе...»

Тимур Медбаев после пограничного училища отправился служить на границу в Средней Азии. Тогда это была еще граница Советского Союза. «Какие телефоны? У нас застава практически на вершине горы была, в сезон дождей и снега дороги непроходимы. Продукты вертолетом доставляли. Однажды три месяца никто не прилетал. Телефон у командира, конечно, был. Но связь специальная. Офицерам изредка удавалось позвонить, а солдатам — никогда». Когда начинаешь разговаривать с мужчинами, кому сегодня за сорок, о том, как они узнавали о событиях дома, находясь на срочной службе, картина вырисовывается неприглядная. Константин Куликов, сегодня редактор журнала «Капиталист», ушел служить после 1-го курса университета. Вначале, как обычно, сборный пункт на Гончарово, а потом уже Читинская область, Бурятия, Монголия...

— Как же родители узнали, куда вас отправили?

— Только через месяц, когда дошло отправленное мною письмо.

— А позвонить?

— Откуда? Мы в степи стояли. Да я и представить себе не могу, чтобы у меня с собой телефон был. Куда бы я его дел? Только письма.

Современным молодым людям уже трудно представить, что можно вот так месяцами не иметь возможности пообщаться с родными людьми. И хотя ни в одном пункте воинского устава не сказано о том, что пользоваться телефонами в армии нельзя, в военкомате все же предупреждают о том, что средства связи лучше оставить дома. Для кого-то уже это становится серьезным испытанием. Александр Грижелюк — послушный призывник — так и сделал, о чем, наверное, немного сожалеет, потому что теперь приходится одалживать телефон у сослуживцев.

— Саша окончил училище искусств по классу баяна, — рассказывает его мама Марина Владимировна. — Никогда не отличался крепким телосложением, к армии особо не готовился, но вопроса, идти или нет, не было. Он даже перед комиссией специально воды много выпил, чтобы весу прибавилось. Заранее получал в военкомате специальности воинские. Сейчас служит на Дальнем Востоке.

— Часто с сыном общаетесь?

— Раза два в месяц по телефону обязательно. Письма пишет очень обстоятельные, просто художественные. Отдельно мне, бабушке и сестре. Я, конечно, уверена, что у него все хорошо, но все же спокойнее было бы, если могла ему сама звонить или бы он почаще...

Голоса родных поддержат в трудную минуту

Директор филиала ОАО МТС в Иркутской области Геннадий Рыжков — офицер запаса. Что такое армия, знает не понаслышке. О его курсантских годах и офицерских буднях мы разговаривали накануне праздника.

— Я сначала врачом хотел стать или строителем, но романтика воинской службы взяла верх. Ребята из школы поехали в Харьков в военное инженерное училище связи, и я с ними. Родители в Белгороде остались. Это недалеко — мы имели возможность встречаться. Но у нас и со связью не было проблем. В училище было почтовое отделение, там автомат с «пятнашками», и в свободное время можно было позвонить домой. Раз в три-четыре дня звонил. Общались недолго: здравствуй, как дела, все нормально...

— Куда отправились по окончании училища?

— Мы с другом вместе договорились служить, а два места было только на Дальнем Востоке, туда мы и поехали, теперь уже за 7000 км от родного дома.

— И как теперь проходило общение? Письма писали?

— Писал, когда в наряде был. Ночью нельзя спать, вот и писал родителям, одноклассникам. Но я ведь связист, и в моем подчинении был центр дальней связи. Позывной — «Чайка». Я узнал позывной Белгорода, а так как напрямую нельзя было дозвониться, нужно было связываться с Москвой, а там уже на коммутаторе девушка соединяла с Белгородом.

— Геннадий Николаевич, вопрос к вам не как к одному из руководителей крупной сотовой компании, а как к военному человеку. Вы считаете, что солдату нужно иметь возможность быстро связаться с родными в любой момент своей службы?

— Все течет, все изменяется. Сейчас солдат может купить сим-карту и спокойно звонить. А почему он должен быть в изоляции, без голосов близких? Думаю, что, когда солдат имеет возможность слышать родных, это только помогает служить.

— А вам не кажется, что такая возможность расслабляет солдата, отвлекает его от службы?

— В моем случае однажды такое общение с родителями только помогло мне пережить трудный момент в начале курсантской жизни. Я считаю, что, когда есть возможность общения, молодой парень становится сильнее. Где еще мы можем черпать силы? Только в себе и в поддержке любимых и близких.

— Какие же тарифы в таком случае наиболее выгодны для военнослужащих?

— Один из последних — «Суперноль». Если участники диалога абоненты МТС, то звонящий платит 1 рубль за первую минуту разговора, затем до 9 минут можно разговаривать бесплатно. Этого времени достаточно, чтобы убедиться, что с солдатом все в порядке. Можно, конечно, прервать разговор и перезвонить позже на тех же условиях. Или тариф «Говори свободно»: абонентская плата составляет 149 рублей, при этом с абонентами МТС можно разговаривать 100 минут в день.

***

Возможно, кто-то из читателей-мужчин поспорит с нами — дескать, все эти лишние телефонные разговоры ни к чему, солдат есть солдат: служи, терпи, становись мужчиной. Но я абсолютно уверена, что настоящий мужчина, защищая Родину, думает прежде всего о совершенно конкретном городе или маленьком поселке на карте этой Родины, о своем доме и родных людях, которым он может позвонить в свободную от суровых солдатских дел минутку, а в ответ: «Да, любимый, Мы Тебя Слышим. Служи честно!»

Внимание! Нарисуй флажок по данному образцу. При этом масштаб произвольный. Заштрихованные участки раскрась в красный цвет. Из карандаша, соломинки для коктейля, обыкновенного прутика сооруди флагшток. Сфотографируйся с флажком на фоне известного (узнаваемого) места в своем городе или поселке и пришли нам. Авторы лучших фото получат призы от компании МТС. Принимаются снимки любого формата, включая MMS.

Метки:
baikalpress_id:  10 884
Загрузка...