Уже не дом, еще не тюрьма

Школьные инспекторы и социальные педагоги организовали школьным хулиганам экскурсию в Центр временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей

Основная цель мероприятия — профилактическая. Мальчишки девчонки, которые уже стоят на школьном учете или даже в милиции, должны знать, чем может закончиться праздник непослушания. Условия в центре временного содержания хорошие, и это еще не тюрьма, и даже не колония. Но уже и не дом.

Сбор на экскурсию проходил в отделе по делам несовершеннолетних ОВД Октябрьского района. Автобус, на котором школьники, педагоги и инспектора должны были отправиться в ЦВСНП, немилосердно задерживался. Мальчишки — а их среди экскурсантов было подавляющее большинство — потеряли терпение. У них самый шустрый возраст — 11—14 лет.

Никто из этих ребят не преступал закона, но считается, что они предрасположены к совершению правонарушений. «Дети из неблагополучных семей» — под этими словами мы привыкли понимать оборванных, голодных и грязных детей алкоголиков. Однако понятие гораздо шире. Это дети, которые при вполне благополучных мамах и папах, озабоченных добыванием денег, практически все свое свободное время проводят на улице, прогуливают уроки, не хотят учиться. Между ними и родителями нет взаимопонимания и большой любви. Такие ребята стараются обратить на себя внимание, но по-другому: срывая уроки, доказывая сверстникам кулаками, что они самые крутые, или демонстративно закуривая сигарету в общественном месте.

Вот и на этот раз в томительном ожидании автобуса время от времени слышится нецензурная брань. Миловидная хрупкая молодая девушка тихо и спокойно обрывает ее, и хулиган сразу замолкает.

— Они почему-то меня слушаются, мы находим с ребятами общий язык, — рассказывает социальный педагог школы № 22 Анастасия Парфенова. — Наверное, потому что я молодая и мне легче понять их, чем педагогам пенсионного возраста. Мы собрали на экскурсию прогульщиков, драчунов, курильщиков — проблемных детей, которые стоят на внутришкольном учете.

— Вот, смотри, видишь, та тетка — инспектор! — шепчет один из подростков с видом бывалого посетителя отдела по делам несовершеннолетних своему другу.

— Знаешь, какая строгая? Жесть!

Наконец появляется транспорт. Вместо большого автобуса для почти 30 человек прислали «Газель». Утрамбовавшись как следует, едем в Центр временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей.

ЦВСНП находится за глухими железными воротами. Попадают сюда те, кто совершил правонарушение или преступление, но еще не достиг возраста ответственности за него, или задержанные милицией подростки, кого просто невозможно в течение 3 часов (так положено по закону) передать родителям. Сюда доставляют детей не только из разных уголков Иркутской области, но и из многих городов России. Здесь устанавливают личность ребенка, «пробивают», не находится ли он в розыске. Сейчас в центре пребывает 18 детей.

Центр — это учреждение закрытого типа. Контрольно-пропускной пункт, собака на цепи, дежурный по режиму, отслеживающий на экране компьютера изображение с установленных в здании видеокамер. У всех, кого сюда доставляют, изымают вещи, ценности и даже одежду выдают другую. Здесь ребят моют, стригут, обследуют. Берут официальное объяснение их поведению и обязательно ставят на фотоучет.

— В колонну по трое становись!

Это Людмила Анциферова, заместитель начальника ЦВСНП, встречает экскурсантов. Мальчишки затихают. Ходят, смотрят столовую, комнату творчества, кабинет психологической разгрузки...

— Да ниче вроде тут у них, — выдает один.

— Остаться хочешь? — ехидно толкает его локтем парень постарше.

— Да иди ты!

— Не выполнять режим дня у нас невозможно, — продолжает свой рассказ Людмила Петровна. — Передвигаться по Центру одному ребенку не разрешается, только с воспитателями. В туалет? Тем более! Запрещается ругаться и материться. Слинять с уроков или сорвать занятия здесь просто не получится. Свидания разрешены только с родственниками и только до 6 часов вечера.

Мальчишки слушали рассказ Людмилы Анциферовой, иногда подхихикивали. Но, поднявшись на второй этаж, где непосредственно живут ребята, почему-то оробели и сморщили носы. От предложения зайти в комнату, где воспитанники Центра смотрели телевизор под надзором женщины в милицейской форме, отказались наотрез.

— Телик вон какой большой! — восхитился мальчик с густыми длинными ресницами.

— У меня дома такой же, подумаешь! — ответил ровесник. — Вот у Саньки из нашего класса вообще на полстены — это вещь. А здесь — так, ничего особенного.

— А освежитель воздуха покупать не пробовали? — принюхавшись, спросил Людмилу Петровну один из самых бойких.

— Нет. Нам на него денег не выдают, — серьезно ответила женщина. Притихшие пацаны в конце экскурсии засыпали Людмилу Петровну вопросами: «А почему мы не видели камер, которые у дежурного на компьютере?», «А с друзьями тоже нельзя встречаться? Совсем-совсем?», «А за какие преступления сюда отправляют?»

Увиденное не оставило мальчишек равнодушными. Хоть они и бодрились друг перед другом, и смеялись во время экскурсии, моментами вели себя вызывающе, однако понятно, что это игра на публику. Ясно и то, что посещение Центра, где чистоту и уют перечеркивают прочные решетки, заставило ребят задуматься над своим поведением. Добровольно там остаться никто не захотел.

Метки:
baikalpress_id:  34 996