ИВВАИУ: парадоксы с продолжением

Преподаватели ходят на работу, в пустых аудиториях раздаются звонки на пары

Как бы того ни хотели московские генералы, ИВВАИУ еще пока не умерло. Преподаватели все так же ходят на работу, в пустых корпусах раздаются звонки на пары. Инициативная группа, проводившая голодовку, написала письмо генеральному прокурору Юрию Чайке и собирается подавать жалобу в Страсбургский суд на незаконные действия чиновников. Иркутские курсанты уже из Воронежа направили обращение министру обороны Сердюкову, где рассказывают о несоответствии учебного заведения профилю обучения иркутян. Более того, в конце января в ИВВАИУ ходили разговоры о том, что в училище поступила директива о расширении учебного заведения — уже после того как курсантов в срочном порядке перебазировали за тысячи километров.

Работа есть — курсантов нет

Прошло уже больше месяца с тех пор, когда стены ИВВАИУ покинули курсанты. Тем не менее учителя и лаборанты продолжают ходить на работу. Почему? Во-первых, они числятся на работе и, хотя учить уже давно некого, находят себе занятия: приводят в порядок свои методические наработки, некоторые продолжают заниматься научной работой.

Во-вторых, людей все равно тянет сюда как магнитом — хоть еще немного почувствовать себя в родной среде, пообщаться с коллегами, узнать последние новости. «Скоро кружки рукоделия или хорового пения организуем», — горько шутят женщины. Те, кто обеспокоен своей судьбой, частенько заглядывают в отдел кадров и спрашивают: «Ну что новенького?» Обычно сотрудники лишь отрицательно машут головой.

Только однажды, в январе, сообщили, что в начале февраля должна прийти директива из Москвы, в соответствии с которой и решится судьба гражданского персонала: уволят — сократят — реорганизуют. Сотрудники должны будут подписать бумаги, после чего отработать еще два месяца, получить зарплату, расчет и трудовую книжку на руки. Февраль уже заканчивается, а директивы все нет.

Пока людей не уволили, им должны платить зарплату. На фоне кризиса и не вполне ясного будущего они держатся за эту возможность получить деньги от государства. Согласно Трудовому кодексу РФ: «...при невыполнении норм труда (должностных обязанностей) по причинам, не зависящим от работодателя и работника, за работником сохраняется не менее двух третей тарифной ставки/оклада (ч. 3, раздел VI — «Оплата и нормирование труда», глава 21 — «Заработная плата»)».

За январь гражданскому персоналу деньги выплатили, и в полном объеме. Правда, для этого пришлось писать бумаги и доказывать, что люди не лежали дома на диванах. В начале января лаборанты и преподаватели занимались... ремонтом своих кафедр — по устному приказу начальника ИВВАИУ полковника Сергея Салтыкова.

— Второго января начальник попросил нас: «Приедет комиссия решать судьбу училища, вы приведите кафедры в порядок, чтобы они сверкали», — рассказывает одна из преподавателей. — Сотрудники кафедр скинулись из собственного кармана, примерно по 1000 рублей: на краску, шпатлевку; покрасили полы, навели порядок. А когда вывезли курсантов, мы поняли, что все делали напрасно.

Сейчас на кафедрах проводят инвентаризацию, лаборанты сколачивают ящики, чтобы грузить в них оборудование. Готовят к отправке и секретную библиотеку.

Метаморфозы Интернета

Шестого февраля в 10 часов в клубе ИВВАИУ прошла встреча гражданского персонала училища с сотрудником одного из центров занятости города. Люди ожидали конкретной информации о своей судьбе, поэтому многие посчитали эту встречу тратой времени — ведь еще никто никого не уволил. Половина присутствующих покинула собрание. Сотрудник центра занятости не растерялась и рассказала оставшимся, какие документы приносить на биржу труда и как правильно писать резюме.

Интересная деталь: раньше в Интернете существовал официальный сайт ИВВАИУ, его адрес — www.ivaii.irk.ru. Теперь при попытке зайти на него открывается совершенно другая страница: сайт «Работа в Иркутске». Весьма символично.

Во все инстанции, во все колокола

Между тем инициативная группа, проводившая безуспешную голодовку в начале января, продолжает бороться за сохранение иркутского училища. Обращение в военную прокуратуру Иркутского гарнизона оказалось безуспешным: нарушений в действиях должностных лиц, ответственных за передислокацию ИВВАИУ в Воронеж, не обнаружено. Женщины подали заявление в Верховный суд России с просьбой разобраться, не противоречит ли Конституции РФ распоряжение правительства от 24 декабря 2008 года № 1951-р.

Подготовила инициативная группа и заявление генеральному прокурору Юрию Чайке — «об оспаривании неправомерных действий должностного лица», иными словами — о защите чести и достоинства сотрудников ИВВАИУ, оскорбленных высказываниями генерала Шевченко.

Цитата:

«Просим Вас разобраться в заявлениях высокопоставленного должностного лица, высказанных в наш адрес со стороны заместителя Главнокомандующего ВВС по воспитательной работе генерал-лейтенанта Шевченко С.И. Находясь при исполнении служебных обязанностей, он явился 5 января в комнату голодающих женщин, расположенную в клубе военного института, с запахом алкоголя и в неопрятном виде, противоречащем занимаемой должности и званию генерала. Когда голодающие женщины обратились к нему за разъяснениями причин скоропалительных действий, проводимых по переводу учебной, научной и материальной базы, курсантов и военнослужащих ИВВАИУ в воронежский университет, он заявил, что от Новосибирска до Владивостока проживает всего 8% населения, из них 70% — это спившиеся люди. Выйдя из комнаты голодающих, группе поддержки он бросил следующие слова: «Быдло! Вас всех давить надо! Будьте все прокляты!»

Кроме того, инициативная группа готовит обращение и в Страсбургский суд. Сейчас идет активный сбор средств на оплату услуг адвоката, который помог бы правильно оформить необходимые бумаги.

Как изучить самолет на пальцах

Девятого февраля Воронежское высшее военное авиационное инженерное училище получило лицензию на право преподавания тех дисциплин, которые раньше преподавались только в ИВВАИУ. Непонятно, каким образом училище этого добилось: ведь базы как таковой у них нет. Воронеж планирует взять все необходимое в Иркутске — но ведь, по результатам последней проверки, наша база — «прошлый век».

Об отсутствии необходимого оборудования для обучения пишут в своем обращении к министру обороны Сердюкову иркутские курсанты.

Цитата:

«Нам говорили, что в Иркутске учиться больше нельзя, потому что училище находится в аварийном состоянии, а Воронежский университет очень хорошо обустроен и в нем все готово для нашего обучения. На самом деле это не так. В Иркутске питание было не хуже, казармы и общежития были почти такие же, как в Воронеже... Вот уже прошел почти месяц, а занятия в университете почти не проводятся... Преподаватели если приходят на занятия, то проводить их не могут, потому что нет учебных пособий, литературы, оборудования, самолетов. Преподаватели пытаются «на пальцах» научить нас, как устроен самолет, его оборудование, как на нем работать... В Иркутске наоборот — занятия проходили интересно. Мы могли на настоящем самолете работать, в аудиториях стояли самолетные системы, на которых мы выполняли лабораторные работы, практические занятия. Нам говорили, что аудитории в Воронеже все отремонтированные и оснащены всем необходимым оборудованием. На самом деле это не так, аудитории не отремонтированы, обои оторваны, доски треснутые, а оборудования вообще никакого нет. В общем, мы не получаем тех знаний, которые необходимы в дальнейшей службе».

Далее в своем обращении ребята задают Сердюкову вопросы, в частности — дадут ли им дипломы, каким образом они смогут писать и защищать дипломные работы, если в училище отсутствуют необходимые установки для экспериментов (аэродинамические трубы, испытательная станция).

И в заключение курсанты делают вывод, в который верить совсем не хотелось, но суровая правда жизни заставила:

«Получается, что при проведении реформы, направленной на усовершенствование армии, военного образования, получается обратный эффект и страдаем мы, будущее Вооруженных сил. Наши старшие начальники говорят одно, а делают совершенно другое. Мы не верим им. Мы не хотим приходить в войска недоучками. В такой армии пропадает всякое желание служить».

Что ответил министр обороны — мы пока не знаем.

Загрузка...