Германия: туда и обратно

Рассказ иркутской студентки, мечтавшей уехать и пожить в Европе

Продолжение. Начало в № 49, 50, 51, 52 (2008 г.), № 1 (2009 г.)

Она совершено не говорит по-русски, но все понимает

С девятиклассниками из Днепропетровска я пошла на уроки немецкого, и первое же занятие принесло разочарование. Вела курс прекрасная женщина по имени Хайке, она прожила четыре года в Иркутске, о чем потом написала, издала в Германии книгу для путешественников, которая, к слову сказать, пользуется огромным успехом. Преподавательница в совершенстве владеет русским, в ее речи нет даже намека на акцент. Вот эта чудесная женщина, между прочим, будучи беременной четвертым ребенком, согласилась вести уроки немецкого. Но при этом решила провести эксперимент. Она намеренно говорила только на родном языке и делала вид, что не понимает по-русски. Девятиклассники не знали о том, что новоиспеченная учительница прекрасно их понимает, поэтому говорили что хотели и как хотели. Да и уважением к беременной женщине ребята не прониклись. Забегая вперед: когда фокус раскрылся, за соседей по партам было стыдно.

Несмотря на то что ребята учили немецкий с первого класса, уровень языка в целом у них был ниже, чем мой, хотя я учила язык своих предков всего несколько месяцев. Нужно отдать должное преподавательскому таланту Хайке — ей все-таки удалось сделать так, чтобы непоседы запомнили основы и после заговорили по-немецки куда лучше. Пока я продиралась сквозь дебри немецкой грамматики, моя дорогая подруга изучала историю музыки вместе с классом Йонаса, под чутким руководством Кристиана, которого за постоянство в одежде — синий верх, красный низ — мы прозвали Отцом Кристианом.

Поскольку предыдущим летом Надя также два месяца прожила в немецкой семье одна, ходила вместе со своей подругой Анне в школу, то теперь ей было не так сложно слушать лекции по музыке да еще и делать уроки на неродном языке. При возникновении проблем ей на помощь приходил Йонас. Он вообще за время, проведенное у Айнхорнов, стал для нас настоящим старшим братом: помогал во всем, объяснял все, что было непонятно, смотрел в оба прямо как за маленькими, повсюду брал с собой.

Хогвардс? Нет, Тюбинген

 Кроме уроков в школе мы с подругой, закрепившись за украинским классом, посетили множество интересных мест и даже сходили в поход. Особо запомнилась экскурсия в Тюбингенский университет — один из лучших Германии. Огромный замок на горе очень напоминает Хогвардс. Тяжелые резные ворота, внутренний двор с фонтаном, множество потайных уголков и закоулочков. Путь к хранилищу знаний лежит через крутую гору. Однако музей, в который мы больше всего стремились, оказался закрыт: в Германии тоже бывают нерабочие дни. По этому случаю все разбрелись по магазинам, которых кругом в достатке, после чего, как все порядочные немцы, отдыхали на газоне в ожидании поезда. Кстати, в этом городе Эва преподает в местном университете турецкий, на службу ездит два раза в неделю — по вторникам и четвергам: вот она, мечта работающего человека!

Мы с Надеждой еще не раз посещали Тюбинген, не спеша прогуливались по улочкам, обошли кварталы вдоль и поперек. Больше всего нас поразил магазин детских игрушек. Ассортимент просто фантастический, начиная от плюшевого мороженого и деревянной яичницы до серьезных развивающих схем! Но туда мы не пошли т. к. все равно ничего не поняли бы.

В начале поездки нам показалось, что местные школьники учатся практически круглогодично и вообще не уходят на каникулы. Однако позже выяснилось, что суммарно немецкие дети отдыхают больше наших. Промежутки в учебе небольшие, но их много.

Поход: русские идут!

 Вечером накануне выхода нас подготовили практически как космонавтов — на все случаи жизни. Мои кроссовки не выдерживали критики, поэтому мне на время даровали походные ботинки Арона, которые в процессе ходьбы оказались не совсем удобными. Но это мелочи. Нам предложили огромный походный рюкзак с продуктами. Снарядившись окончательно, в 10 часов мы отправились в путь. Вот предупредить о том, что вещи можно отправить на машине, а не тащить все на себе, нас забыли.

Однако трудности нас не отпугнули. Изначально предполагалось, что до места дислокации пять часов ходу, но группу на полпути застал ливень. Ситуация осложнялась тем, что никто не мог точно сказать, сколько времени или хотя бы километров нам идти, через каждый час нам говорили, что осталось еще минут двадцать. Ноша все тяжелела. В результате, выйдя в десять утра, мы добрались до места в семь вечера. У иностранцев принято при ходьбе на дальние расстояния надевать в ботинки шерстяные носки (для того, чтобы не стереть ноги), причем это не зависит от погоды и времени года.

Нас это не спасло: на финише нижние конечности украшали живописные мозоли. К тому времени я была уже такая мокрая и уставшая, что мы вместе с Надеждой и девочкой Томой переоделись в сухое (благо было во что) и улеглись спать, а активные немецкие школьники еще очень долго пели песни под гитару у костра. На следующий день был запланирован сплав в каноэ по речушке. Мы с подругой, выбрав себе в попутчики Кристиана, отправились в путешествие. Мы плыли первыми, тихо, красиво напевая русские песни о морях и океанах, реках и речушках, по пути встречали выдр, уток, гусей и прочую живность. На промежуточном пункте, где нужно было заплатить за прокат лодок, нас встретил турок-паромщик.

Он подтащил нашу лодку к причалу. При резком движении я пропищала: «Мама дорогая!!» Паромщик жутко удивился. Надя объяснила, что «мама дорогая» — то же самое, что «мама миа», только по-русски. После этого турок бегал по пристани и сообщал всем, что он знает, как будет «мама миа» по-русски. Вернувшись в лагерь, мы застали там эскадрилью мамочек, прибывших с кучей всяких вкусностей на помощь детям. После сытного обеда отпрысков развезли на машинах по домам. На родине украинских школьников провожали долго и со слезами.

На заключительный вечер снова прибыла эскадрилья мамочек со сладостями, далее все пели по-английски, по-немецки и даже по-украински. Рано утром (в 4.30) автобус должен был отбыть в дорогу, но и тут Украина подложила немцам кусочек сала (читай — свинью): двое умудрились проспать. Несчастным провожатым (в лице Эвы) пришлось долго уговаривать водителя подождать сонь. Автобус терпеливо ожидал и безнадежно опаздывал, что для Германии равносильно большому ЧП.

Сказка, в которую хочется вернуться

Отдельным пунктом нашего пребывания стал очень старый и красивый город Ульм. Экскурсоводом выступила Ирина Янковски, русская женщина, которая давно живет в Германии. Ирина провела нас по городу, рассказала историю, довела до мюнстера (храма, самого высокого в мире, между прочим) и оставила. Почти все девятиклассники разошлись по магазинам, а мы с Надеждой совершили паломничество наверх — а это 768 ступенек туда и столько же обратно.

Ужасно узкие винтовые лестницы, так что, когда встречаются люди, идущие наверх, и те, которым нужно вниз, проход весьма затруднителен. К физической усталости от лестницы добавляется эффект карусели, отчего начинает кружиться голова... Ближе к вершине окон становится все больше. А ветер соответственно сильнее. На вершине очень узко, безумно красиво и страшно, да еще как подумаешь, что эту башню строили без каких либо математических расчетов, то хочется срочно куда-нибудь спрятаться, хотя куда можно спрятаться на высоте 161 метра?

 Что меня немало удивило, так это то, что в Германии практически везде можно фотографировать — будь это храм или музей. Поэтому под конец поездки я все больше ощущала себя японцем, взирающим на окружающую среду исключительно через объектив.

Однажды «белки» повезли нас в замок Лихтенштайн, в котором жила настоящая принцесса. Но три года назад она, к сожалению, скончалась, и теперь все это великолепие принадлежит некоему барону. Попасть на территорию замка несложно, за определенную сумму это может сделать каждый. Побывать внутри башен сложнее и значительно дороже, мы не пошли, но эффект от этого оказался не менее сильным. Все это средневековое великолепие ассоциировалось с картинками из «Хроники Нарнии» Льюиса.

Продолжение следует.

Метки:
baikalpress_id:  10 706
Загрузка...