Лайка охотничья

Известная во многих странах восточно-сибирская лайка у себя на родине, в Приангарье, теряет былую породность и численность

Окончание. Начало в № 2

Мы не Камчатка, где бурые мишки бродят по берегам рек косяками, азартно ловят идущую вверх по течению на нерест рыбу, дерутся и ссорятся друг с другом за удобное место на «рыбалке». Там, на открытых береговых участках, их проще добывать. Все ведь на виду. Да и залегают камчатские хозяева тайги на зимнюю спячку недалеко от рек, их берлоги найти проще.

Восточная Сибирь испокон веков славилась своими охотничьими лайками-медвежатниками. Породу эту с другими собаками, работающими, скажем, по соболю и белке, не скрещивали. И хотя не было тогда охотобществ, как сейчас, не было и кинологов, работа проводилась в строгом соответствии с правилами селекции. На страже этого стояли сами охотники, не допускали вольных вязок собак. Самостоятельно занимались подбором пар, вели грамотную отбраковку. Благодаря таким вот охотникам-патриотам порода восточно-сибирской лайки сохранилась до сих пор.

Я вспоминаю как это делал один из местных охотников в нашей отдаленной деревеньке на юге Тулунского района — там после войны прошло мое детство. В здешних лесах медведи водились повсеместно. Летом их можно было встретить на расстоянии всего 4—5 км от поселения. Однажды мы с матерью косили на зиму сено. Вдруг из густого заболоченного кустарника, буквально на расстоянии 40 метров, выбежал маленький медвежонок и направился в нашу сторону. Тут же раздался громкий рык мамаши-медведицы, и она тоже вышла из чащи. Мне тогда было 14 лет. Страх, конечно, был жуткий. Мы побросали косы, бруски для их заточки и дали деру. Вернулись за инструментом лишь через три дня с соседом-охотником и его ружьем, но косить больше в том месте не стали.

В семье 50-летнего соседа-охотника было два сына — они, как и отец, тоже умели добывать хозяина тайги. Этим же ремеслом занимались, рассказывали, и их дед, прадед. Семья специально разводила для охоты на лесных мишек восточно-сибирских лаек, вязку их делала с такими же собаками из другой таежной деревни — в соседнем Куйтунском районе. Там жил такой же любитель медвежьей охоты.

Добывали, правда, уталайские мужики зимой косолапых совсем не так, как делают это многие нынче. После того как лайки обнаруживали берлогу, охотники поступали очень просто. Находили поблизости старый завалившийся набок пень высотой полтора-два метра, выкапывали из-под снега, а затем заталкивали его в чело (отверстие) берлоги корнями наружу. Медведь хватал лапами пень, тянул в берлогу и закупоривал таким образом отверстие. Выйти наружу уже не мог. Охотники сквозь щели спокойно стреляли прямо в берлогу и убивали ее хозяина. Назывался этот старинный дедовский метод кокорой. Нынче им пользуются редко.

Нужен свой региональный питомник

 В последние год-два появилась слабая надежда, что популяцию высокопородной восточно-сибирской лайки можно восстановить. Пусть и не в прежнем объеме, но хотя бы минимально достаточной для нужд охотничьей отрасли Приангарья. Заместитель начальника службы по охране и использованию животного мира Иркутской области Павел Жовтюк сообщил, что в Законодательном собрании находится сейчас на рассмотрении проект регионального закона «Об охоте», который предусматривает более активное развитие охотничьего собаководства.

— Надо дать сильный и мотивированный импульс подъему этой отрасли, заниматься охотничьим собаководством на профессиональном, а не любительском уровне, — заметил, говоря о проекте закона, Павел Иванович. — Мы должны создать наконец питомник восточно-сибирских лаек, чтобы он мог снабжать охотников хорошим племенным поголовьем. Это, думаю, поднимет и престиж области. У нас ведь когда-то был такой питомник. Располагался он вблизи одной из деревень в Слюдянском районе. Потом, к сожалению, закрылся из-за отсутствия финансирования. В масштабах России тоже вроде бы начинают понимать важность и необходимость более эффективно, профессионально заниматься развитием охотничьего собаководства. По крайней мере в рассматриваемом сейчас в Государственной думе проекте федерального закона «Об охоте» такие меры предусмотрены.

А в Иркутске, как я уже сказал, прошла недавно 2-я Всероссийская монопородная выставка восточно-сибирских лаек, посвященная 50-летию ассоциации Росохотрыболовсоюз. Юбилей этой самой главной и, по существу, единственной общественной федеральной организации, которая объединяет, направляет работу всех охотников-любителей и рыбаков страны, пришелся как раз на нынешний год и во многом способствовал всплеску активной работы региональных охотобществ. Они стали больше проводить соревнований по рыбалке, охотничьим видам спорта, собаководству и т. д. Не стала исключением и Иркутская общественная областная организация охотников и рыболовов (ИООООиР).

Надо сказать, что любителям добычи диких животных в наших лесах в прошлые столетия региональная власть всегда уделяла большое внимание. Так, самым первым обществом сибирских охотников, созданном в 1871 году, руководил по совместительству иркутский губернатор генерал-лейтенант Константин Николаевич Шалашников, а для проведения первой выставки промысловых собак 7—9 августа 1903 года в Иркутске было предоставлено летнее помещение общественного собрания — Интендантский сад. Интерес к выставке был огромный, ее посетило более тысячи человек. Одним из самых активных ее организаторов выступил большой любитель и знаток лаек, участник польского восстания 1863 года, политссыльный Казимир Леопольдович Трэнко.

Что показала выставка

 Прошедшая в сентябре 2008 года в Иркутске 2-я Всероссийская монопородная выставка восточно-сибирских лаек прошла тоже при большом стечении посетителей. Благо площадка стадиона «Динамо» это позволяла. Своих собак привезли на смотрины охотники из многих районов Иркутской области, в том числе из таких отдаленных, как Казачинско-Ленский, Жигаловский, Усть-Удинский. Были, естественно, гости и из других регионов страны. А накануне прошли полевые состязания лаек по подсадному медведю в питомнике «К-9». Они-то как раз и показали, что настоящих спецов по лесным мишкам среди наших охотничьих собак очень и очень мало — всего 3—4 из 34 лаек, принявших участие в этих испытаниях на профпригодность.

Остальные, завидев грозного хозяина тайги, пусть даже и на цепи, пугались, отступали от него подальше, а то и просто убегали. Проводила выставку ИООООиР. Ее председатель Алексей Трубников лично возглавил оргкомитет, а судейская команда работала под руководством одного из самых профессиональных в России экспертов по охотничьим собакам — москвича Виктора Кулакова. Среди самок лучшей признали собаку по кличке Урга, а среди кобелей — лайку Улькан. Их владельцы, иркутские охотники Александр Кулик и Александр Янов, получили ценные призы за своих питомцев.

— Выставка нас обнадежила, она показала более высокий класс представленных собак по сравнению с прошлыми годами. В частности, с 2003-м, когда мы проводили 1-ю Всероссийскую монопородную выставку восточно-сибирских лаек. Сдвиг в лучшую сторону есть. Пусть и не очень большой, но он заметен, — поделился своими впечатлениями Александр Филиппов. — Охотники все отчетливее начинают понимать: без хорошей собаки нет успешной добычи диких животных. Особенно медведя. Поэтому и стремятся улучшить их породность.

— Заместитель начальника службы по охране и использованию животного мира Иркутской области Павел Жовтюк считает, что надо поторопиться с созданием регионального питомника восточно-сибирских лаек.

— Кто же против?! Мы, как крупнейший в Приангарье охотпользователь, в этом кровно заинтересованы. Идею эту руководство ИООООиР вынашивает давно, но все упирается в недостаток финансовых средств. Будем их изыскивать. На базе Иркутской сельхозакадемии организуем курсы по подготовке экспертов-кинологов. Как по восточно-сибирской лайке, так и по другим охотничьим породам. В сельхозакадемии есть для обучения необходимые специалисты. Эти и другие меры намечены нами не в отрыве одна от другой. Они входят в перспективный план ускоренного развития охотничьего собаководства в области, который сейчас разрабатываем.

Метки:
baikalpress_id:  32 641